STATUS QUO

БОРИС ОБОЗНЫЙ: "МЫ ВСЕ ПЕРЕД БОГОМ РАВНЫ, НЫНЕШНИЕ ВРЕМЕНА ПРОСТО ВЫСВЕТИЛИ, КТО ЕСТЬ КТО НА САМОМ ДЕЛЕ"

. Photo- Борис Александрович, в Вашем общении с людьми просматривается мягкость. Эти черты не мешают Вам руководить таким крупным районом, тем более в наше прагматичное время? - Видите ли, оптимальный стиль руководства меняется в зависимости от ситуации и поэтому "ситуационный подход" считаю наиболее приемлемым. В ситуациях, требующих немедленных временных решений, адекватных остроте и иногда прагматизма приходится прибегать к автократической методике управления. Ликвидация аварии на ЧАЭС, где мне довелось принимать участие, подтверждает этот постулат. Острые ситуации районного масштаба заставляют мобилизовать себя и людей, которые зачастую подчинены разным ведомствам, впервые работают вместе, обладают индивидуальными чертами характера, порой противоречивы, а их усилия необходимо направить на достижение общие целей. Поэтому приходится всегда быть готовым к переоценке суждений и, если необходимо, соответствующему изменению стиля руководства. С другой стороны, как остаться уравновешенным, когда теряешь друзей, коллег, близких людей, когда видишь чью-то беду? К счастью, жизнь дарит и переживания иного рода. Недавно, к примеру, нам удалось обеспечить специальными аппаратами детей, лишенных слуха. Поверьте, очень тяжело сдержать эмоции на подобных мероприятиях. Специфика органов местного самоуправления и состоит в том, что их деятельность ориентирована на человека, на максимальное удовлетворение его нужд и потребностей. Поэтому у нас нет понятия "прошедшее время". Район сильно разбросан. Иногда очень непросто добраться в райисполком, к примеру, с Сортировки, да еще пожилому человеку. Мы должны его принять, независимо от времени и загруженности. Принимаю всех и всегда, к этому обязываю и своих подчиненных, да они в абсолютном большинстве это прекрасно понимают. В нашей работе главное - ориентация на человека, поиск пути разрешения его проблем. Поэтому принципиально важно положительно настроить сотрудников, чтобы они относились к посетителям добродушно. Это иногда непросто. Но важно понять человека, который пришел с болью, нужно видеть в нем не жалобщика, а искренне выслушать его, разделить его невзгоды. Иногда этого бывает достаточно. Все мы, ощущая моральную поддержку, легче справляемся с проблемами. Я не переношу чванства и зазнайства. Понимаете, ведь мы перед Богом все равны. Интеллект и личные качества определяются не должностью и статусами. Нельзя себя переоценивать. Почему многие люди, лишь переступив порог властных структур, сразу же отгораживаются от других каким-то занавесом отчужденности? Я работал вторым секретарем райкома партии, на эту работу пришел с должности директора завода. Руководил отделом, но не позволял своим подчиненным, чтобы они повышали тон на руководителей предприятий. Да, можно быть требовательным, но, не переходя дозволенное. Нужно побывать в шкуре директора, чтобы понять, что не всегда все зависит от него. Это не значит, что нужно быть слюнтяем и проявлять "ложный либерализм". Нужно требовать, если допущены ошибки, спрашивать жестко, но не допускать наказания безвинных людей, что, к сожалению, случается. - Но сейчас времена прагматичные и жесткие. Почему-то всем не до сантиментов. - Сейчас тем более - новые руководители предприятий, новая система взаимоотношений между властными структурами и хозяйствующими субъектами. Сейчас наше влияние на них минимальное. Они вполне могут занять фискальную позицию. Приходят новые руководители, с принципиально другим образом мыслей и деятельности. Мы стараемся поддерживать нормальные деловые и человеческие отношения. Тогда и нам идут навстречу. - А действительно, изменилась система власти. Хозяйствующие субъекты платят налоги, какие еще могут быть отношения? - В условиях дефицита бюджетного финансирования с одной стороны и крайне широкого спектра острых вопросов - с другой, нам приходится обращаться за помощью к руководителям предприятий и организаций, расположенных на территории района. Радует, что руководители большинства предприятий не временщики. Они пришли всерьез и надолго. Мы стараемся убедить их, чтобы они были патриотами района. Во взаимоотношениях с руководителями любого ранга, в самых сложных ситуациях необходимо быть крайне интеллигентным человеком. Интересы дела никогда и ни при каких условиях не должны пересекаться с личными. Я чувствую себя в этом отношении спокойно и уверенно. Все отлично знают, что решать вопросы со мной можно исключительно на законных основаниях. И если я о чем-то прошу, то все это в интересах дела, в конечном итоге - в интересах нуждающихся людей. Ведь кто, как не работники районного совета и исполкома знают о нуждах и бедах наших жителей? Были случаи, когда я брал с собой руководителей и