STATUS QUO

Директор издательства "Фолио" А. Красовицкий: Украинцы в основном покупают книги, которые стоят меньше 50 грн. (ВИДЕО)

 

Неделю назад в Украине отмечали День работников издательств, полиграфии и книгораспространения. Как живет в нашей стране эта отрасль, могут ли украинские книги конкурировать с российскими и насколько много украинцы читают, рассказал в телепрограмме "STATUS QUO" директор харьковского издательства "Фолио" Александр Красовицкий.

- Александр Витальевич! Какую последнюю книгу вы прочли?

- Норвежского автора детективов Ю. Несбе "Красношейка". Это социальный роман с элементами детектива.

- Вы вообще много читаете?

- В среднем - 4-5 книг в неделю.

- А читаете все, что издаете?

- Это невозможно. Думаю, что вряд ли мне стоит читать компьютерный учебник или книгу "100 лучших блюд в горшочках". Хотя даже если я их не читаю, то обязательно просматриваю.

- По данным статистики, украинцы сейчас далеко не самая читающая нация в отличие от россиян. По-вашему, в чем причина этой проблемы? Что нужно сделать, чтобы чтение книг вошло в моду?

- Я не верю в наличие качественной статистики об Украине. Обычно издательская статистика говорит о количестве книг, издаваемых на душу населения, а проследить, сколько люди читают, очень сложно: нужно заказывать очень серьезное дорогостоящее исследование. Кроме того, в Украине реально продается в 4-5 раз больше книг, чем издается. Кроме того, есть статистика библиотечная. За последние два года в Украине резко возросло число читателей в библиотеках: дело в том, что из-за экономического кризиса у многих людей стало, с одной стороны, больше свободного времени, а с другой - меньше денег на покупку книг. То же самое было в 1999 г., когда после кризиса люди резко пошли в библиотеки.

- А продажи книг возросли или сократились?

- Нынешний кризис привел к тому, что люди стали меньше покупать книги: в начале кризиса на 12-15%, сейчас - на 35-40%.

- В советское время люди читали больше, чем сейчас?

- В советское время читали не намного больше, но намного больше книг издавали. В России сейчас издается 4,2 книжки в год на душу населения, в Украине - чуть меньше единицы, а в Советском Союзе эта цифра была около 7. Но при этом я убежден, что если из российской статистики исключить Москву и Петербург, то в остальной России значительно меньше читают, чем в Украине. Но эти два города - одни из лидеров по чтению в Европе наряду с Лондоном и Парижем.

- Как вы думаете, нужны ли какие-то программы по популяризации чтения?

- Во всем цивилизованном мире, скажем, в развитых европейских странах, существуют программы, аналоги которых действовали в Советском Союзе. Например, общество "Знание" занималось тем, что возило писателей по стране с лекциями, на встречи с читателями. Эта практика распространена и сейчас в значительной части европейских стран. Например, наш автор Андрей Курков около 60 раз в год встречается с читателями в разных странах Европы. Это абсолютно нормальная мировая практика. Украинские издательства иногда проводят туры авторов, если позволяет бюджет. В частности, "Фолио" два-три раза в год устраивает подобные мероприятия. Мы вот обязательно устроим такую поездку по городам Украины харьковскому поэту и писателю Сергею Жадану, когда выйдет его новая книга "Ворошиловград".

- Но эти мероприятия инициируются на уровне издательств. А на уровне государства?

- Никаких программ не существует. Хотя программа пропаганды чтения в Украине несколько раз вносилась в проект госбюджета, но финансирования так и не получила. Эта программа предусматривает поездки авторов по стране, организацию конкурсов читателей в библиотеках для детей и юношества, создание информационных программ о литературе на телевидении и радио. И хотя эту программу несколько раз вносили в проект госбюджета, до фактического финансирования так дело и не дошло.

- Не менее интересно узнать, что именно читают украинцы.

- Такой государственной статистики не существует. Можно сказать, что Украина за последние 4-5 лет очень сильно приблизилась к Европе по статистике чтения: очень большая доля учебной литературы и современной художественной литературы. В кризис к этому добавилась классика.

- А почему в кризис добавилась классика?

