STATUS QUO

ГЕОРГИЙ СЕЛИХОВ: "ХАРЬКОВСКИЙ ТЕАТР ОПЕРЫ И БАЛЕТА УЖЕ НЕ ПРОСТО АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР, А КАКОЙ-ТО МУТАНТ С РАЗЛИЧНЫМИ ВИДАМИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ" ...>>

- Георгий Валентинович, какие новые спектакли, кроме "Турандот", театр планирует показать в этом сезоне?
- Из-за самой напряженной за последние годы экономической ситуации, когда мы стоим перед вопросом быть или не быть, выжить или не выжить, сохранится ли театр в нынешнем состоянии или нет, говорить о новых постановках не приходится. Государство вступило во второй десяток своих лет и, казалось бы, должно быть уже лучше, но, увы, для таких структур, как наш оперный театр, со стороны государства нет внимания. И по этой причине мы сейчас не живем творчески, а просто выживаем. Да, у нас есть планы относительно премьер, но они не подкрепляются экономически. Мы хотим поставить оперу Верди "Трубадур", балетный спектакль на музыку Штрауса "Сказки Венского леса". Ко Дню театра мы планируем заново поставить оперу Сен-Санса "Самсон и Далила", - это прекрасная музыка. Но потянем ли мы?

 

- Как складывается ситуация с финансированием театра?
- С каждым годом бюджетное финансирование становится все хуже. Несмотря на то, что зарплату работникам театра за последние 2 года повысили на 45%, а тарифы на коммунальные услуги выросли, сумма средств, выделяемых театру, осталась прежней. В этом году мы получили из госбюджета только 15,5% необходимой для содержания театра суммы. Для зарплат мы имеем 53% государственных денег, для коммунальных платежей - менее 20%. Например, на коммунальные платежи в этом году нам выделили 305 тыс. грн., а мы ими смогли закрыть только долги прошлого года, и то не полностью. Всего на областные учреждения культуры Харькова столица ежегодно выделяет около 10 млн. грн., а только одному ХАТОБу необходимо 17 млн. в год. Поэтому финансирование для нас проблема в квадрате.
Между тем многие помещения театра находятся в аварийном состоянии и требуют капитального ремонта. ХАТОБ - самое большое театральное здание в Украине, и если его не ремонтировать, оно из нового скоро превратится в старое. Каждый день приходится выискивать средства - на замену лампочек в прожекторах, струн в музыкальных инструментах, на обновление декораций, костюмов. А корень всех проблем - в отсутствии правовой защищенности театров. В Украине нет законов "О культуре", "О государственном театре", нет реестра театров, который определял бы их статус и права. Государство решило поднять только отдельно взятые национальные творческие коллективы, которые находятся в основном в Киеве, тем самым разделив артистов на касты. Обычный машинист сцены в Киевском национальном театре оперы и балета получает 950 грн., а солисты харьковской оперы - в среднем 225 грн. Ставки наших работников, от 165 до 270 грн., в два раза ниже прожиточного минимума. Из-за такой низкой оплаты труда многие артисты ХАТОБа уезжают работать в Киев или за границу. Ведь даже сугубо физиологически певцу, исполняющему главную партию, или солисту балета нужно просто хорошо кушать - регулярно и качественно. Но на какие деньги? За последние 3-4 года театр покинули более 10 молодых перспективных вокалистов. А из балета ушел почти целый состав - 48 человек. Каждый раз Светлане Ивановне Колывановой (художественный руководитель балета ХАТОБ - "SQ"), педагогам-репетиторам приходится вводить в партии новых исполнителей. Корень зла в том, что нужно принципиально изменить отношение государства к профессиональному искусству, а не делать исключение только для Киева.

