STATUS QUO

Межвидовая борьба на Харьковщине. Подвид "харьковские экологи" против популяции людей

Экологи против местных жителей и охотников. В подобном конфликте большинство из нас, естественно, станет на сторону экологов. В общественном сознании закрепился стереотип, что охотники, в силу самой сути охоты, занимаются сокращением популяции животных. А местные жители – граждане, в тонкостях экологии не разбирающиеся и предпочитающие блюсти свой, шкурный интерес. Защитники природы, напротив, бесстрашные борцы за общественное благо, охранники флоры и фауны, люди, озабоченные экологической ситуацией, а значит – здоровьем будущих поколений… В общем, "воины света", никак не меньше. Однако стереотип этот ломается о наши реалии, где все не настолько просто, и банальная, на первый взгляд, ситуация не соответствует первоначальному представлению о ней.

Итак, обо всем по порядку. Началась эта история несколько десятков миллионов лет назад, в меловой период мезозойской эры. Тогда начал формироваться уникальный для нашего региона ландшафт, состоящий из меловых гор, которые когда-то были дном древнего моря. Потом в этих краях появились люди. Они занимались земледелием и не интересовались меловыми горами просто потому, что горы эти служили украшением пейзажа, но никакой практической ценности не имели. На меловых склонах росли редкие реликтовые растения, и была сформирована уникальная экосистема, благополучно существующая и в наши дни.

Несколько лет назад ученые и экологи решили, что экосистему эту неплохо бы сохранить для будущих поколений. Благое дело ни у кого не вызвало возражений, и в 2009 году был подписан указ президента Украины о создании национального природного парка "Двуречанский".

Вот тут бы написать что-то вроде "и работа по сохранению уникального уголка Харьковщины началась", но после выхода в свет указа президента не произошло ничего. Совсем. Лишь спустя два года был сформирован штат парка, и руководство этого природоохранного учреждения развернуло бурную деятельность. Правда, деятельность по сохранению территории, отведенной парку, его начальство трактовало довольно однобоко: все свелось к одному направлению – "Не пущать!".

Первый конфликт возник буквально сразу после начала активной работы НПП "Двуречанский". Охранники природы выступили против выращивания подсолнечника в урочище "Заливное", которое находилось на территории парка. Местные селяне не могли взять в толк, почему обработка земли, которая велась испокон веков и никак не влияла на меловые горы, вдруг стала кому-то мешать. Дело дошло до суда. Суд принял сторону экологов просто потому, что экспертами выступили они же, а крестьян, не знавших умных слов вроде "активизация эрозионных процессов", наказали. Местное агрохозяйство было оштрафовано на полтора миллиона гривен и фактически обанкротилось. То, что люди при этом лишились средств к существованию, суд во внимание не принял.

Позже селяне собрали 250 подписей под обращением об отмене президентского указа о создании парка. Учитывая размеры села Каменка, жители которого пострадали от деятельности экологов, можно сказать, что вся местная община выступила против деятельности НПП "Двуречанский". К сожалению, мнение людей, живущих на этих землях, было никому не интересно. Тем не менее, жители окрестных сел не оставляют попыток отстоять свое право жить и трудиться на землях, которые обрабатывались их предками испокон веков. Сейчас начат очередной сбор подписей против деятельности НПП "Двуречанский", охрана которого, к слову сказать, как будто забыла, что основной задачей создания парка является сохранение редких трав, и переключилась на защиту… рыбы. Рыба в реке Оскол, которую местные селяне ловили на удочки веками, и которая в реке не переводилась, как оказалось, столь же важна для сохранения реликтовых трав, как и распашка земель, никак меловые горы не затрагивающая. В общем, складывается ощущение, что экологи НПП "Двуречанский" поставили своей целью изжить местное население, которое самим своим существованием мешает святому делу охраны природы.

Почти сразу за этим конфликтом возник другой, для экологов куда более сложный. Их оппонентами выступили люди, знающие законы гораздо лучше, чем крестьяне, и умеющие отстоять свои права. Охотничье хозяйство ДП "Бирюк" появилось в Двуречанском районе еще в 2004-м году, когда Харьковский облсовет впервые выделил ему в пользование охотничьи угодья. Территория, отданная охотхозяйству, пересекается с землей, на которой расположен НПП "Двуречанский", но о земельном вопросе – ниже. Пока несколько слов об охотхозяйстве.

Итак, "бирюки", как их тут же прозвали местные жители, с самого начала действовали в соответствии со своим названием (Бирюк - колоритный персонаж "Записок охотника" Тургенева): стали бороться с браконьерами, действуя при этом жестко, но не перегибая палку, предпочитая вразумлять, но не доводя дело до открытых конфликтов с привлечением милиции; еще они занимались разведением диких животных и уходом за ними, следили за состоянием выделенных лесных угодий. Местное население, видя, что в лесах порядок, живность не переводится, а сами "бирюки" к конфликтам не склонны, стало относиться к охотникам с уважением. Тем более, руководство ДП "Бирюк" набрало на должности егерей местных, то есть людей, который знают и любят эту землю. Местная власть, видя усилия "бирюков" по возрождению и поддержанию популяции диких животных, наладила с охотхозяйством рабочие и даже дружеские отношения… И все на этой территории было нормально, пока не появились экологи.