- Это логично. Дело в том, что свободное время появилось как раз у тех, кто образован, а раньше не имел возможности перечитать то, чего не читал с детства. А перечитывает классику в основном та категория людей, которая хочет понять логику развития событий. Я могу сказать, что за первое полугодие прошлого года, когда наступил кризис, в Германии было продано до 300 тыс. экземпляров "Капитала" Карла Маркса. Когда я говорил, что мы все ближе и ближе к Европе, то имел в виду, что свежие европейские бестселлеры раньше имели шанс вообще не попасть на этот рынок и стать неизвестными. Уже сегодня издательские технологии позволяют быстро договориться о правах, быстро перевести книги, быстро переиздать. И новинки попадают в продажу очень быстро.

- Насколько велика доля продаж недорогого чтива вроде российских детективов, любовных романов? Это по-прежнему одни из популярных жанров среди читателей?

- Безусловно. Кроме того, тенденции последних двух лет - это муссированные уценки российскими издателями складских остатков и выброс их по символическим ценам на рынок, в том числе и в Украине. Поэтому за счет таких уцененных массовых книг, которые с годами теряют в товарном спросе, фактически возросла доля продаж подобной литературы, появились магазины "Все по 15 гривен". Но я бы сказал, что человек, который не в состоянии купить какую-то книгу, ищет ее в интернете, библиотеке, спрашивает у людей. То есть читать стали больше классику, но покупать - книги, которые стоят до 50 грн.

- Кто является законодателем моды в книгоиздании? Откуда берутся модные авторы, тенденции?

- Книга - это такой вид товара, для которого прямая реклама малоэффективна. Обычно "сарафанное радио" дает больше эффекта, чем прямая реклама: покупая книгу, вы пытаетесь вспомнить, кто о ней говорил. Очень важно для издателя иметь возможность постоянного правильного PR. А правильный PR - это встреча с автором, когда читатель может поговорить с ним и понять, чем интересен этот человек. Например, приезжал в Украину недавно популярный польский писатель Януш Вишневский. Но у нас нет телепрограмм, на которые можно было бы его пригласить. А он бы с удовольствием пришел и выступил перед читателями. Когда, например, Борис Акунин приезжает в Германию, он, безусловно, в эфире на национальных каналах. Благодаря этому большая часть населения узнает об авторе, а потом отправляется в книжные магазины. А далее настолько быстро происходит информационный обмен между странами, что если книга стала бестселлером в одной стране, то она станет бестселлером и в других развитых странах.

Есть национальные особенности, разные типы аудиторий. Конечно, сложнее достучаться с помощью современных средств рекламы до аудитории от 40 до 60 лет. Это люди, меньше покупающие книги. Но как показывает опыт "Клуба семейного досуга", который выпускает каталоги, разработал систему привлечения клиентов, более возрастную аудиторию действительно можно привлечь к покупке книг каждый квартал.

- Как вы принимаете решение, какие именно книги издавать? Чем при этом руководствуетесь - только экономической целесообразностью или другими факторами?

- Большая часть решений интуитивна. Чисто экономических соображений не бывает, кроме случаев, когда мы издаем очередную книгу того же автора, очередную книгу той же серии, и можно что-то предсказать. Но прежде всего - интуиция. В конечном счете, все равно в конце пути есть экономические соображения. Часто бывает, что эти соображения не прямого действия: например, если мы сейчас издадим книгу такого-то автора, а потом он напишет следующую, а потом третью, то на третьей мы заработаем чуть больше, чем на второй, а на первой потеряем, но на третьей это компенсируем.

Намного реже мы думаем: вот мы сейчас напечатаем 3 тыс. экземпляров, если они будут стоить столько-то, они продадутся за такой-то срок и т.д.

Чаще всего цепочка принятия решений очень длинная: слишком много непрямых факторов, которые могут воздействовать на продажу книги.

- Работаете ли вы с молодыми, еще никому не известными авторами?

