STATUS QUO

СТЕПАН ГАВРИШ: "ПАРЛАМЕНТСКОЕ БОЛЬШИНСТВО, СКОРЕЕ ВСЕГО, БУДЕТ СОЗДАНО НЕ ВОКРУГ ФИГУР, ПОЛИТИЧЕСКИХ БЛОКОВ И ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНСТИТУТОВ, А ВОКРУГ ИДЕОЛОГИИ ПРЕЗИДЕНТСКОГО КУРСА" ...>>

- Степан Богданович, в начале работы нового парламента Вы говорили о невозможности в тех политических условиях создать большинство. Что изменилось с того времени?
- Опытные политики понимают, что большинство не создается на подписных листах. Это не протокол колхозного собрания. Большинство создается в ходе дискуссии идеологических партнеров, которые четко уяснили тот предмет, вокруг которого большинство может быть создано. Традиционно большинство создается вокруг самой идеи организации власти, парламентской, и, прежде всего, правительственной. Это европейская модель. Поскольку правительство является главным инструментом управления страной, в любой европейской стране (а большая часть европейских стран - это парламентские государства) большинство естественно формируется в процессе выборов. Модель выборов продуцирует это большинство и обязывает политические партии, блоки бороться именно за то, чтобы образовать это большинство. Это означает сформировать власть в парламенте, сформировать правительство и, по сути дела, взять на себя законотворческую ответственность за власть как таковую. В украинских условиях, исходя из современных законов, сделать это невозможно. То есть, мы говорим, по большому счету, о некоем политическом большинстве, которое не имеет единой конституционной базы и назвать его большинством в полном понимании смысла этого слова невозможно. Да, история Украинского Дома показывает, что создание большинства в парламенте Украины - является реальностью. Мои предположения о том, что последующая история украинского парламентаризма будет развиваться только в условиях дискуссий вокруг большинства, подтверждаются и в нынешнем созыве ВРУ. Но создание большинства должно проходить публичный процесс обсуждения того, что такое большинство, вокруг чего мы объединяемся, какие цели преследуем и чего мы реально хотим от большинства. В украинском парламенте большинство остро необходимо, и скорее всего его можно создать вокруг неких четких идеологических формул законодательного процесса. Создать его вокруг правительства невозможно, так как парламенту не принадлежит право формировать правительство. Создать его вокруг самого президента чрезвычайно сложно, президент избран давно (если бы мы могли говорить о моменте его избрания, который бы совпал с избранием парламента, то можно говорить о большинстве вокруг президента). Создать его вокруг курса президента вполне возможно. И это наиболее логичный путь, по которому сегодня нужно идти. Есть курс президента, который подтвержден посланием в парламент ("Европейский выбор"), где задекларированные ценности свидетельствуют о таком выборе Украины, который ориентируется на европейские стандарты, как в сфере демократии, так и в макроэкономической и социальной сферах жизни людей. Поэтому вокруг этого ведется дискуссия.

- Как это может быть реализовано на практике?
- Я думаю, что поскольку дискуссия о большинстве происходила недостаточно публичным путем (при отсутствии проявления воли каждого народного депутата из 226, которые могли бы привести к созданию большинства), о создании именно такой политической коалиции в виде большинства, об уяснении его целей, распределении внутренних квот парламентской власти, то говорить о создании большинства невозможно. Можно создать некий коалиционный центр, который будет объединять народных депутатов для голосования по основным законопроектам. Вопрос о создании большинства, инициированный "Нашей Украиной" (подписание договора о совместных действиях), с моей точки зрения, выглядит несколько наивным процессом. Он демонстрирует желание сохранять хорошую мину при плохой игре, потому что объединение планируется только вокруг красивых идей, возможно чрезвычайно востребованных в обществе (институционные изменения в Конституции, проведение системной реформы власти, политической системы и многое другое). Это захватывающий, романтический процесс, однако он не предполагает реальных, конкретных инструментов его воплощения. Поскольку этот процесс отдален от реальной сегодняшней власти, говорить, что будет создано большинство, до 2004 г. невозможно. Поэтому я думаю, что подобные действия обречены на неуспех. Возможно, что в результате всех этих усилий появится договор об оппозиционности. Таким образом, парламент подойдет к фактическому состоянию, когда в нем будут некие виртуальные большинство и оппозиция, которая может, кстати, в некоторых условия быть достаточно агрессивной и весьма сильной как оппонент для действующей власти. Иначе мы снова погрязнем в дискуссиях о повестке дня, о том, кто лучше или хуже, о персоналиях и т.д. Наши политические игры, наверное, важны с точки зрения политиков и очень нужны для дискуссии о совершенной украинской власти. Но они могут не очень понравиться украинскому народу. Я думаю, что он выскажет нам вполне справедливое требование приступить к законодательной работе, к проведению пенсионной реформы, принятию Налогового кодекса, Гражданского кодекса, еще сотен и сотен законодательных актов. Эти законы могли бы снять сегодня недоверие к Украине со стороны внутренних и внешних инвесторов, поднять уровень жизни в стране и привели бы к демонтированию теневой экономики и коррупции.

