STATUS QUO

Захват "Турбоатома" - что это было?

 

Опереточная попытка захвата "Турбоатома" походила на уже ставшее банальным рейдерство. Но так ли все просто? Какие цели ставили организаторы заведомо провального захвата? Достигли ли они своих целей и какие последствия будет иметь попытка сместить руководителя завода? Возможно, само существование турбостроения в Украине находится под угрозой, причем самой серьезной за все время существования отрасли.


 

Версия, изложенная ниже, родилась при попытке автора ответить на вопрос: "Зачем?". Зачем нужно было устраивать акцию, которая с легкостью разбилась о встречное решение суда, восстанавливающее в правах и.о. директора "Турбоатома" Виктора Субботина? Зачем нужно было проводить акцию именно таким способом? Версия, родившаяся из попыток ответить на эти вопросы, носит несколько умозрительный характер, так как при анализе ситуации других источников, кроме публикаций в прессе, у автора не было. Тем не менее, с любезного разрешения агентства "SQ", автор решился на эту публикацию, т.к. даже если рассматриваемая ниже версия верна хотя бы отчасти, то "Турбоатом", флагман турбостроения Украины, находится в серьезной опасности.

 

Если вам нужны международные перевозки грузов мы перевезем ваш груз

Итак, 21 мая была предпринята попытка захвата "Турбоатома". По словам В.Субботина, группу неизвестных на двух автомобилях ввез бывший и.о. гендиректора "Турбоатома" Евгений Белинский. Проникшие на территорию завода люди блокировали входы и выходы в административном корпусе, угрожали сотрудникам, проникли в приемную руководства.

 

Попытка силового захвата завода связана с принятым 18 мая решением Хозяйственного суда г.Киева по иску ООО "Компания по управлению активами "Сварог Эссет Менеджмент". Эта компания опротестовывала увольнение Е.Белинского и назначение В.Субботина. Суд принял решение временно запретить выполнение В.Субботиным функций и.о. гендиректора, но не возобновил их исполнение Е.Белинским. По словам В.Субботина, компания-истец - из структуры российского бизнесмена Константина Григоришина. В собственности одной из близких к нему компаний находится около 14% акций "Турбоатома".

 

Харьков стал свидетелем беспрецедентной рейдерской атаки на промышленный гигант, имеющий важнейшее стратегическое значение для всей Украины. Атака была успешно отбита. Хозяйственный суда г.Киева отменил ограничение полномочий и.о. гендиректора ОАО "Турбоатом" Виктора Субботина, введенное по решению суда 18 мая. С 22 мая В.Субботин в полном объеме выполняет функции руководителя завода. Кроме того, Фонд госимущества Украины 23 мая подал кассационную жалобу в Хозяйственный суд г.Киева, которой оспаривает определение суда от 18 мая, ограничивающее полномочия и.о. гендиректора "Турбоатома" В.Субботина. Тем самым ФГИУ отстаивает законность своего приказа от 24 апреля 2007 г. об увольнении и.о. гендиректора завода Е.Белинского и назначении В.Субботина.

 

После попытки рейдерской атаки на "Турбоатом" два крупных чиновника сделали заявления, однозначно определяющие отношение власти к произошедшему. Председатель подкомитета Верховной Рады по вопросам ядерной политики и безопасности Владимир Бронников заявил, что какие бы действия ни предпринимались частными акционерами ОАО "Турбоатом", они не будут иметь большого влияния на дальнейшее развитие предприятия, которое должно войти в состав концерна "Укратомпром".

 

Со своей стороны председатель Фонда государственного имущества Валентина Семенюк заявила, что ФГИ намерен до середины июня провести проверку финансовой деятельности ОАО "Турбоатом". По ее словам, это решение вызвано тем, что "есть претензии к предыдущему руководителю". Таким образом, ФГИ устами своего руководителя совершенно ясно дал понять: что бы ни произошло, Е.Белинскому больше не руководить.

 

Но вернемся к событиям 21 мая. При оценке ситуации сразу после произошедшего доминировало слово "беспредел", но по прошествии времени на ум приходит другое слово - "глупость". Неужели люди, планирующие такую акцию, всерьез рассчитывали на то, что решение районного суда может напугать Виктора Субботина, Фонд госимущества, Минпромполитики и другие заинтересованные в назначении Субботина ведомства?

 

Абсурдность происходящего усугубилась присутствием молодых людей сомнительного вида. Некоторые из них были ранее судимы. Поддерживать судебное решение эти граждане прибыли экипированными как на разборку начала 90-х - вооруженные нунчаками и ножами.

