STATUS NOTICE

Харьков. Подол сквозь призму столетий. Часть седьмая

Харьков. Подол сквозь призму столетий. Часть седьмая

Желание узнать как можно больше интересного о родном городе и пополнить наш путеводитель снова привели меня на экскурсию харизматичного и обаятельного экскурсовода Макса Розенфельда. На этот раз экскурсия была на Подол, который, оказывается, есть не только в Киеве. Собственно говоря, в любом городе, где есть река, автоматически есть и Подол. Дело в том, что подол – это низкая часть высокого берега реки. На харьковском Подоле разместились всего три улицы – Кооперативная, Кузнечная и Гамарника, а также несколько переулков, которые мы и посетим.

Наш маршрут начался на площади Розы Люксембург – примечательном для Харькова месте. Историческое название этой площади – Торговая. Здесь на протяжении 150 лет размещался самый главный городской рынок. На рынке тогда было принято торговаться: на какой цене с продавцом сойдется покупатель, за такую и купит. Но оказалось, что есть люди, которые стесняются и не хотят торговаться. Тогда некий купец Павлов решил ввести в торговлю нововведение – фиксированную цену. Все думали, что купец разорится, но он стал одним из самых преуспевающих лавочников на Торговой площади. Настолько преуспевающим, что даже построил здесь большой каменный дом, который потом отошел его сыну. В дальнейшем в этом доме появился самый респектабельный отель ХIX-XX вв. – "Гранд-Отель". (Уже в независимой Украине здесь был открыт магазин "Павловский".)

В 1830-х гг. площадь переименовали в Павловскую. А купец, разбогатев, стал покупать много земли и приобрел большое поле, сейчас всем известное как Павлово Поле. Торговля на Павловской площади не прекращалась вплоть до Второй мировой войны.

Один из первых городских благоустроенных магазинов, которые были построены еще на Павловской площади, находился и находится на месте входа в ЦУМ и его первых двух окон. Этот магазин принадлежал всемирно известной корпорации начала XX века. Они занимались выпуском единственного изделия, известного и сейчас. Корпорация была настолько богатой, что первый небоскреб на Манхеттене принадлежал именно ей. Называлась она "Zinger" и выпускала всемирно известные швейные машинки.

В 1925 г. архитектор Александр Линецкий пристроил к этому магазину здание ХАТОРГа. Здания примыкали стена к стене, а после реконструкции были облачены в единую коробку. Но внутреннее убранство магазинов осталось нетронутым, и если внимательно пройтись по ЦУМу, то можно увидеть, где заканчивался "Zinger" и начинался ХАТОРГ.

Параллельно площади расположилась улица Кооперативная. Но называлась она так не всегда. Изначально одним из основных продуктов, которыми торговали на площади, было сено, и улицу назвали Сенной – для ясности. Рядом с сеном соседствовали кузницы, и привело такое соседство к тому, к чему рано или поздно должно было привести – к пожару. После этого кузни было велено срочно перенести поближе к реке. Их переместили, и соответственно там появилась Кузнечная улица. А пока устраняли последствия пожара и думали, как все эти перемещения лучше обустроить, оказалось, что близость Сенного рынка к реке должна неминуемо превратить его в рынок рыбный. Так, вместо сена на Сенном рынке стали продавать рыбу, а улица Сенная стала называться Рыбной. Здесь торговали рыбой двух видов: из Ростова-на-Дону и из Чугуева. Это был большой процветающий рыбный рынок, существовавший до войны.

Любой рыбный рынок в буквальном смысле "с душком". Такое место не совсем подходило для людей респектабельных, поэтому из построек здесь преобладали трущобы. Со временем на Рыбной улице был открыт Центральный рабочий кооператив. Поэтому решили, что улицу Рыбную надо переименовать в Кооперативную. С таким названием она просуществовала буквально пару месяцев, после чего пришло указание сверху дать ей имя Лаврентия Павловича Берии – наркома внутренних дел. Его имя она носила до 1953 года.

Существует городская легенда о том, что, когда Берия уже был арестован и над ним начался судебный процесс, одна жительница другого города написала своей сестре в Харьков письмо на улицу "гада и врага трудового народа" Лаврентия Берии. Тогда в прессе был популярен такой оборот, если речь шла о Берии. Случай очень показательный для того времени, "сознательность" приходилось демонстрировать любыми способами. В 1953 г., когда Берию расстреляли, улица снова стала Кооперативной.

Одним из наиболее известных объектов на Рыбном рынке была баня, которая дала название Банному переулку. С этой баней было связано очень много историй: вокруг нее были различные притоны, репутация у этого места была ужасная. Все криминальные события на рынке народ, как правило, связывал с цыганами. Одно время даже был так называемый цыганский мост, недалеко от бани. Говорили, что вокруг бани – целая цыганская слобода. Моста цыганского уже нет, как и самого рыбного рынка с баней, а Банный переулок остался.

