STATUS QUO

Харьковский Джек Лондон

Сегодня имя Николая Трублаини несколько не на слуху. В городе нет ни его памятника, ни улицы, названной в его честь. Хотя Трублаини без всяких преувеличений можно назвать одним из самых замечательных харьковчан.

Классику украинской литературы, писателю, которого за легкость изложения и увлекательность повествования называли “харьковским Джеком Лондоном”, отважному путешественнику, который пускался в приключения, часто граничившие с авантюрами, и, вне всякого сомнения, гениальному педагогу 25 апреля исполнилось бы 111 лет.

В 13 лет сбежал на фронт

Харьков, история, ТрублаиниБольшая часть взрослой жизни Николая Трублаини связана с Первой столицей. Но родился будущий замечательный харьковчанин на территории современной Винницкой области в селе Ольшанка в 1907 году. На детство ему было отведено лет тринадцать. Характеристику, которую Николаю Трублаевскому (настоящая фамилия, модифицированная впоследствии на итальянский манер) выдали по окончанию четырех классов церковно-приходской школ, следовало бы отнести к разряду уникальных.

Миллионы современных украинских родителей всей душей желали бы, чтобы об их детях в школах говорили: “Показывает достаточно хорошие успехи в арифметике, алгебре, геометрии, географии, естественной истории. Особенно выдающиеся успехи демонстрирует в российской словесности. Смышлен, пытлив. Правдивый, честный, добропорядочный".

И это было еще не все. По мнению педагогов, ребенок был "наделен счастливым талантом очень умело подражать голосам людей и птиц”.

Правда, поступив после школы в гимназию, образовательный курс гимназист Трублаевский так и не окончил. Время было боевое, трубы звали в походы со всех сторон. 13-летний гимназист, естественно, без спросу, отправился на фронт добивать Врангеля, армия которого пыталась закрепиться на Крымском полуострове.

Но попасть на поля сражений было не суждено: гимназист по неосторожности выпал из поезда. У насыпи его нашел путевой обходчик и на себе отнес в больницу. Получив сильную травму ноги, Трублаевский длительное время лечился. Ввиду отсутствия в те поры "интернетов", чтобы коротать время, пришлось читать. Благо, в больнице была библиотека - Артур Конан Дойл, Жюль Верн, Луи Буссенар, - перечитанная от корки до корки в сжатые сроки.

В гимназию Трублаевский не вернулся, отправившись после лечения в село Череповка (ныне - Хмельницкая область) ликвидировать безграмостность – делоо ничуть не более легкое, чем участие во фронтовых сражениях. Причем шансов пасть смертью храбрых в данном случае было ничуть не меньше. Противники соввласти на селе ставили ликвидаторов безграмотности в один ряд с активистами комбедов, комсомольцами и парттоварищами. "Сельскому просветителю" было 16 лет.

Трублаини в Харькове

Харьков, история, ТрублаиниВ 1925 году Николай Трублаевский отправился в Харьков, бывший в то время столицей Украины, на Всеукраинские курсы журналистики. Именно здесь исчез бывший гимназист Трублаевский и появился писатель Трублаини. Изначально шутливое прозвище прижилось на всю жизнь.

Но благодаря неуемной охоте к перемене мест Трублаини в Харькове надолго не задержался. К тому же подвернулся случай, упустить который Трублаини считал для себя преступлением: в 1929 году ледокол "Литке" отправлялся из Одессы на остров Врангеля, где тремя годами ранее высадилась арктическая экспедиция. Ледокол должен был доставить провиант, оборудование, медикаменты. Предстояло практически кругосветное путешествие, в которое Трублаини отправился с корочкой корреспондента газеты "Вести". Репортажи о морском походе и изданная позже книга "Литре" – победитель льда" снискали ему славу "украинского Джека Лондона".

Поход на ледоколе. Через тропики в Арктику

Харьков, история, ТрублаиниПлавание по Индийскому океану не доставило особых хлопот путешественнику. У корреспондента солидного издания было достаточно досуга для наблюдений, создания репортажей и очерков. Но молодой организм изнывал от избытка сил. Трублаини фактически стал членом команды: драял палубу, стоял на вахте, в перерывах развлекал экипаж новыми выпусками стенгазеты.

Во Владивостоке вдруг выяснилось, что в Арктику сможет отправиться только один журналист. И это была сотрудница всесоюзной газеты "Известия".

Но вместо того чтобы преспокойно сесть на поезд и через две недели кушать эскимо на палочке в Москве, Трублаини нанялся на тот же ледокол помощником кочегара.