- Степан Богданович, как депутатская группа "Демократические инициативы" относится к возможному вступлению Украины в НАТО?
- "Демократические инициативы" - достаточно проевропейская политическая депутатская группа, которая ориентируется на основные стандарты и ценности, являющиеся сейчас основой европейского сообщества. Мне сложно говорить об общей позиции группы в этом вопросе, так как мы не принимали решения именно на эту тему. Моя точка зрения относительно вступления Украины в НАТО достаточно прагматичная. Я считаю, что Украина минимум на пять лет опоздала с заявлениями о намерении вступить в альянс. Тем самым она проиграла эти соревнования. Имея возможность наращивать взаимоотношения с НАТО, мы стали оглядываться по сторонам и ждать, пока нам разрешат это сделать наши ближайшие соседи, которые, в свою очередь, заняли в НАТО прочные позиции, став его членами. Мы не заметили, что НАТО очень трансформировалось - из чисто политического союза оно стало геополитическим фактором безопасности. Для Украины ключевым является то, что НАТО является, пожалуй, единственной дверью в Европейский Союз (ЕС - "SQ"). НАТО - это новые стандарты жизни в экономической и политической сферах, в сфере демократии, уровне жизни людей. Естественно, это новые экономические показатели, это новая модель армии для Украины (не та, которая строилась по стандартам XX столетия, а современная армия, которая может обладать очень высокой профессиональной реакцией на любые вызовы, происходящие в обществе). Я не драматизирую ситуацию, так как четко представляю, что у Украины на данный момент нет внешних врагов, способных начать с ней войну, но одновременно отдаю себе отчет в том, что система угроз, существующая внутри нас и вне страны, по сути дела контролируется системами обеспечения национальной безопасности. НАТО способно предоставить нам определенные гарантии такой безопасности, кроме того, может помочь провести реформу армии. Более того, сейчас на западе, вдоль территории Украины мы уже имеем почти 1600 км границ с НАТО. Этот фактор нужно учитывать. То есть, либо мы останемся неким серым, грустным буфером между НАТО и Россией, что приведет нас к серой зоне геополитического развития, либо Украина должна четко признать, что декларации о желании вступить в НАТО должны привести к подаче заявки о вступлении на пражском саммите. Причем позиция гражданского общества уже приближается в пользу НАТО (около 40% украинцев - "за"). Мы должны понять, что НАТО не агрессор, и вступление Украины в НАТО приподнимет уровень ее экономического и социального благосостояния. Возможно, сегодня нужно сосредоточиться именно на этих обстоятельствах.
Кроме всего прочего, НАТО - это путь во многие всемирные организации, например, во Всемирную торговую организацию (ВТО - "SQ"). К примеру, рынок вооружений, технологий, который адаптирует оружие к международным стандартам, имеет очень серьезное присутствие таких организаций, в том числе и ВТО. Нужно отметить, что НАТО - новый геополитический альянс формирования безопасности всех членов или стран, которые имеют с ними определенные отношения, в том числе и Украины. Путь, по которому мы очевидно будем двигаться, я вижу в развитии функций особого партнерства, что является худшим выходом. На него нас будут толкать с двух сторон - со стороны Москвы, и со стороны Брюсселя. Одновременно Украине надо побороться на пражском саммите, чтобы НАТО как минимум признало нас вероятным и сильным кандидатом в члены альянса - для Украины сегодня крайне важны такие пакеты в отношениях с ЕС. Очень скоро получится так, что не мы будем стучаться в ЕС, а евросоюз придет к нам, спрашивая: "когда же Украина будет готова вступить в НАТО?" Сегодня мы находимся в ситуации, когда начинает распадаться ГУУАМ (имеется в виду выход Узбекистана). Украина не смогла доказать свою значимость как регионального лидера (ГУУАМ был единственным крупным геополитическим проектом страны). Поиск альянса с НАТО, поэтому, является преимущественным фактором для развития Украины.