Представители НПП "Двуречанский" сразу вступили с охотниками в жесткий конфликт – поначалу тлеющий и не выходящий за рамки личных ссор между егерями охотхозяйства и охранниками парка. Последние обвиняли егерей в ненадлежащем состоянии кормушек для животных, замусоренности леса и даже в браконьерстве. В ответ шли обвинения в том же браконьерстве и вмешательстве в дела охотхозяйства.

экологиЕсли прочесть об этом конфликте на информационных ресурсах экологов, дело выглядит так, будто злобные охотники грубо попирают права защитников природы. Правда, если задуматься над тем, чем занимались стороны конфликта помимо взаимных обвинений, ситуация выглядит иначе. Владельцы ДП "Бирюк" все эти годы инвестировали сотни тысяч гривен в увеличение популяции животных. Последний эпизод этой деятельности – покупка пятидесяти пятнистых оленей, в двуречанских лесах ныне почти не встречающихся. Кроме того, в охотхозяйстве разводят диких кабанов, косуль, зайцев и байбаков, в планах – разведение лосей.

Чем занимались все это время экологи, кроме свар с местным населением и охотниками? Да собственно говоря – ничем. То есть у них наверняка найдутся отчеты, которые описывают освоение средств, выделяемых на содержание парка, но никаких видимых результатов их деятельность не принесла. Кроме разве что запрещающих табличек на проселочных дорогах да деревянных шлагбаумов, разломанных местным населением, которое по причине своей "дремучести" так и не оценило важность природоохранных мероприятий НПП "Двуречанский".

Вот тут, говоря о практической работе экологов, уместно коснуться земельного вопроса. Указ президента Украины, с которого началась деятельность Национального природного парка "Двуречанский", прямо предписывает "разработку в течение 2010 - 2011 годов проекта землеустройства по отводу земельных участков и проекта землеустройства по организации и установлению границ территории национального природного парка "Двуречанский", получение государственных актов на право постоянного пользования земельными участками". Это не сделано до сих пор. Парк существует в границах, определенных приложением к указу, а это карта, нарисованная чуть ли не от руки и имеющая весьма сомнительную юридическую значимость. То есть указ президента - вроде бы серьезный документ, но, согласно действующему законодательству, без проекта землеустройства и государственных актов на право пользования землей вопрос о правомочности использования земельных участков повисает в правовом вакууме. Почему у юридически подкованных, много и со вкусом судившихся руководителей НПП "Двуречанский" до сих пор не дошли руки до решения этой фундаментальной для деятельности парка проблемы, непонятно. Также остается открытым вопрос, выделялись ли бюджетные средства, достаточные для правового урегулирования землепользования, и если выделялись, то куда расходовались? Ответы, надо полагать, мы узнаем после обнародования результатов проверок НПП "Двуречанский" контролирующими органами, которые сейчас выясняют судьбу почти двух миллионов гривен, выделенных государством на содержание парка. До тех пор, пока не будут обнародованы официальные результаты проверок, что-либо утверждать наверняка рано, однако, просто сопоставляя размер суммы и эффект от присутствия парка на двуречанских землях, складывается ощущение, что оправдать расходование этих средств руководителям НПП "Двуречанский" будет очень не просто. 

экологиВот, например, интересная деталь, отлично характеризующая деятельность, вернее, бездеятельность экологов. В двадцатых числах марта на территории парка начал гореть травяной покров. "Бирюки" тут же позвонили руководителям "Двуречанского", которые ответили нечто невразумительное. В итоге егеря сами вызвали пожарных, а пока те не приехали, взяли в руки лопаты и пошли делать то, что должны были делать экологи – тушить огонь, т.е. защищать ценнейшую флору, растущую на меловых склонах. Ведь степные пожары приводят к нарушению равновесия естественного почвообразования и ухудшению качеств почвенного покрова. Особенно опасны пожары на возвышенных участках, что характерно для флоры меловых гор Двуречанского парка, т.к. выгоревшие участки становятся особенно подверженными ветровой эрозии. Но все это неинтересно "экологам" из НПП. Чем они занимались в то время, когда "плохие" егеря тушили пожары, неизвестно. Видимо, готовили очередной иск или рассуждали в социальных сетях о важности сохранения уникальной растительности.

Апофеозом противостояния экологов и охотников стало заседание научно-технического совета НПП "Двуречанский", которое состоялось 19 марта. Представители парка обвиняли охотников, присутствовавших на заседании, во всех смертных грехах, иллюстрировали творимые "безобразия" фотографиями гильз, якобы найденных возле кормушек, и вообще – сыпали эмоциональными, но ничем не подкрепленными обвинениями. "Бирюки" в ответ на это вынесли вполне резонное предложение: "Если все так, как вы говорите, давайте инициируем проверку правоохранительными органами и нашей деятельности, и вашей, чтобы иметь объективную картину". Предложение это было просто заболтано.