В 1931 году начались изыскательские работы на ангаре в Восточной Сибири, где готовилось строительство промобъектов. Трублаини, конечно же, помчался в Сибирь. Где спустя год до него дошли известия о подготовке новой арктической экспедиции на ледоколе "Владимир Русанов". Ледокол должен был совершить рейд до Северной Земли и полуострова Таймыр.

Из второй экспедиции Трублаини вернулся знаменитым писателем и, что еще важнее, – знаменитым полярником, так как в те далекие времена полярники собирали фоловеров в разы больше, чем современные популярные блогеры.

Харьковский арктический клуб

Харьков, история, ТрублаиниКазалось бы, где Харьков, а где Арктика. Но вернувшись в Первую столицу, Трублаини организовал для детей "Клуб юных исследователей Арктики". Под первый в Укарине Дворец пионеров, где располагался клуб, отдали лучшее помещение в центре города – здание бывшего Дворянского собрания.  

Сегодня родители мечтают, чтобы их дети попали к хорошим учителям. В 30-е годы в Харькове жил и работал гениальный педагог – Трублаини. Параллельно в городе пробовал свои силы на поприще воспитания подрастающего поколения Антон Макаренко, признанный впоследствии классиком педагогической мысли. Однако педагогическая затея Трублаини была не менее великой - и по масштабу, и по глубине замысла. Если Макаренко делал упор на трудовом воспитании, Трублаини воспитывал страстью к путешествиям, открытиям, вечному поиску. Написанные им в то время строки звучат как гимн романтиков и первооткрывателей:

"Моя мечта – зажечь юных читателей желанием стать исследователями Арктики, моряками, которые не побоятся штормов, авиаторами, которые сумеют повести самолеты на тысячекилометровые расстояния, инженерами и учеными, которые раскроют все тайны природы и победят все стихии".

Так как великое дело залипания в гаджетах юному поколению 30-х было недоступно, то и развлечения его были куда проще. Захотели в Заполярье – пожалуйста. Члены клуба сели в поезд и отправились по маршруту Харьков-Москва-Ленинград-Мурманск. Решили исследовать южные моря – не проблема. С рюкзаками за плечами отправились на южный берег Крыма, погрузились на дно в водолазных костюмах. Участники клуба побывали на Новой земле и совершили плавание вокруг Скандинавии. Родителям домой летели лишь редкие телеграммы: "Все в порядке".

Юные полярники изучали географию, топографию, устройство радистанций, аквалангов, учились оказанию медицинской помощи, разведению костров при любой погоде и приготовлению пищи из чего угодно. То есть всему тому, что могло пригодиться человеку, оказавшемуся на арктической льдине. После общения с такими людьми, как сам Трублаини или гостивший в клубе летчик Сигизмунл Ливаневский, который совершил перелет из Москвы на Северный полюс и далее в Сан-Франциско, отставаться домашним ребенком, который всегда слушает бабушку и никогда не забывает надеть шапку, было просто невозможно. И если ныне родители и школьники всеми силами борются за отмену формы в школах, то получить форму арктического клуба – светлый, как у капитанов, китель, галстук и пилотку – было мечтой огромного количества харьковских детей.

1941-й

Харьков, история, ТрублаиниПоследние месяцы жизни Трублаини наредко сравнивают с более известной историей его друга писателя Аркадия Гайдара. Трублаини точно так же отправился на фронт корреспондентом. Это произошло накануне оккупации Харькова. И так же погиб в бою в первые месяцы войны.

Как только выдалась возможность принять участие в сражении, блокнот и карандаш были отодвинуты в сторону. Подразделение, о котором собирался делать репортаж Трублаини, внезапно было атаковано противником. Когда у пулемета упал второй номер, писатель занял его место. Подавать ленты - работа, на первый взгляд, не самая престижная, но без патронов пулемет молчит, да и убить второго номера могут точно так же, как и любого иного бойца. Противник был отбит, но отступающую колонну красноармейцев атаковало несколько штурмовиков Люфтваффе.

Ранение было ужасным – в брюшную полость. Боли нестерпимые. В санитарном поезде, конечно же, из анестетиков использовали по большей части только спирт вовнутрь. Единственным успокоительным для человека, проведшего всю жизнь в пути, был стук колес.

Трублаини было 34 года. По нынешним меркам – всего ничего. Но время было - стремительное. В самые сжатые сроки необходимо было успеть сделать очень многое.

comments powered by Disqus