STATUS QUO

Харьковские многоженцы и многомужницы

Современный человек в океане семейного права чувствует себя как рыба в воде: захотел - женился, захотел - развелся, захотел - заключил брачный контракт, захотел - сменил гражданство и вступил в однополый брак. Все достаточно внятно регламентировано и разложено по полочкам. Иное дело – век XVIII или даже XIX, когда нравы были жестокие, а писаные законы, ввиду невысокой грамотности населения, доступны не всем. Жители Слобожанщины регулярно попадали в неловкие ситуации, схожие с той, в которой оказалась супруга Ивана Васильевича Бунши, внезапно обнаружившая у себя наличие сразу двух мужей.

Хроники брачных расследований и бракоразводных дел полны историй о многоженцах и многомужницах.

Семейный тиран – драгун Елисеев

Yes

Обстоятельства жизни харьковской мещанки Лукерии Семаховой сложились таким образом, что она оказалась двоемужницей, совершенно того не желая.

В 1700 году девица Лукерия вышла замуж за драгуна Карпа Елисеева, что для представителей из непривилегированных сословий рассматривалось как вполне себе неплохая партия: все-таки жалование, обмундирование, не самое угнетенное положение - в общем, полный соцпакет по тем временам.

Но, как в старом анекдоте, когда война, хоть увольняйся. В 1700 году царь Петр Алексеевич вступил в войну против неплохо милитаризированной в те времена Швеции, и драгуны потребовались во что бы то ни стало.

Карп Елисеев отправился в поход с драгунским полком и пропал. Коммуникации были развиты крайне слабо, вестей от благоверного не поступало. Поэтому, прождав 4 года, Лукерия вышла замуж за харьковского мещанина, имя которого история не сохранила. Она прожила с новым мужем 10 лет и родила троих детей. Когда супруг номер два скончался, Лукерия снова вышла замуж - за каменщика Ивана Соболева, с которым прожила шесть лет и родила еще двоих детей.

Если бы каменщик Соболев предполагал, чем для него обернется брак с Лукерией, то наверняка поостерегся бы засылать сватов. В 1720 году, после 20-летнего отсутствия, на Слобожанщину вернулся первый муж Лукерии Карп Елисеев, все это время томившийся в плену. Узнав от родственников, что его жена повторно вышла замуж, Елисеев не стал подавать на нее в церковный суд, а пустил дело по руслу семейных разборок.

С приятелями он нагрянул в слободу Тишки, где жила его прежняя супруга с новым мужем. Налетчики разорили двор Соболева и разграбили имущество, а Лукерию драгун Елисеев увез силой. Карп Елисеев колотил свою прежнюю супругу нещадно. Через четыре месяца она сбежала и пришла к каменщику Соболеву в полуживом состоянии.

Постоянно меняя место жительства, они прожили вместе еще около пяти лет. В 1725 году драгун Елисеев снова нашел их. На этот раз первый муж Лукерии не стал устраивать погром, а подал в церковный суд. Брак Лукерии с каменщиком Соболевым был признан недействительным, женщина была вынуждена вернуться к Карпу.

Окончание истории с любовным треугольником осталось не известным.

Взял компенсацию деньгами

Очень похожая история произошла в те же времена с жителем города Мерефа Прокопием Деденко. Как и драгун Елисеев, только немногим позднее, в 1708 году, он отправился на войну - и пропал.

Супруга Елена ждала его 8 лет, а потом вышла замуж за другого и родила несколько детей.

Спустя 22 года, в 1730-м, в Мерефу вернулся Прокопий. Елена оказалась в крайне щекотливом положении – при двух живых мужьях.

В отличие от драгуна Елисеева, поднимать скандал или обращаться в церковный суд Прокопий не стал: он отнесся к ситуации с пониманием. Деденко взял с бывшей жены и ее нового мужа 5 рублей для вступления самому в супружество. Также он взял с бывшей жены письмо, в котором говорилось, что она его вступлению в новый брак не противится. Атаман и жители слободы выступили свидетелями при составлении и передачи такого письма.

Как говаривал один из кинематографических персонажей, интеллигентные люди разводятся интеллигентно.

Страдания Евдокии

Yes

В 1733 году поп Константин Федоров узнал, что в питейном шинке в слободе, где находился его храм, проживает некая Евдокия Гречка, которая состоит в браке уже в четвертый раз. Это святому отцу показалось подозрительным, и он составил донесение о данной женщине духовному управителю города Изюма. В ходе церковного расследования всплыли прелюбопытнейшие факты. История жизни Евдокии была достойна пера авторов самых остросюжетных приключенческих романов.

Первый супруг Евдокии был двоеженцем. Когда одна из жен, Евдокия, ему надоела, он ее продал на Дон молодому греку.

Грек оказался приличным человеком и на Евдокии женился. Но вскоре был убит разбойниками.

Евдокия не отказывалась от идеи обретения личного счастья. Она вернулась на Слобожанщину - и снова вышла замуж. Но ей не повезло, как и в первый раз. Мужчина, с которым она пыталась создать ячейку общества, был уже женат. Спустя полгода он сбежал к прежней жене.

Евдокия не унималась и вновь пошла замуж - за владельца шинка Лазарем, от которого родила сына и дочь. И все было бы ничего, но по факту у Евдокии накопилось трое живых мужей, с которыми она состояла в законных браках, причем дважды была замужем за двоеженцами.

Отчасти это стало возможным и из-за низкого уровня надзора, в частности, со стороны церкви, на которой лежала основная регуляторная функция в делах семейных (церковью заключались и, хоть и редко, но расторгались браки, а также велся учет родившихся и скончавшихся).