бизнесменов, выезжал на места по жалобам. А после таких визитов о помощи и просить не надо было. И отрадно, что люди помогают искренне, и еще более отрадно, что именно обездоленные могут получить дополнительную, так необходимую им помощь, внимание, теплоту, заботу. А это порой важнее любых материальных благ. Поэтому стараюсь всегда быть объективным при решении проблем, с которыми ко мне обращаются. - Но существуют же определенные правила игры в городе, да, и во всей стране. Вернее, это игра без особых правил, по принципу ты мне - я тебе… - Стараюсь быть объективным при решении всех проблем. Моя задача - помочь каждому. Как правило, к председателю райисполкома никогда не приходят с хорошим. Ну, зачем я нужен, если у вас все нормально? Если ко мне идут люди, значит, им нужна моя помощь, они во мне нуждаются. Мой принцип такой: если можно отказать в положительном решении, и это будет законно, и можно оказать помощь, и это тоже будет законно, надо оказать помощь. Но при этом руки должны быть абсолютно чистыми и тогда не стыдно будет ни перед кем, а членам семьи никогда не придется опускать глаза. - Но сейчас каждый считает копейки и вправе сказать: я помогаю району, а мне с этого что? - Мы так вопрос не ставим. Когда речь заходит о необходимости решить ту или иную проблему предприятия или предпринимателя, мы ни с чем это не связываем, ни с былыми заслугами, ни с нынешними, ни с тем, какую он сейчас внесет лепту в развитие района. Если это в наших силах, решаем проблему, если нужно что-то решить на городском уровне, ходатайствуем перед горсоветом. Главное, чтобы сохранились нормальные, деловые, человеческие отношения. И если мы обращаемся к кому-то с просьбой помочь, а человек приходит и говорит, мол, у меня сейчас трудная ситуация и я помочь не могу, то мы все прекрасно понимаем. В нашей практике не существует силовых методов воздействия. - Насколько нормальна ситуация, когда хозяйствующие субъекты берут на себя выполнение тех социальных гарантий, которые провозглашены в качестве официальной государственной политики? - Если государство провозгласило перечень льгот и гарантий, оно должно выполнять это все. К сожалению, это не совсем так. Верховная Рада нередко принимает решения, пытаясь сделать что-то хорошо, но это не подкрепляется финансами. Часть функций мы берем на себя, и просим наших бизнесменов оказать помощь. Это, наверное, неправильно. Уверен, что это временно. Немного поправится наша экономика, и государство сможет выполнять все свои обязательства. Хотя и меценатство существовало всегда. Во многих странах это считается престижным. - Советская власть, говорят, уже давно закончилась. Но советы остались. Так какая же у нас власть? В чем различие? Что изменилось? - Советы и советская власть это разные понятия. Если исходить из коллегиального решения, выработки общего направления развития, это одно. Если же говорить об идеологии, другое. Райсоветы и райисполкомы никогда политикой не занимались. Мы несли ответственность за хозяйственные вопросы и отчитывались перед райкомом партии. При советской власти райисполкомы занимались жилищно-коммунальными проблемами, социальной сферой. И сейчас за это несем ответственность. Только сейчас приходится отвечать и за экономику своего района. Ее нужно держать под контролем. Мы анализируем работу каждого предприятия, интересуемся зарплатой, ее ростом. Не всегда у нас достаточно власти, но мы стараемся не только держать под контролем, но и влиять на изменения к лучшему, в том числе экономики, причем не методом "я отрублю тебе голову", а убеждением. Действительно, для прямого влияния у меня рычагов власти сейчас нет, но бюджет перевыполнен. Никто не понимает, как это достигается. В этом году уровень заработной платы на предприятиях района вырос на 35%. Мы занимаем третье место по городу и седьмое по области. Это дополнительные средства в бюджет, и создание рабочих мест. Рост объемов производства связан с ростом объемов прибыли. Чем больше "бисквитка", к примеру, выпустит своей продукции, тем больше ее прибыль. А чем больше прибыль, тем больше отчислений в бюджеты всех уровней. У нас 8 лет подряд нет падения объемов производства. В этом году выйдем примерно на 3,5-4%. У нас, к сожалению, не совсем грамотно оцениваются показатели погашения задолженности по зарплате. Надо учитывать количество работающих в районе и сумму задолженности, разделить одно на другое, чтобы получить сумму задолженности на одного работающего. Это - объективный показатель уровня погашения долгов по зарплате. У нас сумма долгов остается 1 млн. 566 тыс. грн., а по численности работающих Ленинский район - на третьем месте в Харькове. - Насколько изменились методы регулирования этими процессами? - Раньше было больше централизации и достаточно средств. Все носило плановый характер. Было меньше