STATUS QUO

Луцкий террорист и другие

Вечером 21 июля луцкий террорист-одиночка сдался правоохранителям. Освобождены 16 заложников. Страна пережила несколько тревожных часов.

Однако благополучное завершение "Луцкой операции" вряд ли может стать поводом для почивания на лаврах. Скорее это еще одно напоминание о том, что угроза индивидуального террора реальна, и от нее не застрахован абсолютно никто и ни в одной стране мира.

Индивидуальный терроризм за последние 10-15 лет стал одним из наиболее опасных видов подрывной деятельности. Зачастую мотивы или требования террориста, как в случае в Луцке, - нелепы, а поведение отличается непредсказуемостью.

Как показывают многочисленные случаи из истории, террористами-одиночками может двигать все, что угодно – психические расстройства, расовая неприязнь, религиозный фанатизм, личные обиды или же стремление к так называемому протесту против системы. А арсенал оружия крайне широк – от топора до бульдозера. Но жертвами практически во всех случаях становятся совершенно случайные люди.

Террорист-бульдозерист

Один из самых, на первый взгляд, нелепых терактов совершил 4 июня 2004 года 53-летний Марвин Химейер.

Военный инженер на пенсии, ветеран войны во Вьетнаме, управляя бульдозером, разрушил ряд зданий в городе Грэнби, штат Колорадо.

На теракт Марвин пошел после того как бетонный завод отобрал у него земельный участок, а судебные органы стали на сторону предприятия.

Марвин обшил бульдозер бронированными листами, чтобы обезопасить себя от обстрелов со стороны полиции.

Никто, кроме самого Марвина, который покончил жизнь самоубийством, не погиб. Причиненный разрушениями ущерб оценили в 7 миллионов долларов.

Вашингтонский снайпер

Известный "вашингтонский снайпер" Джон Аллен Мухаммад совершал преступления с напарником. Но, по сути, его деятельность вполне вписывается в рамки индивидуального террора.

В октябре 2002 года Мухаммад и его напарник Мальво в течение трех недель расстреливали случайных прохожих из винтовки с оптическим прицелом, прячась в багажнике автомобиля. Теракты совершались в Вашингтоне, а также на территории штатов Вирджиния и Мэриленд.

Погибли 10 человек.

В октябре 2002 года Мухаммад был арестован. В ноябре 2009-го казнен.

Предположительно преступления совершались на расовой почве. На суде Мальво показал, что Мухаммед планировал убивать не менее шести белых каждый день в течение месяца, а также взрывать бомбы, начиненных болтами и шурупами, в школьных автобусах, школах, детских больницах и поликлиниках.

Любопытно, что из-за "вашингтонского снайпера" была отменена премьера знаменитой картины Джоэла Шумахера "Телефонная будка". Позже Джон Мухаммад сам стал центральным персонажем фильма - "Вашингтонский снайпер: 23 дня страха".

Массовые убийства в Норвегии

Yes

22 июля 2011 года в Норвегии было совершено два теракта - в Осло и на острове Утейа.

В правительственном квартале Осло прогремел взрыв. Сработала бомба, заложенная в автомобиль Volkswagen Crafter.

Бомба весом 500 килограммов была приведена в действие с помощью фитиля.

На острове Утейа 32-летний Андерс Брейвик расстрелял участников молодежного сбора в лагере правящей Рабочей партии, в котором принимали участие 655 человек в возрасте 14-25 лет. Было убито 77 и ранено 319 человек.

В качестве мотива преступления Брейвик предложил свое несогласие с иммиграционной политикой правительства Норвегии.

Сидя в тюрьме, Брейвик пишет книги и поступил в университете Осло.

Массовое убийство в Орландо

Yes

12 июня 2016 года террорист-одиночка, 29-летний Омар Матин, открыл огонь из огнестрельного оружия в ночном гей-клубе Pulse в Орландо, штат Флорида, а затем захватил заложников. В результате стрельбы погибло 49 человек, 53 получили ранения. В ходе полицейской операции заложники были освобождены, а нападавший застрелен.

Согласно расшифровкам разговоров Матина со службой 911, куда он звонил во время нападения, террорист требовал прекращения бомбардировок Сирии и Ирака.

Грузовик смерти в Ницце

14 июля 2016 года в Ницце 31-летний Мохамед Лауэж-Булель на 19-тонном грузовике врезался в толпу людей.

14 июля – знаковый идеологический праздник для французов – взятие замка Бастилия и начало Французской революции.

На Английской набережной в Ницце собралось большое количество людей, которые наблюдали за салютом.

В результате теракта 86 человек погибли и 458 получили ранения. Нападавший был застрелен полицией.