-Но ведь помимо бюджетного финансирования, у ХАТОБ есть свои источники доходов: показ спектаклей, демонстрация фильмов, сдача помещений в аренду. Обеспечивает ли потребности театра его коммерческая деятельность и не влияет ли она на имидж академического театра?
- Мы своей основной деятельностью, показом оперных и балетных спектаклей, можем оправдать только 2-2,5% всех затрат. Нам нужно 17 млн. грн., а мы в прошлом году основной деятельностью заработали только 370 тыс., а другими видами деятельности - 1 млн. 400 тыс., в этом году стремимся к 2 млн. Чтобы их заработать, мы крутим кино, приглашаем эстрадных звезд, проводим презентации, конкурсы красоты, даже продаем обувь в нашем здании, - бог знает чем занимаемся... Мы уже не чисто академический театр, а какой-то мутант с различными видами деятельности. Наш основной вид деятельности в общем доходе театра составляет седьмую часть, остальное мы зарабатываем другими видами деятельности. Но если бы это имело определенный результат, если обеспечивало бы хоть половину потребностей театра! Мы просто стремимся не утонуть, не захлебнуться, не распасться.
Наши коллеги в Киеве, конечно, не занимаются коммерческой деятельностью. Не занимаются по одной простой причине: у них стопроцентное государственное бюджетное финансирование. Почти не занимаются этим наши коллеги во Львове, поскольку там театр значительно меньше, и его проще содержать. А другие театры, и Днепропетровский, и Одесский, и Донецкий, находятся в примерно таких же условиях, как и мы. У нас же проблема усиливается нашим зданием, которое требует колоссальных затрат. Денег, которые зарабатывает ХАТОБ, едва хватает на оплату коммунальных услуг, потому что огромный финансовый поток идет именно на это. Такой маленький штрих: при этом здании есть своя профессиональная пожарная часть (25 человек), и, казалось бы, государство должно эту структуру содержать полностью, ан нет - театр плати, театр выкладывай деньги. Почему только театру это нужно? И вот каждый месяц 10 тыс., а скоро будет несколько больше, мы должны выложить. То есть 120 тыс. в год театр должен на это заработать. А у нас спектакль иногда приносит 1,5 тыс., иногда до 4 тыс. Сколько спектаклей нужно, чтобы оправдать одну пожарную часть!

-Существуют ли способы сократить расходы театра, можно ли на чем-то сэкономить?
-Мы каждый день экономим. А сократить нам предлагали коллектив. Лет пять назад Лазаренко подписал пресловутое постановление кабмина № 1033 "Об упорядочении бюджетного финансирования". Согласно ему, нельзя было делать доплаты, надбавки, то есть сокращалось все, что можно было сократить. В связи с этим предлагалось сокращать коллектив. И вот кукольный, ТЮЗ, Шевченко, музкомедия - все сокращали, сокращали… - до предела, оголилось все. Сейчас кусают локти. Мы не сократились. Как мы могли это сделать? Одна или две флейты, два гобоя, три кларнета, одна арфа, три трубы - что сокращать? Или так поступить, как в Одессе, где в хоровых массовых сценах "Бориса Годунова", "Аиды" и других крупных оперных полотнах задействован хор всего лишь из 32 человек? Это же преступно! Мы не можем сокращать ни певцов, ни балерин. Нельзя этого делать. И мы сохранили коллектив. А если бы даже и сократили на сотню-другую, то, поверьте, я убежден, так же пропорционально нам сократили бы и бюджетное финансирование.

- Есть ли в театре вакансии для молодых артистов?
- Вакансии есть, молодежь постоянно пополняет театр. Почему нам и удалось провести фестиваль "ВЁват, НадЁє!", посвященный смотру творческой молодежи. Мы показали более 50 молодых вокалистов, артистов хора и оркестра. Были дебюты в балетных спектаклях. Лауреаты международных и национальных конкурсов Максим Пастер, Андрей Калюжный, Ольга Красильникова справлялись со сложнейшими партиями. В ходе фестиваля мы знакомились с молодыми дирижерами, студентами Национальной музыкальной академии Андреем Сиротенко и Дмитрием Морозовым, на предмет возможной дальнейшей работы у нас в театре.