инициативы. Сейчас полностью надо брать решение проблем на себя, особенно социальных. Если раньше был райком партии, который что-то решал, то сейчас остаешься один на один с населением, и именно райсоветы ближе всего к людям, они соприкасаются со всеми их бедами, недостатками, и пытаются решать все эти проблемы. Сейчас больше инициативы. Мы вправе определять приоритеты распоряжения бюджетными средствами. Но и ответственность повышается. - Какие управленческие механизмы сохранились, какие возникли? В чем преимущества и недостатки новой системы управления? - Практически все управленческие механизмы новые. Главным преимуществом прежних времен было то, что был план действий, и под него были заложены соответствующие средства. Сейчас ситуация иная. Правда, последние два года мы чувствуем себя более уверенно. Но до этого деньги выделялись только на защищенные статьи - на зарплату, начисления, питание, медикаменты, энергоресурсы. Сейчас лучше стала работать экономика, лучше стали выполнять бюджет. В прошлом году мы перевыполнили бюджет на 3,3 млн. грн. За счет этого смогли приобрести около 2 тыс. столов для школ, чего никогда не делали, а инвентарь уже давно требует обновления. В этом году продолжили обновление, приобрели парты, стулья. Капитально отремонтировали кровли в школьных учреждениях, в этом году покупаем компьютеры, провели капремонт спортивной школы. Все теперь должны решать сами, определять главные направления. Все сейчас зависит от того, как мы работаем, от слаженности взаимодействий с руководителями промышленных предприятий, от инициативы. Конечно, сейчас приятнее работать творчески. - В чем же все-таки творческий подход к работе с руководителями предприятий? Каков Ваш личный секрет, в чем специфика отношений? - Ни от чего, что было полезного раньше, мы не отказались. Приведу простой пример. На все виды ремонта в сфере образования в бюджете на этот год предусмотрено 11 тыс. грн. Мы же только на одну школу затратили 150 тыс. грн. Всего по итогам года вложим в ремонт школ не менее 1,5 млн. грн. И здесь уместны только методы убеждения. Я пытаюсь объяснить, что есть вехи в жизни каждого человека, которые остаются в памяти на всю жизнь - это школа, армия, женитьба, институт… Мы объехали школы с руководителями, которые за ними закреплены, раньше мы называли их шефами, а сейчас говорим, что это базовые предприятия. Я с каждым лично переговорил, объяснил, что надо помочь и без них мы не обойдемся. Многие руководители идут навстречу. - Какие проблемы удалось решить на местном уровне, какие остаются нерешенными? - В этом году неплохо отработали вопрос с дорогами. Если в прошлом году положили 5,5 тыс. т асфальта, то в этом - 8,7 тыс. т, а это порядка 1,9 млн. грн. Но и этого недостаточно. Актуальной остается проблема освещения. Сейчас уровень освещенности улиц в районе составляет примерно 20%. Освещены, в основном, центральные улицы и Привокзальная площадь. Пройти чуть вглубь, в частный сектор, стоит темень. В этом году мы вложили 120 тыс. грн. на восстановление освещения Полтавского шляха, а всего затратили на освещение примерно 150 тыс. грн. Надо хотя бы 1 млн. грн. вложить, чтобы решить проблему. Одна из главных проблем, с которой ко мне на всех приемах обращаются люди, это необходимость оказания материальной помощи. В этом году на эти цели мы затратили почти 80 тыс. грн., но спрос не удовлетворили. Люди просят и медикаменты, и продукты питания… Привлекаем спонсоров, но проблема остается. Для нашего района актуальна проблема подтоплений, особенно на ул. Лагерной и в районе Ивановки. Для строительства гидросооружений в районе Камышанской канавы из городского бюджета выделено 300 тыс. грн. Но я уже неоднократно подчеркивал, и настаиваю на том, что эту проблему нужно решать, отселив людей из зоны подтопления. Там перепад от верхней точки до места впадения в реку всего лишь полтора метра, а протяженность около 5 км. Это практически ровный участок, и на нем девять контруклонов. Надо перебрасывать воду с одного уклона на другой, надо делать это постоянно. Грунтовые воды поднялись настолько, что это обернется постоянной борьбой с последствиями. Мы можем убрать воду, не накапливать ее, но она будет все время находиться во дворах. А в частном секторе это и туалеты, и погреба, и растения. И все это требует колоссальных средств, на технические сооружения, на их обслуживание. Да и дома в этой зоне не пригодны к проживанию. Все жители там стоят в очереди на получение жилья по ветхости. Даже если мы высушим все, все равно людям надо давать жилье. Поэтому, на мой взгляд, надо в первую очередь отселить людей. Там останутся промпредприятия и организации, которые, если их это будет волновать, смогут сброситься и решать эту проблему. Нам надо отселить обитателей 43 домов. Если каждый год по 10 квартир давать, то можно за 