STATUS QUO

ЛЮДМИЛА РУБАНЕНКО: "НАМ УДАЛОСЬ ДОКАЗАТЬ НЕПРАВОМЕРНОСТЬ ТРЕБОВАНИЙ ПО ВЗЫСКАНИЮ С ХАРЬКОВСКОГО ТРАКТОРНОГО ЗАВОДА БОЛЕЕ 80 МЛН. ГРН."

- Людмила Васильевна, к вам обратились представители ХТЗ за тем, чтобы вы помогли им не уплачивать более 100 млн. грн. задолженности по иностранному кредиту?
- ХТЗ входит в состав ХООФРУ. Их обращение было рассмотрено нашей экспертной группой. После детального изучения ситуации экспертная группа пришла к выводу, что основная сумма иска - более 80 млн. грн. - неправомерно предъявляется заводу Специализированной государственной налоговой инспекцией по работе с крупными плательщиками налогов в Харькове. Мы провели детальное изучение платежей по кредиту, который ХТЗ брал на закупку двигателей под гарантии Кабинета министров, и выяснилось, что Германия, а точнее Парижский клуб кредиторов, рассрочила Украине возвращение кредита на 12 лет. Фактически кредит рассрочен Украинскому экспортно-импортному банку, который брал иностранный кредит, а затем передавал его заводу. Задолженность же ХТЗ внутри страны, у которого прямые отношения с экспортно-импортным банком, осталась не рассроченной. Но мы выяснили, что уже поступило прямое поручение премьер-министра Украины и двух вице-премьеров привести в соответствие сроки погашения внутреннего и внешнего кредитов. В поручении сказано, что до решения этого вопроса никаких санкций к ХТЗ не применять.
Государство в этом году возложило на налоговую службу ответственность по взысканию с предприятий задолженности по просроченным иностранным кредитам, где оно выступает гарантом. Государство как гарант выступало за ХТЗ и заплатило по данному кредиту более 6 млн. евро. ХТЗ заплатило более 9 млн. евро. В соответствии с Гражданским кодексом гарант может взыскать только ту сумму, которую сам заплатил за него. Следовательно, у Минфина, а значит и у налоговой инспекции, отсутствует право на взыскание какой-либо суммы с предприятия.

- Это выводы вашей экспертной группы, а значит - мнение общественности. А проводилась ли подобная экспертиза официально?
- Можно верить или не верить нашей группе экспертов, хотя у нас специалисты высокого уровня, но есть и акт проверки Контрольно-ревизионного управления Минфина. Они проверяли ХТЗ летом. Сейчас прошло определенное движение по выплатам кредита. По состоянию на 5 июля 2003 г., согласно акту КРУ, разница между суммой кредита, уплаченной заводом и Минфином, составляла 3 млн. евро (соответственно 6,4 млн. евро заплатил Минфин и 9,4 млн. евро - завод).

- Общая сумма иска превышает 100 млн. грн., а незаконной вы признали 80 млн. 935,4 тыс. грн. Это сумма кредита? А остальные претензии законны?
- Остальная часть иска (менее 20 млн. грн.) складывается из задолженности ХТЗ перед обязательными фондами, от имени которых налоговая имеет право выступать в качестве истца. Большая часть задолженности - 17 млн. грн. Пенсионному фонду - согласована, и завод обязан ее погасить. Проблему задолженности по налогам планируется решить между предприятием и налоговой на паритетных началах. Предприятию должны на момент подачи иска более 2 млн. грн. возвратного налога на добавленную стоимость. И столько же примерно завод должен по налогам (1,7 млн. грн.). Если государство вернет долг, то завод тут же рассчитается по всем налогам. Долг перед социальными фондами - примерно 200 тыс. грн. Долги накопились в основном за тот период, когда зарплата на предприятии выдавалась товарами. Сейчас действует (с 6 августа 2003 г.) поправка к закону № 2181 о погашении задолженности перед бюджетом и целевыми фондами. Согласно этому документу, в случаях, когда зарплата выдавалась товарными кредитами и в последующем были произведены зачеты по ним и по задолженности по зарплате, такие задолженности перед Пенсионным и социальными фондами подлежат списанию. ХТЗ подал заявки на списание, а оставшаяся сумма подлежит взысканию.

- Так сколько же ХТЗ в итоге нужно заплатить? Ведь долги все равно нужно гасить.
- ХТЗ готовит к списанию примерно 1 млн. грн. по Пенсионному фонду и около 2,5 млн. грн. можно будет погасить с рассрочкой. По остальной сумме задолженности перед Пенсионным фондом ведутся переговоры. Есть предложение о приобретении ХТЗ векселей Пенсионного фонда. Кроме того, ХТЗ планирует продать часть имущества. Эту задолженность ХТЗ признает и обязательно будет погашать, просто ищутся механизмы погашения. По налогам ситуация такая: часть долгов по подоходному налогу должна быть списана вместе со списанием перед Пенсионным фондом по зарплате в виде товарного кредита. Если задолженность по возвратному НДС государства перед ХТЗ будет погашена, то по налогам можно будет рассчитаться. Долг социальному фонду будет частично списан, частично реструктуризирован, частично нужно погасить.