 

Руководил этим "мероприятием" бывший и.о. директора завода Е.Белинский. Стояло за "мероприятием" ООО "Компания по управлению активами "Сварог Эссет Менеджмент", принадлежащая Константину Григоришину, российскому олигарху. Диспозиция понятна. Непонятна мотивация. С мотивацией "граждан с ножами" все понятно: их задача - создавать массовку. Белинский массовкой руководил. А вот зачем это все Григоришину?

 

Виды у Григоришина на "Турбоатом" были. Но государство Украина проявило редкую для себя рассудительность, по меткому выражению газеты "Коммерсант" "спрятав "Турбоатом" от Константина Григоришина, включив его в состав концерна "Укратомпром". В результате всех перипетий государство по-прежнему контролирует более 75% акций завода. Приватизация в ближайшее время заводу не грозит. Получить над ним контроль Григоришин может только тогда, когда сможет с полным правом заявить "Государство - это я". При всем уважении к миллиардам российских олигархов такое вряд ли возможно. Тогда зачем?

 

Разобраться в ситуации поможет оценка последствий этого "захвата". На первый взгляд, все осталось как было. Но только на первый взгляд. Главный итог - легитимность Виктора Субботина подвергнута сомнению. Любой местный бизнесмен, знакомый с практикой разрешения корпоративных конфликтов и работой наших судов, отмахнется от подобного решения суда как от назойливой мухи, "прихлопнув" его встречным иском, что, собственно говоря, и произошло.

 

Но то, что не является проблемой для коммерсантов наших, может стать проблемой для иностранцев. Кто будет вести переговоры с человеком, чья легитимность подвергается сомнению на родине? Вряд ли зарубежный заказчик станет разбираться в тонкостях украинского законодательства и задаваться вопросом: кто победит в споре о законности назначения руководителя завода - Фонд госимущества Украины или районный суд города Харькова? Особенно, если продукцию, предлагаемую проблемным "Турбоатомом", предлагают и конкуренты, подобных проблем не имеющие. Ответ на вопрос "Кому выгодно?" находится сам собой. Российский "Атомпром" и "Укратомпром" работают на одном рынке.

 

Например, оба "атомных гиганта" возлагают надежды на контракты с Индией - контракты, которые в перспективе смогут принести сотни миллионов в бюджет, загрузить производственные мощности, обновить оборудование, создать рабочие места. Индия - ключевой рынок сбыта продукции "Турбоатома", на страну приходится около 30% экспортных поставок предприятия. Второй по значимости после индийского рынок сбыта продукции "Турбоатома" – Россия: на нее также приходится 30% продаж завода за рубежом. Атомные электростанции России на 98% оснащены оборудованием "Турбоатома". Но это - последствия общего экономического пространства СССР. Зачем россиянам отдавать производство стратегически важного оборудования в чужие руки, когда создается собственный концерн, который призван объединить все предприятия гражданской части атомной отрасли России?

 

О том, что "Турбоатом" является конкурентом россиянам в своем интервью говорил и Субботин: "Мы ведем речь о том, чтобы "Турбоатом" получил доступ на российской рынок по производству тихоходных турбин. Конечно, нас там не ждут с распростертыми объятиями, у них есть свой ленинградский завод, они с "Альстомом" приняли решение создать СП по производству турбин, аналогичных нашим. Но у нас все равно есть серьезные возможности получить заказы на российском рынке".

 

Кстати, небольшой штрих из этого же интервью, характеризующий степень надежности российских акционеров "Турбоатома" (важно - интервью было взято 19 мая, накануне попытки захвата). Вопрос: "Кто миноритарные акционеры и не будут ли они оказывать сопротивление планам по вхождению в концерн?"
Ответ: "Не думаю. 14% акций принадлежит структуре, аффилированной со структурой российского бизнесмена Константина Григоришина. Эта компания работает на российском рынке по определенным заказам, "Турбоатом" выполняет эти заказы. Они никогда не мешали планам завода и, думаю, не будут, так как у них есть интерес по этим заказам".

 

"Интерес по заказам", на котором строил свою уверенность в надежности российских акционеров Субботин, не перевесил. Через два дня Григоришин нанес удар по заводу.

 

Выглядит вполне логичным, что при невозможности поставить запятую после первого слова в предложении "купить нельзя развалить" российская сторона ставит запятую после слова второго. И делает это руками Григоришина.

 

Григоришина привыкли воспринимать как самостоятельного игрока. Ярлык "олигарх" как бы ставит его вне российского политического истеблишмента. Так может быть в Украине. Журналисты на Украине еще могут гадать, на кого сделает ставку Таратута или Коломойский на выборах. Но специфика России в том, что российский олигарх, независимый от Кремля, обычно добавляет к своему званию характеристику "опальный" и меняет место прописки либо на дальнее зарубежье, либо на лагерный барак, затерянный на российских просторах. Если принять во внимание тот факт, что Григоришин не является самостоятельным игроком, а является инструментом целенаправленной политики Кремля, то все становится на свои места.