экологиВ потоке слов в контексте глухих намеков "Вы понимаете, против кого выступаете?!" назывались фамилии высокопоставленных чиновников, которые когда-то имели отношение к созданию парка. Звучали и прямые оскорбления в адрес "бирюков" вроде "это хорошо, что у вас мысль хоть как-то движется" и так далее. В целом тон выступающих разрушил еще один стереотип о том, что экологи и ученые – люди если не интеллигентные, то, по крайней мере, культурные. Все это напоминало собрание торговцев с рынка, но никак не собрание научно-технического совета. Каждый желающий может в этом убедиться, посмотрев видео. Впрочем, на заседании были и вполне интеллигентные люди, которые просто молчали, как будто придавленные активностью руководителей парка.

Еще одна интересная деталь: на заседании присутствовал серьезный молодой человек в камуфляже, который представился позывным "Самурай" или "просто Эдуардом" из Добровольческого украинского корпуса. Эдуард-Самурай предложил выставить на спорной территории свое подразделение, которое не будет принимать ничью сторону, а займется борьбой с браконьерством. Члены научно-технического совета эту инициативу, конечно, отклонили, так как Добровольческий украинский корпус не является официальной организацией, и с ней нельзя заключить договор на охранную деятельность. Но сам по себе факт появления бойца "Правого сектора" – весьма показательный. Расчет пригласивших его прост: надо было надавить на "бирюков", предъявив им человека в камуфляже и придав тем самым своей позиции некий "патриотический" оттенок. Правда, Эдуард, надо отдать ему должное, их надежд не оправдал, и, послушав ораторов, занял, скорее, нейтральную позицию. Остается надеяться, что этот боец, который, видимо, является настоящим патриотом, разберется в ситуации и поймет, что его просто пытались использовать.

И последнее, на что хотелось бы обратить внимание. На заседании научно-технического совета один из ораторов, представляющий экологов, заявил, что охотники с экологами никогда не договорятся между собой, потому что уж очень разные у них интересы. На самом деле, это – ложь. В Украине есть масса примеров нормальной совместной работы охотничьих хозяйств и сотрудников природных парков, да и интересы у охотников и экологов – схожи. Охотхозяйства вряд ли смогут заниматься организацией охоты на территории, где вместо деревьев – пни, а из живности - только муравьи. Так что в сохранении экосистемы охотхозяйства заинтересованы не меньше экологов. Разумеется, если это нормальные охотхозяйства, а не временщики. О том, что "Бирюк" всерьез озабочен состоянием территории, на которой ведет свою деятельность, говорят сотни тысяч гривен, которые уже вложены в покупку и разведение животных. Люди, рассчитывающие использовать территорию для быстрой наживы, не покупают оленей, охота на которых, к слову сказать, станет возможной только года через три.

То же самое касается местных жителей, которые меньше всего заинтересованы в разрушении уникальной экосистемы, рядом с которой живут. Дело в том, что места там не только интересные с точки зрения биологов и экологов, но и просто красивейшие. Такие ландшафты могли бы стать основой развития экологического туризма, что принесло бы дополнительные средства в бюджет далеко не самого богатого Двуречанского района и обеспечило занятость многих его жителей.

Так что "бирюки" и местные жители вполне могли бы объединить с экологами усилия по сохранению двуречанских лесов и уникальных меловых образований. Тем более, эти три стороны отлично дополнили бы друг друга. Охотхозяйства - это коммерческие предприятия, а значит, они могли бы инвестировать в сохранение территорий солидные средства, не сравнимые с теми крохами, которые выделяет находящееся в сложных экономических условиях государство. Местные жители – это знание своей земли и возможность вложить свой труд в развитие региона. А экологи и ученые могли бы "инвестировать" научные знания, опыт и энтузиазм. Но это, разумеется, только в том случае, если бы экологи были настоящими экологами, озабоченными состоянием природной среды, а не мелкими сутягами, представляющими себе природоохранную деятельность как развешивание запрещающих табличек и бесконечные судебные иски.

экологиКак можно закончить конфликт между местными жителями и охотниками с одной стороны, и экологами – с другой? Очевидно, что руководство ДП "Бирюк" не отступится – слишком много средств и усилий потрачено на создание охотхозяйства. Местные жители так же отступать не намерены: для них этот конфликт – борьба за право жить на своей земле так же, как жили их предки. Руководители НПП "Двуречанский" тоже не настроены сдавать позиции: скандальная активность – это единственное, что хоть как-то оправдывает их существование, и, что немаловажно, выделение бюджетных средств. Компетентности автора не хватит для рассуждений на тему "а нужен ли вообще в Двуречанском районе природный парк?". Поэтому вариант решения проблемы, который избрали местные жители, мы рассматривать не будем. А вот сменить руководство НПП "Двуречанский" было бы вполне разумным выходом из затянувшегося конфликта. Причем желательно, чтобы новый руководитель природного парка был человеком местным, способным принять во внимание интересы селян, охотников, экологов, ученых и, в конечном итоге, сделать так, чтобы все эти интересы работали на одно общее дело – сохранение уникальной экосистемы Национального природного парка "Двуречанский".

 

Денис Азаров, специально для "Status Quo"