- Мы дважды проводили Конкурс молодежного городского романа для поиска таких авторов. К сожалению, их немного. С одним таким автором работаем сейчас. Это Артем Чех, который написал уже четыре книги. Мы охотно бы работали с молодыми авторами, если бы они были высокого уровня и их книги нестыдно было бы показать читателю. Кроме того, я уже 8 лет вхожу в состав жюри всеукраинского литературного конкурса "Коронация слова". На конкурс ежегодно приходит более тысячи рукописей. Соответственно, я читаю 20 романов финалистов. В прошлом году книги, которые мне понравились, решением жюри не стали лучшими. Но двух авторов мы для себя нашли. В этом году по результатам конкурса, думаю, мы найдем трех авторов для сотрудничества.

- А много приходит молодых авторов, которые считают себя талантливыми, а потом уходят разочарованными?

- По электронной почте в редакцию приходит много писем с текстами, синопсисами, заявками, с планами рукописей или написанными книгами. К сожалению, мы большую часть рукописей не рассматриваем, потому что у нас есть жанровые ограничения. Мы для себя решили, что не рассматриваем детектив, женский роман, фэнтези, фантастику, детскую литературу. Это основные массовые жанры, в сфере которых активная конкуренция. Таким образом, мы ограничили авторам возможность обращаться к нам.

- Государство как-то поддерживает отрасль издательства и книгопечатания? Льготы, которые действуют в отношении таких предприятий, существенны?

- Сейчас издательства получают от государства льготы на НДС и налог на прибыль. Это, конечно, при условии, что эти деньги мы используем на дальнейшее расширение производства. То есть с заработанных денег издательство практически ничего не платит, кроме обычных начислений на зарплату и местных налогов и сборов. Это, безусловно, серьезная поддержка.

Но лучше бы вместо этих льгот у нас работала стандартная для европейских стран программа поддержки библиотек. В 2009 г. в госбюджете не было предусмотрено средств на закупку книг для библиотечных фондов. Уровень финансирования библиотек, собственно, и привел к тому, что книжный рынок стоит на одной ноге - свободном рынке. "Вторая нога" - в подвешенном состоянии, и применения ей нет. В России же, например, рост книгоиздания после кризиса начала 1990-х годов начался с массированной поддержки государством библиотек, продолжающейся и сейчас.

- У нас вроде бы планировалась программа облсовета по финансированию изданий местных авторов?

- Такая программа действовала два года назад. В прошлом году ее не было, в этом году тоже нет. Два года назад в рамках этой программы было выделено 200 тыс.грн. При этом, например, город Львов два года назад профинансировал книгоиздание местных авторов на 2 млн.грн., в прошлом году - более 1 млн.грн. В этом году маленькая Волынская область выделила на эти цели 1 млн. 400 тыс. грн.

- В России более мощно осуществляется государственная поддержка отрасли издательства и книгопечатания. Скажите, в вопросе качества печати и публикации новинок украинские издательства могут конкурировать с российскими?

- Публикация новинок - это вопрос авторских прав и взаимоотношений с зарубежным издателем. Тут технологии не при чем. Например, последний роман Харуки Мураками издательство "Фолио" выпустило в ноябре 2009 г., а в России он выйдет только в августе 2010 г. В чем-то нам удается их опередить.

А что касается технологической части, то, безусловно, украинская полиграфия практически не переоснащалась с советских времен. Нельзя сказать, что в России полиграфия сделала большой шаг вперед: появилось несколько современных типографий, но основная масса находится в таком же состоянии, как и в Украине. Другое дело, что они хорошо загружены заказами, работают ритмично, и это позволяет думать, что дальше будет обновление. Но при этом есть Беларусь, где государство очень хорошо финансирует и школьные учебники, и библиотеки Министерства культуры, и полиграфию. На сегодня уровень книжных типографий в Беларуси соответствует даже не польскому или чешскому, а немецкому и французскому.

- А нужна ли на нынешнем этапе в литературе цензура?

- Цензура в книгоиздании не нужна. Нужна ответственность издателей перед обществом и серьезный контроль государства в местах продажи книг для того, чтобы книги, которые не предназначены для детей, продавались как во всем мире - в закрытой упаковке. Сейчас в местах продаж книг никакой контроль не осуществляется, потому что он не прописан законодательно. Что касается цензуры: за 20 лет работы нашего издательства мы не имели ни одной проблемы с государством по поводу того, что мы издаем, как мы издаем, на каком языке и какого содержания. Поэтому считаю, что разговоры на тему цензуры немного надуманы.