- Степан Богданович, почему Вы выбрали для работы в парламенте Постоянный комитет ВРУ по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности?
- Я думаю, что это самый интересный профильный комитет, в портфеле которого находится ключ к экономическому успеху Украины. Топливно-энергетический комплекс (ТЭК - "SQ") наименее реформированный в стране. По сути дела, здесь самая высокая вероятность монопольной зависимости от тех поставщиков энергоресурсов, без которых Украина не может обойтись (прежде всего это Россия). Этот комплекс - как бы "становой хребет" с многочисленными "нервными узлами" украинской экономики, который связан с украинским газовым транспортным трубопроводом, нефтяным трубопроводом, нефтеперерабатывающими заводами, деградирующей сегодня добычей полезных ископаемых энергетического характера. Я, как профессиональный юрист достаточно высокого класса, пришел в этот комитет, отрасль которого требует поиска высококлассных юридических технологий для создания новых правовых формул обеспечения деятельности ТЭК, состояния национальной безопасности в этой сфере, обеспечения интересов общества, защиты тех приоритетов, которые мы в этой сфере имеем. После потери ядерного арсенала и трагедии на Чернобыльской АЭС мы не имеем права допустить проколов в этой отрасли в будущем. Кроме того, в ТЭК используются наиболее современные энергетические факторы, имеющие важнейшее значение для геополитического развития Украины (например, транспортный коридор в Европу из России, из Каспия, из Ирана и т.д.). Меня привлекает поиск новых конструкций, того неизвестного, которое даст возможность реализации меня как политика и как профессионального юриста.

- Вместе с депутатом Эрнестом Галиевым Вы внесли предложение о том, чтобы Кабмин в октябре отчитался перед парламентом о ходе реформ в топливно-энергетическом комплексе (ТЭК) и по исполнению законодательства в этой сфере. Что Вы ожидаете от этого отчета?
- Мы бы хотели разобраться, какова стратегия и тактика правительства в развитии этого комплекса. Это очень важные слушания, которые позволят нам увидеть: есть ли у государства стратегия развития этого комплекса, какие наиболее сложные аспекты развития энергетического сегмента украинской экономики, что делать сегодня с угольной промышленностью. В этой отрасли добывается совершенно нерентабельное сырье (в два раза дороже, чем польское). За 10 лет украинской независимости мы потеряли более 3000 человек. Эти трагедии обязывают нас сегодня принять решение о том, можно ли ежегодно проводить инъекции в некий костыль, не проводя структурной перестройки ТЭК и не заменяя энергетическое обеспечение альтернативными, дешевыми и более безопасными видами энергии. Здесь ключи к экономической безопасности, к созданию собственной системы энергетики, которая будет не только одним из факторов национального развития, но и могла бы быть элементом экспорта. Понятно, что сегодня это не лучший способ продавать энергоресурсы. Это показатель среднеиндустриального общества, в то время как Европа перешла к информационному обществу, преодолевая постиндустриальное. Это концепция развития страны третьего мира, но этот этап необходимо пройти, чтобы обеспечить собственную энергетическую независимость и диверсифицировать монополизм поставок в Украину энергоресурсов, тем самым подчиняя, в том числе и в политике, интересам тех, кто поставляет нам энергоресурсы.

