STATUS QUO

Призрак феминизма

В одной фейсбучной дискуссии я задал простой самоочевидный вопрос: почемуактивистки феминистского движения решили, что они представляют интересы всех женщин? Этот вопрос перекликался с просьбой моего коллеги привести конкретные примеры нарушений прав женщин. Оба вопроса повисли в воздухе, утонув в общих фразах и даже оскорблениях. Попробуем разобраться: за что на самом деле воюют борцы за гендерное равенство?

Но сначала – кого они, собственно, представляют? Что это вообще за «угнетаемый класс»– женщины? Я знаю много примеров женщин не просто успешных, а суперуспешных в бизнесе. За карьерой некоторых из них я мог наблюдать воочию. При этом я ни разу не слышал, что их карьерный рост был «вопреки» каким-то стереотипам или им приходилось идти на какие-то особенные жертвы, связанные с, так сказать, половой принадлежностью. Просто потому, что уровень ответственности и компетентности, необходимые для подобных должностей, по умолчанию ничего подобного предполагать не могут. Ибо после уровня «человек не ксероксе» в любой нормальной организации на первый план выходят качества, с полом уже не связанные, и настоящий руководитель подобными вещами не руководствуется.

Я знаю женщин, которые не делали карьеры в организациях, а выстроили свой бизнес. Причем бизнес этот – вовсе не выпечка тортов или салон красоты. Например, одна моя давняя знакомая владеет фирмой, которая занимается международными грузоперевозками. Мне иногда даже интересно, как она, учитывая интеллигентность и хрупкую внешность, общается с суровыми дальнобойщиками.

Я знаю женщин, которые сознательно предпочли «традиционную» роль в семье, и пока их мужья зарабатывают, они занимаются детьми и домом. Если их судьба и ужасна, то они довольно тщательно это скрывают ивыглядят вполне довольными таким «патриархальным» порядком вещей. Может быть, они просто запуганы ежедневно бьющими их мужьями? Учитывая, что это все мои друзья и знакомые, – верится в это с трудом.

Есть и другой тип женщин: они сознательно стали на путь «объективации», выменивая свою молодость и внешние данные на материальные блага. Я думаю, они очень удивились бы тому, что кто-то считает их жертвами.На вопрос феминистки об уровне оплаты труда они удивленно взмахнули бы нарощенными ресницами и спросили: «Оплату чего?»

В общем, нормальный марш за гендерное равенство выглядел бы примерно так. В первых рядах - матроны с колясками, на которых написано – «Мы не хотим растить детей и заниматься домом, мы хотим сами зарабатывать!» Потом, отдельными группками, - грустные бизнес-вумен с распечатанными на цветных принтерах листками «Меня лишили места в совете директоров, потому что я женщина». Ну и последними бы шли несчастные объекты сексуальной объективации с начертанными губной помадой воззваниями вроде «Я не хочу с очередным папиком на #сказочноебали, я хочу быть астрофизиком».

Что мы видим вместо этого? А вместо этогомы видим озлобленных на весь мир профессиональных активисток и молоденьких девочек, которым еще только предстоит реализовать себя в этом мире. Все это в целом напоминает большевиков, которые боролись за рабочий класс, но при этом почти никто из них никогда не был на заводе.

Т.к. феминистки представляют только себя, а значит, учитывая размер условного класса «женщины», - фактически никого, их аргументация выглядит слишком абстрактной и нелепой. Никаких конкретных фактов притеснения женщин вы от них не услышите. Вообще. Зато вам предъявят статистику, в которой будет написано, что средняя зарплата женщин ниже, чем у мужчин. Конечно, ни одна организация в Украине не имеет двух штатных расписаний и двух зарплатных сеток – «мужской» и «женской». (Может быть, такие факты и есть, но активистки об этом почему-то молчат.) А разница в зарплатах объясняется просто: миллионы женщин предпочитают карьере семью, поэтому на любой карьерной лестнице гораздо больше мужчин. Соответственно, в среднем оплата труда женщин оказывается ниже. Подчеркну – в среднем.

То же самое касается женщин в органах власти и управления. Откуда вообще взялась дикая идея квотирования? Т.е. сама по себе идея неплохая. Если бы, например, там квотировали количество воров и клинических идиотов. Но по гендерному признаку… Зачем? Кто-то нарушает права женщин в этом плане? Как? Можно конкретные примеры? Не статистику, причиной которой является отнюдь не дискриминация, а именно примеры: «Вот Анна Семеновна, достойный человек, не была назначена на должность в такой-то администрации, потому что она женщина». Вряд ли вы от активисток услышите что-то подобное.

Ну и последнее – насилие в отношении женщин. И сексуальное, и домашнее. Да, проблема действительно есть. Но это проблема, которая относится к уголовному кодексу и правоохранительной системе. По логике вещей, феминистки по этому поводу должны проводить митинги у зданий силовиков. Гендерное равенство тут причем? Или феминистки хотят отдельно закрепленных прав насиловать мужчин?

Можно было бы дальше просто зубоскалить по поводу всех этих «маршей равенства», если бы они не несли опасность социальных перекосов и, в конечном итоге, не приводили к результатам, прямо противоположным заявленным целям. Например, в США крупнейшие СМИ уже бьют тревогу. Все эти феминистские движения, #MeToo, скандалы с харассментом привели к неожиданному результату: корпорации предпочитают не брать женщин на руководящие должности, потому что деловая этика предполагает, например, обеды и ужины с партнерами, что как бы делает расстояние до страшного слова «харассмент» несколько короче. Да и вообще, женщина, тем более, если эту женщину Бог наградил привлекательной внешностью, становится для запуганных скандалами с домогательствами американских мужчин возможным источником проблем. Зачем нужны проблемы с красивой и пусть даже самой умной женщиной, если на должность можно взять мужчину, с которым можно безбоязненно напиться в баре и хлопнуть по плечу, не боясь обвинений в харассменте? Опрошенные журналистами женщины, работающие на Уолл-стрит, на условиях анонимности единодушно подтвердили, что сейчас сделать карьеру в бизнесе стало сложнее, чем 10 лет назад.

Это тот результат, к которому стремятся активистки? Чего они вообще хотят на самом деле? И существуют ли проблемы гендерного неравенства, о которых они говорят? Впрочем, одна проблема действительно есть. Это проблема горстки женщин и мужчин, которые либо сделали своей профессией нелепую «борьбу за права», либо устроили «борьбу» по причине какой-то личной неустроенности. И есть общество, которое взирает на это благосклонно. И только горстка таких же, по сути, «профессиональных борцов» - ультраправых - противостоит этому. Хотя на самом деле на защиту традиционных ценностей и здравого смысла должно встать все общество. Но этого мы не наблюдаем. И вот это – действительно проблема.

Денис Азаров