 

В пользу версии "российского следа" говорит еще один фактор. Этот фактор носит фамилию Белинский. Именно он руководил "захватом", именно его восстановлением в должности так озабочен российский акционер - "Сварог Эссет Менеджмент". В своем первом развернутом интервью Виктор Субботин озвучил некоторые цифры, характеризующие деятельность Белинского на посту руководителя "Турбоатома": "12 мая 2006 г. Бугаец передал дела Евгению Белинскому. На тот момент состояние дебиторской задолженности (то, что должны заводу) - 146 млн.грн., кредиторской (то, что должен завод) - 153 млн.грн. Примерно одинаково. На 1 мая этого года дебиторка - 133 млн.грн., кредиторка - 204 млн.грн. Готовая продукция на складах завода (то, что произведено, но не реализовано): год назад - на 129 млн.грн., на 1 мая этого года - на 233 млн.грн. В результате сложившегося положения дел на предприятии практически "вымыты" оборотные средства, не хватает денег на текущую деятельность, выплату заработной платы, уплату налогов, закупку сырья и материалов". Лет 70 назад такое "руководство" называлось очень точным словом – "саботаж". Если бы предприятием и в дальнейшем руководил Белинский, "Турбоатом" рано или поздно обанкротился бы. Через год или два конкурент россиян рухнул бы под грузом внутренних проблем.

 

Опереточный "захват" "Турбоатома" преследовал вполне конкретную цель - подвергнуть сомнению легитимность назначения Субботина. Эта цель была достигнута. Более того, российские СМИ, похоже, начали кампанию по дискредитации Субботина. Публикация на сайте РБК является блестящим образцом черного пиара и, очевидно, "первой ласточкой". Наверняка, мы станем свидетелями масштабной пиар-кампании, призванной не только дискредитировать Субботина, но и продемонстрировать зарубежным и российским заказчикам, что "Турбоатом" - не партнер".

 

Если версия, изложенная выше, является верной, то в дальнейшем наверняка последуют акции, призванные дестабилизировать работу завода. Причем акциям этим вовсе необязательно быть хоть сколько-нибудь конструктивными. Главное продемонстрировать - "на "Турбоатоме" происходит что-то нездоровое". Когда речь идет о контрактах, измеряемых десятками миллионов долларов, причем контрактах, связанных с энергетикой, т.е. стратегически-важных для заказчиков, скандальная репутация потенциального подрядчика снижает его шансы получить кусок от энергетического пирога.

 

Напоследок стоит упомянуть о том, что, кроме 14% акций "Турбоатома", у российской стороны есть еще один "козырь в рукаве". Анатолий Головко, министр промышленной политики, до назначения министром был советником компании "Энергетический стандарт", которая является флагманской структурой Константина Григоришина. На страницах газеты "Коммерсант Украина" было опубликовано мнение члена комитета по промышленной политике Верховной Рады Сергея Матвиенкова о том, что "Энергетический стандарт" действует по согласию с министром промышленной политики Анатолием Головко, который настаивает на включении "Турбоатома" в подотчетный его министерству холдинг "Укрэнергомаш". "Сейчас внутри правительства имеет место противостояние между главами Минтопэнерго Юрием Бойко и "Энергоатома" Андреем Деркачом с одной стороны, которые считают необходимым включить "Турбоатом" в состав корпорации "Укратомпром", и Анатолием Головко с другой". Далее Матвиенков заявил о том, что "Головко нужно создать скандал вокруг предприятия, чтобы сказать, что акционеры не согласны включить его в "Укратомпром". И "Энергетический стандарт" ему в этом помогает".

 

В Кабмине связка "Бойко – Деркач" неизмеримо весомее, чем Головко. Но ведь сумел же Григоришин посадить в министерское кресло "своего" человека. И человек этот, несмотря на конфликт с "тяжеловесами" Бойко и Деркачом, в своем кресле остается. Так что Головко, пока занимающий в конфликте вокруг "Турбоатома" пассивную позицию, еще может сыграть свою роль.

 

Насколько успешным директором завода окажется Виктор Субботин, покажет время. Важно другое: ситуация складывается таким образом, что Субботин становится ключевой фигурой в конфликте российских и украинских турбостроителей. В этом конфликте, как в котле, будут вариться экономика, политика, геополитика, интересы олигархов и политических групп Украины и России. Субботин, ранее никогда не отличавшийся особой публичностью и не имевший повода заявить о себе как о политике государственного уровня, будет вынужден вести игру на несколько уровней выше, чем управление областной организацией СПУ. От того, насколько Субботин сможет справиться с ситуацией, сложившейся вокруг "Турбоатома", во многом будет зависеть быть или не быть турбостроению в Украине.