- Степан Богданович, расскажите, как Вам удалось собрать столь "разноплановых" депутатов вместе, в группу "Демократические инициативы"?
- Это было достаточно легко, потому что все мы неожиданно оказались единомышленниками. Мы не могли наговориться об общих идеях, взглядах на политику, на Украину, на развитие нашей страны. Говорили об экономике, видя в ней ключ к разрешению любой проблемы; много говорили о государственном менеджменте, о новых стандартах демократии. Это нас сблизило, но все равно нам было нелегко. Группа "Демократические инициативы" была создана классическим путем - в результате общественного договора, когда каждый привнес в принципы ее создания свою позицию. Мы согласились с тем, что основная часть позиций группы должна приниматься только консенсусом, в особенности те, которые затрагивают основные стороны деятельности каждого из народных депутатов и являются стратегически важными для развития нашей страны. Поэтому в таких вопросах каждый депутат может "наложить вето" на решение остальных, и тогда мы обязаны искать общее решение. В решении остальных вопросов мы также придерживаемся компромисса, договариваемся, ищем лучшие предложения. Приятно то, что группа выросла (изначально в ее состав входили 15 народных депутатов, сейчас группа насчитывает 18 парламентариев). И хотя рост ее медленнее, чем хотелось бы, я верю, что в следующем сезоне, в ходе второй сессии ВРУ IV созыва, к нам присоединится еще немало наших политических партнеров, сторонников и тех, кто хотел бы развивать себя в условиях равенства политических возможностей и равных перспектив для самореализации. Мы имеем намерение проявлять некую политическую идеологию, которая бы стала платформой для создания в будущем партии. Как будут развиваться события, покажут дискуссии в группе, но с каждым разом мы ощущаем, что становимся единомышленниками все в большей степени.

- Для депутатов-мажоритарщиков работа в округе - важная часть обязанностей. Как эта работа проводится в 177 одномандатном округе?
- В каждом районе мы имеем приемные, в каждой из которых работает по нескольку моих помощников. Вокруг приемных организованы общественные группы поддержки. Как правило, это молодежные организации, объединения ветеранов, которые сотрудничают с нами, являются проводниками наших идей, работают с населением. Мы также создаем целую сеть молодежных организаций, координационных центров. Мы готовимся к проведению нескольких масштабных проектов. Например, "Печенежское поле" мы уже провели (это фольклорный фестиваль, посвященный памяти Петра Василенко, печенежского поэта, на который собралось, по нашим подсчетам, около 5 тысяч человек). Одно то, что на берегу водохранилища выступили представители пяти районов области, уже говорит о консолидации моего округа вокруг идеологии развития, возрождения тех традиций, которые по крупицам собирают в каждом селе.
У нас есть целая программа, посвященная работе с детьми-сиротами с помощью фонда "Берег надежды". Мы надеемся, что она получит общенациональное одобрение. Сегодня мы ведем работу по созданию широкой сети скаутского движения "Пласт" на территории Украины, которое является международной скаутской организацией. Мы будем делать все, чтобы наши позиции были максимально поддерживаемы гражданами. Мы ищем пути развития программ не с использованием власти на местах (превращая представителей власти в наших партнеров), а прежде всего с территориальными громадами. Это дает нам возможность иметь достаточно широкое представление наших позиций среди всех избирателей.
Могу сказать, что в округе нет избирателей, которые бы не знали, кто их народный депутат, не знали бы о проектах, которые мы проводим. Поэтому нам работать достаточно легко, хотя работы очень много, потому что каждый раз, начиная новую программу, мы понимаем, что поднимается интерес к нам. Тем самым мы приводим в приемные огромное количество людей с их проблемами, прежде всего тяжкими, сложными, но мы не отказываемся от этой миссии.


- В Вашей предвыборной программе говорилось о газификации районов округа. Расскажите, на какой стадии сейчас этот проект?
- Мы за прошедшие четыре года провели огромную работу по газификации. Сейчас она продолжается: мы тянем ветку в сторону Старого Салтова, полностью газифицируем село Базалеевка, прокладываем там магистральную трубу. Есть еще около 15 проектов - продолжаем строить больницу в Чугуеве, детское отделение, занимаемся еще десятками других очень сложных, дорогостоящих и больших проектов. При этом мы мало рассчитываем на бюджетную поддержку и пытаемся найти собственные средства, новые идеи, которые могут привлечь спонсоров, инвесторов. Мне приятно, что сейчас в Чугуеве есть чрезвычайно важные для нас результаты благодаря нашим усилиям за предыдущие годы поддержки района в целом, сервисом для аграрных реформ. Мы воочию убедились, что средняя урожайность зерновых в районе - 45 центнеров с гектара. Есть хозяйства, в которых этот показатель достигает 60-65 центнеров. Даже то, что сегодня в КСП "Маяк" собирают гречки 32 центнера с гектара, меня тоже вдохновило. Это очень высокий урожай для такого засушливого и кризисного лета.

- Степан Богданович, к