Архиепископ Белгородский и Обоянский Досифей (Харьков и окрестности относился к Белгородской епархии) отнесся к несчастной женщине с пониманием. Он не стал подвергать ее наказанию (так как жизнь и без того была к ней жестока) и разрешил ей жить в одном доме с Лазарем. Однако понимая, что формально Евдокией были нарушены существующие законы, архиепископ повелел: "Но хоть жить сообщно им и позволяем, а плотского сожития им отнюдь не иметь".

Не стерпелось, не слюбилось

В конце XVIII века священник из Изюмского уезда сообщил вышестоящему начальству о многоженстве канцеляриста Максима Карпова.

Карпов оставил свою первую жену Ульяну и женился на Ирине. Во время следствия на допросе Карпов заявил, что Ульяну он бросил, так как женили его на ней насильно. Помимо того, он обвинил свою жену в прелюбодеянии. Карпов заявил, что в течение 8-ми лет подавал прошения о разводе, но так как разрешения не получил, то решил самовольно жениться во второй раз.

В ходе следствия установили, что брак был совершен, когда Максиму Карпову было 13 лет, а Ульяне - 15. В течение последующих 6 лет супружеской жизни молодая женщина злоупотребляла алкоголем, а также регулярно изменяла мужу. На допросе Ульяна ничего не отрицала. Также она заявила, что с самим Карповым жить не желает.

Решение духовной консистории по брачному делу было таким:

"Карпова с первою его женою разлучить, и, сыскав ее, от Изюмского духовного правления прислать в консисторию под караулом; а по присылке за таковое ее прелюбодейное житие послать к неисходному пребыванию в черную работу и труды в Старооскольский женский монастырь, а Карпова со второю его женою Ириною не разлучать…"

Ужасная история двоемужества крестьянки Павловой

Yes

В феврале 1886 года в Харьковском окружном суде с участием присяжных заседателей и в присутствии многочисленной публики разбиралось дело крестьянки Марии Павловой. Павлова обвинялась в двоемужестве. Однако виновность ее показалась присяжным далеко не однозначной. Биография крестьянки Павловой была из разряда историй, леденящих кровь.

До 16 лет подсудимая жила в Полтавской губернии. Она принадлежала к еврейской семье. Знакомый ее отца, служащий железной дороги крестьянин Александр Павлов, посватался к Марии - однако получил отказ. Девушка сказала, что жених был пожилым и ей не нравился. Она хотела выйти замуж за молодого крестьянина Василия.

Павлов похитил Марию и увез в село Роменского уезда Гавриловку. В сговор с Павловым вступил священник этого села, который предоставил свой дом в качестве места заточения.

На просьбы девушки и приехавших родителей отпустить ее священник отвечал отказом. Когда же девушка попросила обвенчать ее не с Павловым, а с Василием, представитель духовенства согласился при условии, что Василий даст ему 200 рублей. Павлов предлагал 100 рублей.

У молодого крестьянина таких денег не оказалось. Марию крестили и обвенчали с Павловым. Несмотря на брак, Мария общение со своим возлюбленным не прервала. Ревнивый Павлов избивал ее так, что через месяц Мария сбежала из дома.

Она приехала в Чернигов и поселилась в семье знакомого еврея, который работал на железнодорожной станции. Полиция обнаружила, что вида на жительство у Марии нет (иудеи в Российской империи не имели право покидать зону оседлости, а свой насильственный переход в православие Мария скрывала). Женщину вернули к отцу, но туда приехал Павлов и купил ее за 30 рублей.

Чрезвычайно любопытным присяжным показалось то, что Павлов к тому времени женился во второй раз, а следовательно, формально стал двоеженцем.

Улучив момент, Мария снова сбежала. На этот раз подальше – в Харьков, где, как оказалось, ее приключения не завершились, а вышли на новый виток развития. Девушка занялась мелкой торговлей, но денег не хватало ни на жилье, ни на питание. Как вдруг… одна приличная дама предложила несложную работу горничной)\ в приличном доме и за хорошее жалование.

Приличный дом оказался домом терпимости. В те далекие времена проституция в Харькове была вполне легальной профессией, и бордели функционировали как обычные коммерческие предприятия. Но принуждения девушек к занятию проституцией было не редкостью.

Попытки Марии сбежать из дома терпимости окончились провалом. Но казалось, в итоге Марии все же улыбнулась удача: один из клиентов, крестьянин Григорий Березовский, признался ей в чувствах и сделал предложение. Мария честно призналась, что уже венчана, но Березовский пустился в обман и заявил, что, если креститься еще раз, то предыдущий брак считается недействительным. Молодые люди были обвенчаны в Воскресенской церкви Харькова.

Вскоре выяснилось, что Березовский женился лишь для того, чтобы завладеть деньгами, которые Мария заработала в борделе и откладывала на черный день. Когда деньги оказались в руках хитрого супруга, он помчался в полицию и донес на Марию, обвинив ее в двоемужестве.

Иметь двух мужей в Российской империи строго запрещалось (как, собственно, и на постимперском пространстве). Но когда присяжные заседатели прослушали историю жизни крестьянской девушки Марии, их вердикт был однозначным: невиновна.

***

Следует отметить, что современным многоженцам и многомужницам живется немного полегче. В украинском законодательстве не существует наказания за вступление в брак при наличии нерасторгнутых семейных уз. Просто такой брак будет считаться незаконным, и его можно денонсировать в судебном порядке.

Источник