4 года решить проблему. Если бы те же 300 тыс. грн. потратили на покупку жилья на вторичном рынке, то ежегодно можно было бы приобретать как раз 10 квартир. А так эти 300 тыс. грн. используются не эффективно. - Нехватка финансирования связана, в конце концов, с негативными экономическими процессами. Вы принадлежите к плеяде так называемых "красных директоров", посвятили 30 лет производству, и наверняка знаете причины упадка экономики. Что же произошло? - Непосредственной причиной структурно-промышленного кризиса стало обвальное сокращение инвестиций в основной каптал, в первую очередь наукоемких отраслей, которые имеют достаточно высокое содержание добавленной стоимости. В результате, доля перерабатывающей промышленности в объемах района повысилась до 42%, доля машиностроения упала до 28%, легкая - до 6%. Не была учтена многоуровневость и технологические неоднородности советской экономики. Все предприятия были задействованы в системе на уровне СССР. Тот же электроаппаратный завод единственный в СССР выпускал муфты для станкостроения. Как только распался Советский Союз, Россия освоила выпуск этого вида продукции, а темпы развития станкостроения резко упали, и наш завод потерял эту номенклатуру. Продукция многих промпредприятий оказалась не востребованной. Самое главное, снизились объемы капитального строительства. Завод "Гидропривод" изготавливал насосы на 20 атмосфер, которые шли и на вооружение, и на АЭС. Эта продукция оказалась не нужной, и уже не будет нужной, тем более в таких объемах. Бисквитная фабрика. Казалось бы, простая и необходимая продукция, но были потеряны рынки сбыта. Раньше продукция фабрики шла в Узбекистан, Казахстан, в Россию, на Север, в Прибалтику… Сейчас все замкнулось на Украине. Тогда подобных фабрик было 28, а сейчас 228 только в Украине. Резко снизился выпуск продукции по заказу Минобороны. На том же заводе электроаппаратуры в те годы 92% составляла специальная продукция - для Минобороны и космоса, и только 8% - электробритвы. Сейчас наоборот: Минобороны - 8%, бытовые товары - 92%. Многие руководители оказались не готовыми к такому повороту. Никто не думал, что будет так, растерялись. В более выгодном положении оказались мелкие предприятия. Им легче перестроиться. Но сейчас оклемались и многие крупные предприятия, хотя по объемам и по численности они уже не могут восстановиться. Нужно искать новые виды продукции. Раньше мы варились в собственном соку, и все наши товары народного потребления шли на внутреннее потребление. Но открылись границы и мы получили современную продукцию, настолько качественную, что наши изделия оказались неконкурентоспособными. - Однако во власти остались те же люди. Они что, изменились? Законодательство изменилось, экономика изменилась, а люди остались те же… - В любой период были разные люди. Разве раньше не было руководителей-бездарностей? И не все предприятия работали нормально. И сейчас так же. Это время все высветило, кто по блату устраивался, того смели реальные экономические условия. Я как бывший директор знаю, что прежде на первом плане был главный конструктор и технолог, потому что финансирование заказов на обновление изделий гарантировалось государством. Экономисты в те времена играли второстепенную роль. Сегодня же нужно понять, что никому не нужна дорогостоящая продукция, иначе будет работа в убыток. Сейчас экономисты заняли ведущее положение. Сначала нужно все обмозговать, просчитать, и если это экономически выгодно, можно выпускать. Но с вхождением в ВТО начнется колебание весов примерно на одном уровне, потому что продукция должна быть совершенная, надежная, современная и экономически выгодная. Не все могут это понять, многие отошли в сторону, многих освободили от занимаемых должностей. Многие пошли по самому простому пути: расчленили предприятие, отдали освободившиеся площади в аренду, снизили объемы производства. Конечно, мы еще далеки от нормальных экономических отношений. Но немало толковых людей и в

Справка "SQ". Борис Александрович Обозный - председатель Ленинского районного совета г. Харькова, член исполкома Харьковского горсовета. Родился 1 сентября 1940 г. Трудовую деятельность начал в 1957 г. подсобным рабочим на Харьковском заводе электромонтажных изделий, где затем работал инженером-инструктором, начальником производственного отдела, главным инженером, директором завода. С июня 1983 г. по март 1987 г. работал вторым секретарем Ленинского райкома партии. С марта 1987 г. по май 1990 г. - председатель исполкома Ленинского райсовета народных депутатов. Избирался депутатом Ленинского райсовета 21-го и 22-го созывов. Был депутатом Харьковского городского совета 22-го созыва. С мая 1990 г. по настоящее время - председатель Ленинского районного совета. В состав исполкома Харьковского горсовета вошел весной 1998 г.

Автор: , , ,