Для того чтобы как-то изменить "карму" этого места, несколько лет назад одно из ведущих архитектурных бюро нашего города построило здесь самый элитный и престижный на то время, многоквартирный дом, который получил название Дом на набережной. Сейчас, по словам Розенфельда, у застройщика достаточно большие проблемы с продажей квартир. Многие объясняют это тем, что дом был сдан уже в разгар кризиса. Кто-то говорит, что всему виной планировка квартир: в них нет разделяющих стен – одно большое пространство со свободной планировкой.

У нашего же экскурсовода версия более оригинальная. Словосочетание "дом на набережной" стало устойчивым и связано оно с московским Домом на набережной. Он был построен в 1928 г. архитектором Борисом Иофаном напротив Кремля. Это так называемый Дом Советов. Он должен был разгрузить московские гостиницы, в которые были поселены все выдающиеся номенклатурно-партийные деятели, военачальники и ученые. Все они жили в бывших номерах, но это было очень неудобно. Представить себе грозного "красного" командарма в будуаре с ангелочками – задача непростая. Не соответствовал облику, скажем, Ворошилова интерьер дореволюционных декадансных гостиниц в стиле модерн. К тому же гостиницы городу были нужны, необходимо было где-то размещать иностранцев. Поэтому было принято решение построить первый Дом Советов. В народе он получил массу наименований: "кремлевский крематорий", "братская могила", "расстрельный дом" и множество других. Этот дом стал могильником для 2/3 жильцов. Начиная с 1935 года, а более массово в 1937-38-х годах жильцов увозили на Лубянку, и дальнейшая их судьба была известна всем. В 1960-е годы писатель Юрий Трифонов написал книгу "Дом на набережной". Во времена Перестройки в этом самом доме организовали музей-мемориал.

Таким образом, репутация у московского Дома на набережной весьма специфическая. Но, несмотря на это, для москвичей и гостей столицы покупка квартиры в этом доме, всегда было чем-то крайне привлекательным, видимо, каждому хотелось похвастаться тем, что "из нашего окна площадь Красная видна".

Дом на набережной в Харькове построен в стиле постмодернизма. Но по общему образу, настроению и даже отдельным фрагментам на фасаде он похож на московский. Стоит ли удивляться, что квартиры не продаются?

Если пройти по Банному переулку и пересечь улицу Университетскую, вы попадете на улицу Кузнечную, с которой связана одна интересная и смешная история. Здесь находились две водяные мельницы, назывались они Барабашовские. Когда царь Николай І приехал в Харьков и должен был проехать мимо этих мельниц, их закрыли огромной картиной, говоря современным языком, баннером с пасторальным сюжетом, чтобы не шокировать императора их неприглядным видом. Но, несмотря на это, Барабашовские мельницы простояли до начала XX века. А кузни, давшие название улице, были здесь очень долго - до середины 1930-х гг. Очень многие дома на улице сохранились без реконструкции.

Мы идем дальше, на переулок Ивана Дубового, пересекающий Кузнечную. Название этого переулка раньше соответствовало названию Троицкой церкви, находящейся здесь же. Эта церковь одной из самых первых была подвержена репрессиям в 1930-е гг. До 1991 года переулок был известен в первую очередь благодаря самой вкусной выпечке в городе. В Троицкой церкви была обустроена хлебопекарня, качество сдобы было настолько высоким, что пекарня пользовалась популярностью далеко за пределами окрестных переулков. После распада Союза церкви вернули первоначальный вид.

Половина маршрута пройдена, но впереди еще достаточно интересных мест. И следующая наша остановка – здание караимской кенассы. Очень сложно определить, кто такие караимы. Одни говорят, что это тюркские евреи, другие, что иудеи. Но сами караимы полностью не признавали иудейских традиций. Местом их наибольшего сосредоточения в Украине был Крым.

Властители разных времен их недолюбливали, видимо из-за неопределенности. Попытку определить их религиозную принадлежность предприняли еще в 1941 году, причем очень хитро. Когда немцы захватывали территорию Советского Союза, караимы были признаны евреями и попали в расстрельные списки. Крым был захвачен позже, чем Киев, и когда немцы вошли туда, была создана специальная комиссия, чтобы определить, относятся ли караимы к евреям. Для этого был найден один еврей – специалист по иудаике, которого специально освободили из Бухенвальда, посадили в библиотеке и сказали: "Объясни нам, евреи они или нет". Караимы его попросили отдельно, и он доказал немецкому командованию, что караимы не евреи. Его расстреляли, а крымские караимы выжили. Но в Киеве, Харькове, Прибалтике этот вопрос был решен на местном уровне – их расстреливали. Во многом, поэтому их осталось мало, и сейчас наибольшая концентрация караимов – в Израиле.