Террорист с топором

18 июля 2016 года совершен теракт в поезде в Вюрцбурге. 17-летний афганец напал с топором и ножом на пассажиров. Пострадали пять человек.

На станции террорист выпрыгнул из вагона и тут же был расстрелян полицией. Мотив нападения остался неизвестен.

Расстрел в Мюнхене

22 июля 2016 года совершен расстрел посетителей торгового центра в Мюнхене.

Теракт совершил 18-летний уроженец Мюнхена с иранскими корнями Давид Сонболи. Были убиты девять и ранены пятеро человек. Еще 32 человека получили травмы различной степени тяжести вследствие паники, охватившей город, в том числе и в отдаленных от места событий районах. Сам стрелок спустя почти три часа совершил самоубийство, выстрелив себе в голову недалеко от места происшествия.

Полиция исключила политические мотивы, квалифицировав случившееся как "классический амок", то есть погружение в специфическое психическое состояние слепой ярости, которая привела к проявлению крайне агрессии.

Расстрел в Керчи

17 октября 2018 года совершено массовое убийство в Керченском политехническом колледже. В результате взрыва и стрельбы погиб 21 человек из числа учащихся и персонала учебного заведения, включая нападавшего. Пострадали еще 67 человек.

В совершении преступления подозревается 18-летний студент колледжа Владислав Росляков. По версии следствия, он заложил взрывное устройство в здании учебного заведения и открыл стрельбу по учащимся и работникам, после чего застрелился.

Мотивы совершения теракта остались неясными. Некоторыми средствами массовой информации было высказано предположение, что Росляков мог подражать действиям убийц, атаковавших в апреле 1999 года школу "Колумбайн".

Киевский террорист

Yes

1 июня 2019 года в Киеве бывший военный Алексей Белько угрожал взорвать мост Метро. Бомба оказалась муляжом. Но при себе Белько имел огнестрельное оружие, из которого сбил полицейский дрон. Киевский террорист был признан невменяемым и направлен на принудительное психиатрическое лечение.

Наше мнение

Индивидуальный терроризм – штука криминалистами до сих пор не изученная. Настолько, что даже само это определение подвергается сомнению. Одни специалисты считают, что терроризм "индивидуальным" не может быть по определению – так или иначе преступник действует в какой-то информационной среде, в которой есть другие люди, которые если и не вкладывают в его руки оружие, но как-то стимулируют пляски тараканов в его голове. Вторая точка зрения, которая нам кажется более правильной, – индивидуальный террор есть, и его главная отличительная черта – террористический акт является идеей одного человека, исключительно его инициативой, чем или кем бы эта инициатива ни была вызвана.

И явление это очень опасно. Потому что террористическую организацию могут, хотя бы теоретически, вычислить и обезвредить спецслужбы. Организация - это всегда несколько людей, которые коммуницируют между собой и со внешним миром, а значит, сколь бы ни была она законспирированной, к ней применимы стандартные методы агентурной работы, технические средства слежения и т.д.

Другое дело одиночка. К каждому психу, даже если он не только не скрывается, а занимается саморекламой в соцсетях, не приставишь группу наружного наблюдения и прослушки. Да и оценить степень опасности каждого индивида, призывающего в фейсбучных постах кого-то вешать или расстреливать, невозможно. Поэтому индивидуальный террор, увы, неотъемлемое веянье времени. Именно нашего времени.

Тотальная доступность информации и анонимность этого доступа сделали распространение идей практически бесконтрольным. Да, соцсети как-то пытаются бороться с распространением вредоносного контента, но кроме них есть еще закрытые форумы, пучины Даркнета в конце концов. Что нужно было человеку в начале прошлого века, чтобы приобщиться к деструктивным движениям? Как минимум вступить в контакт с кем-то, кто мог оказаться провокатором, получить от него литературу, само хранение которой являлось преступлением, а для продвижения этих идей эту литературу надо было где-то напечатать, что было довольно непростым технологическим процессом, в котором задействован не один человек, что, естественно, ослабляет конспирацию... В общем, с продвижением информации было сложно. Сейчас достаточно включить смартфон. И вуаля – вот уже очередной психопат рассматривает в прицел оптической винтовки жертв или направляет грузовик в толпу.

Можно ли с этим бороться? Теоретически – да. Практически – все так или иначе сведется к тотальным ограничениям доступа к информации, что является ограничением прав. Готово ли к этому общество? В моменты каких-то серьезных встрясок, типа терактов 11 сентября, – да. В остальное время найти разумный баланс между ограничением прав и соображениями общественной безопасности – очень сложно, если не невозможно. Поэтому индивидуальный террор, к сожалению, будет продолжаться. Его можно считать платой за "открытое информационное общество", построением которого принято гордиться.