- Многие родители жалуются, что в детских книгах, например, много насилия и жестокости...

- Это неоднозначный вопрос. Сказки братьев Гримм исключительно жестокие. Если вы родители, то ограничьте своего ребенка от той или иной книги. Хотя в эпоху интернета сложно ограничить даже 10-летнего ребенка от какой-либо литературы. Могу сказать, что у нас вскоре выйдет книга, которая, наверное, не понравится Нацкомиссии по вопросам морали и может еще кому-то. Это будет книга "Аморалка", куда войдут произведения начинающих и известных украинских авторов, тех же Андрея Куркова, Сергея Жадана, Лады Лузиной и др. Они все объединены темой того, о чем не принято писать с точки зрения ряда госчиновников.

- Спрос на такие книги есть?

- Если мы издаем, то, думаю, есть. В частности, мы много лет издаем книги Леся Подеревянского, где есть ненормативная лексика и еще много чего запретного. Это не образец высокого жанра, а юмористическая литература, и так к ней и нужно относиться. Спрос на эти книги есть постоянно.

- Александр Витальевич, у нас довольно высокий уровень политизации общества. Насколько популярны книги политиков?

- Скажу, что книги об украинских политиках и книги, написанные самими политиками, пользуются постоянным спросом. Мы издали очень много книг о политиках, и сейчас готовятся к изданию книги из серии "Знаменитые украинцы". В рамках этой серии уже вышли биографии экс-президента Украины Леонида Кучмы, министра образования Дмитрия Табачника, вице-премьера Сергея Тигипко, депутата Киевского горсовета Виталия Кличко, экс-премьера Юлии Тимошенко. Поскольку мы одни на этом рынке, я надеюсь, что другие издатели еще много лет будут считать, что издание таких книг нерентабельно. Хорошо покупали книги Д.Табачника - восемь книг его вышло. Мы издавали книги киевского мэра Леонида Черновецкого - их покупали и покупают. Также издавали книгу экс-губернатора Харьковщины Евгения Кушнарева "Сто кроків харківською землею".

Если бывший губернатор Арсен Аваков или нынешний председатель Харьковской облгосадминистрации Михаил Добкин напишут когда-нибудь мемуары, то издательство "Фолио" издаст их, если они будут откровенные и интересные. А если это будут "парадные" мемуары, то, наверное, нет.

- Насколько выгодно или невыгодно для вас продавать книги в крупных книжных магазинах? На каких условиях магазины берут книги?

- Тут скорее вопрос, на каких условиях мы готовы поставлять книги магазину. Мы готовы предоставлять магазинам книги на реализацию, если с нами рассчитываются за проданные книги и каждую неделю-две предоставляют отчет о том, сколько было продано наших книг за прошлый период.

- Как строятся отношения издательства и автора? Как определяется размер авторского вознаграждения?

- С каждым автором у нас отдельные условия сотрудничества в зависимости от того, на какой тираж мы рассчитываем и сколько книг этого автора издадим. Но в принципе мировая практика авторского вознаграждения - это от 4-х до 7-8% оптовой цены книги. Предварительно автор получает аванс, который равен 30-40% ожидаемого гонорара.

- Скажите, какая самая успешно продаваемая книга, выпущенная вашим издательством?

- Самыми продаваемыми книгами были "Сто знаменитых загадок истории", "Лучшие блюда в горшочках", "Ландшафтный дизайн", "Персональный компьютер" и "Энциклопедия консервирования". Как видите, среди них нет ни одной художественной книги. Но это нормальная мировая практика, это настоящие бестселлеры, хотя никто и не догадывается, что они бестселлеры.

- Как вы относитесь к тому, что все больше людей скачивают книги из интернета?

- я пока не вижу в этом серьезной угрозы книжному рынку. Когда-нибудь у нас наладится цивилизованная продажа электронных книг, как на Западе. Скачивание книг требует оплаты, но у нас в стране нет действующей системы интрнет-money, платежей. Поэтому сегодня это пиратство, на которое никто не обижается. Но в целом на сегодня это больше реклама для книг.

Автор: ,