В Харькове была достаточно большая караимская община, которая построила свое здание на Кузнечной улице, а потом по проекту архитектора Покровского для них построили замечательное здание кенассы. Его история очень специфическая, как и все истории конца 1920-х гг. Как правило, такие заведения закрывались по инициативе самих же владельцев. Комсомольская молодежь выступала с инициативой закрыть кенассу и подобные религиозные объединения. Караимской кенассе "повезло" стать главным городским клубом "Воинствующий безбожник". И только в 2006 году караимская кенасса снова была передана верующим.

Двигаясь по маршруту далее, мы подошли к красивому и интересному зданию. Построил его архитектор Гинзбург как жилой дом, но сейчас это больница. Он построил его как раз в переходной от декоративизма к романтизму период. Изначально здание, как и положено ему быть, был серого цвета, но время сыграло с ним злую шутку, и оно сильно "повеселело". Почему оно начало "линять" и становиться красным, неизвестно. Красную раскраску здание приобрело лет 30 назад.

А мы идем в переулок Костюринский. Сергей Костюрин, в честь которого назван переулок, был одним из самых успешных купцов первой гильдии, он, как говорят, "умел делать деньги". Преуспевая в сфере торговли, он успешно совмещал это с функцией управляющего городом. Костюрин несколько раз избирался на должность гласного Городской Думы и несколько раз был городским головой. Детей у него не было, поэтому много денег он тратил на меценатство. Костюрину принадлежали основные винно-водочные склады производства спиртного в городе. Все знали, что он не принимал у себя в кабинете Городской Думы. Он принимал в своей конторе, которая находилась в винном погребе. Все вопросы решались легко, но не быстро. Как правило, после заседания Городской Думы у Костюрина, членов правления развозили по домам на извозчиках.

Костюрин приложил руку не к одному важному зданию в городе, делал много пожертвований, поэтому его именем назвали этот переулок.

А мы дошли уже до Харьковского моста. Этот мост неоднократно переделывался и перестраивался. Левая часть моста символизирует дружбу русского и украинского народов, а правая – дружбу мужчины и женщины. По этому поводу существует городской анекдот, который приобрел остроту в момент обострения украинского национального патриотического самосознания: "Ви подивіться, як оцей стрілець тримає нашого парубка. Він же його як молодшого брата тримає, вони ж не на рівних. Ніби він старший товариш. Це не дружба – це протекторат".

Из-за такой трактовки символа дружбы народов были даже предложения убрать этот памятник, но потом его решили оставить.

Осталось дойти до конечного пункта нашого маршрута – площади Руднева, одной из самых старых площадей Харькова. Ранее она называлась Скобелевской. Имя Руднева она получила уже в 1919 г. после захоронения там останков Н.А.Руднева

Николай Руднев в 1914 г. поступил в Московский университет, но проучился там меньше года, после чего был призван в армию, в Тульский запасной полк, который "славился" упадническими настроениями: солдаты воевать не хотели, а уровень дисциплины в полку был крайне низким. В середине 1917 г. Тульский полк был переведен подальше от неспокойного Петрограда – в Харьков. Тогда подпоручик Николай Руднев взял руководство в свои руки. Этот деморализованный полк пришел в Харьков уже к провозглашению Советской власти и стал основной боевой группой Красного гарнизона Харькова, но проявил он себя не с лучшей стороны. Солдаты Тульского полка занимались преимущественно грабежами, расстрелом офицеров, которые не хотели отдавать золотые погоны, и мародерством. После того как они в очередной раз бесчинствовали на Конном рынке, зачинщиков расстреляли по решению трибунала. В казармах Тульского полка начались волнения, коменданта Харькова Павла Кина и президента Донецко-Криворожской республики Артема взяли в заложники. Освобождены они были путем значительных уступок комитету Тульского полка.

Пока Тульский полк пытались как-то утихомирить, Руднев сделал военную карьеру и стал заместителем наркома по военным делам Донецко-Криворожской республики, затем начальником штаба 5-й Украинской армии. Когда полк решили отправить на фронт, солдаты разбежались. Части Украинского фронта под руководством Руднева были совмещены с группами разбегающихся дезертиров разных полков, чтобы все-таки отправить их на основной прорыв под Царицыно. Руднев вместе с Ворошиловым командовал обороной Царицыно. Белогвардейцы в это время устроили небольшой, но стратегически важный прорыв, чтобы как-то устранить эту опасность, туда был откомандирован Руднев. В этой атаке он был смертельно ранен. Его похоронили там же – в Царицыно, но потом перезахоронили в Харькове. Могила Руднева находится как раз на площади, названной в его честь.

Подводя итог, хочется отметить, что харьковский Подол богат красивой архитектурой, здесь особенно понравится любителям фотографии. И несмотря на то, что Харьков не настолько пестрый и яркий, как некоторые туристические объекты Украины, от этого он не менее привлекателен. Его нужно изучать и познавать, а иногда даже разгадывать, и только тогда город откроется во всей своей красе.

С другими маршрутами по Харькову, предложенными в путеводителе "SQ", вы можете ознакомиться здесь.