- А как представители налоговой отнеслись к вашим выводам?
- Этот вопрос по инициативе ХООРФУ был рассмотрен на заседании Общественного совета, рассматривающем спорные вопросы, касающиеся плательщиков налогов. В его состав вошли председатель ГНА Александр Бандурка, начальник управления налоговой милиции Александр Хольченков, заместитель председателя облгосадминистрации Александр Кривцов, председатель ХООФРУ Леонид Рубаненко, председатель представительства Госкомитета Украины по вопросам регуляторной политики и предпринимательства Виктор Варавин, а также руководители крупнейших харьковских предприятий. Рассмотрев ситуацию, члены общественного совета большинством голосов поддержали завод, высказавшись за то, чтобы просить налоговую инспекцию по работе с крупными налогоплательщиками отказаться от иска в части взыскания задолженности по иностранному кредиту в сумме 80 млн. 935,4 тыс. грн.
На заседании совета рассматривался и другой вопрос, связанный с проблемой погашения долгов ХТЗ. ХООФРУ просила сохранить за ХТЗ ограниченный налоговый залог. На момент подачи данного иска завод находился в ограниченном налоговом залоге. У налоговой есть такое право - забирать в налоговый залог не все имущество должников, а только ту часть, которая оценивается в сумму, вдвое превышающую сумму долга. С подачей иска налоговая отменила ограниченный залог и перевела ХТЗ на полный. В этом случае завод не может распоряжаться своей собственностью без согласования с налоговой. Введение подобной процедуры согласования с налоговой свело бы на нет возможность получения кредитов. Это при том, что ХТЗ работает в последнее время на кредитных ресурсах. Мы обратились с просьбой сохранить ограниченный залог. И за это решение проголосовали все члены общественного совета. Мотивация такая: если сейчас у ХТЗ 17 млн. грн. долга, то налоговый залог должен составлять не менее 34 млн. грн. Решение об отмене ограниченного залога принято из-за требования вернуть 80 млн. грн., но уже все понимают, что под 80 млн. грн. нет экономической почвы. Смотрим дальше: если убираем 80 млн. грн, то предприятие должно отдать в ограниченный залог имущества на 34 млн. грн. Его балансовая стоимость - 86 млн. грн., оценщики признали, что она стоит 34 млн. грн. Сегодня считается, пока не проведено списание долгов, что у ХТЗ коэффициент покрытия уже не 2, а 1,93. На заседании общественного совета было предложено сохранить ограниченный налоговый залог, но до коэффициента 2 дозаложить еще какое-либо ликвидное имущество, какое именно, будут определять налоговая и предприятие. Александр Бандурка, кстати, официально заявил о согласии на такой шаг, и была выражена заинтересованность заложить здание профилактория. Общественный совет согласился с этим, и представители налоговой в том числе проголосовали за сохранение ограниченного налогового залога.

- Что это даст предприятию?
- Имущество, которое находится в налоговом залоге, нельзя продать либо дать в залог без согласования с налоговой. Все крупные предприятия работают на кредитных ресурсах. Они привлекают кредитные ресурсы, за них собирают трактор, затем продают его, получают деньги и рассчитываются по кредитам. Принятое решение об ограниченном залоге позволит ритмично привлекать кредиты. Залог должен быть оценен, нотариально заверен, без согласия налоговой нельзя манипулировать имуществом, но пока разбирается налоговая, уходит время. Выходит так: когда у банка есть кредитные ресурсы, предприятие не прошло еще все согласования, а когда нет кредитных ресурсов у банка, предприятие приходит и просит кредит. Механизм ограниченного налогового залога нужен предприятию, чтобы обеспечить бесперебойную его работу и снабдить его оборотными средствами.

- Какие функции у общественного совета? Насколько его решение обязательно для исполнения?
- Решение общественного совета, конечно, носит рекомендательный характер. Но наша совместная работа позволила в досудебном порядке достичь договоренности между налоговой и предприятием. Это прецедент, который должен быть полезен всем украинским предприятиям. Мы показали пример того, что если есть желание договориться без суда, без привлечения главной налоговой администрации Украины, то это возможно. Думаю, такой поворот произошел и благодаря новому руководителю украинской налоговой, который в своих выступлениях указывал на излишнее количество конфликтов с налогоплательщиками, которые потом все равно оспариваются в судах не в пользу налоговой. Действительно, логично: если все равно дела проигрываются в судах, то зачем доводить дело до суда, нужно идти навстречу друг другу хотя бы в очевидных вопросах. Работа общественного совета позволила четко озвучить нормативную базу по данному вопросу, чтобы строго проследить за законностью принятых решений. Представители налоговой признали, что им гораздо выгоднее достичь договоренностей с предприятием, чем судиться.

Автор: , , ,