- Можно ли получать прибыль за счет гастролей? Планирует театр гастроли в ближайшее время?
- Мы планируем гастроли. Но гастроли сейчас не особо рентабельны, да и гастролями их не назовешь. Это небольшие челночные выезды на один-три дня. За последние полтора месяца мы побывали в Белгороде и Полтаве, 9-10 ноября планируем выехать в Суммы. Большие гастроли с вывозом всего имущества, всего коллектива сейчас просто не окупаются. Если 12-15 лет тому назад государство выделяло под гастроли деньги, то сейчас этого и близко нет. Чем мы можем удержать людей, так это выездами на фестивали за рубеж. Но это тоже не гастроли. Некоторые контролирующие структуры, например, налоговые инспекции, думают, что туда едут зарабатывать большие гонорары. Ничего подобного: артисты едут на неполные суточные, но которые в десяток раз больше, нежели они заработают тут. Поэтому не щадят живота своего, в прямом смысле, потому что едут туда иногда на один завтрак - все остальное везут с собой (крупы, сало, колбасы, консервы).

- На ваш взгляд, насколько развита в Харькове оперная культура?
- В городе есть определенные традиции, хотя многое, конечно, зависит и от воспитания. Если школьников, например, первый раз к нам приводят "организованно", то, увидев огромные "полотна" из 3-4 актов, их поражает процесс рождения спектакля, который происходит непосредственно на их глазах. И в следующий раз они уже приходят сами. Кстати, за последние 5 лет число наших поклонников удвоилось - благодаря новым постановкам и профессиональному уровню коллектива театра. Не последнюю роль играет и цена билета. По сравнению с заграничными театрами, у нас довольно дешевые билеты. Если некоторые продукты питания у нас стоят дороже, чем, например, в Германии, то билет в театр там стоит в десятки раз больше, чем в наши. Когда мы показывали "Бориса Годунова" в парижской опере, билеты стоили от 42 до 50 долл. и зал был переполнен. А из 1,5 тыс. мест в большом зале ХАТОБ 900 мест стоит от 2 до 9 грн. Но что такое 9 грн.? Бутылка водки.

- Но ведь в новом сезоне билеты на некоторые спектакли подорожали. Не уменьшилось ли из-за этого количество зрителей?
- Билеты подорожали в среднем в 1,5 раза. Теперь есть пять расценок, в зависимости от популярности спектакля. Есть отдельные цены на популярные спектакли, на ходовые спектакли, на не очень популярные. Мы экспериментируем, пытаясь поднять доход и в то же время сохранить зрителя. Пока этот паритет мы удерживаем.

- Кого из известных в Харькове людей можно назвать "заядлыми" театралами?
- У нас большая армия постоянных поклонников. Некоторые имеют постоянный пропуск в театр. Среди наших постоянных зрителей доцент кафедры урологии Харьковского медицинского университета Эдуард Арнольди, врач-психиатр Александр Плотников. Большой ценитель оперного искусства - владыка Никодим (митрополит харьковский и богодуховский - "SQ"). Он посещал наши спектакли еще в то время, когда ХАТОБ находился в старом здании. Лет 20 назад, когда священникам нельзя было посещать светские мероприятия, он переодевался в гражданскую одежду и садился в глубине директорской ложи. К сожалению, на премьеру "Турандот" он не смог прийти, и я ему передал видеокассету с записью оперы. Многие из последних постановок посетил Евгений Кушнарев. Наш основной постоянный зритель - это харьковская интеллигенция. Вообще, интерес зрителей - именно это и держит меня на такой работе.


Справка "SQ". СЕЛИХОВ Георгий Валентинович родился 1 мая 1946 г. в Харькове. В 1969 г. окончил Харьковский институт искусств им. И. Котляревского. Работал преподавателем дерижирования в Харьковском музыкальном училище. С 1973 по 1989 гг. работал в Харьковском обкоме комсомола, горисполкоме, горкоме и обкоме Коммунистической партии Украины на должностях, связанных с творческой интеллигенцией. В 1989 г. назначен начальником областного управления культуры. С 1991 г. преподавал на кафедре хорового дирижирования в институте искусств. С 1995 г. - директор - художественный руководитель ХАТОБ. За 7 лет под его руководством было поставлено 20 новых спектаклей, 16 были возобновлены. В 1990-1992 гг. инициировал создание профессионального камерного хора, Харьковского областного музея народного творчества, хореографического отделения при музыкальном училище, филиала училища культуры в г. Лозовая. Автор идеи международного праздника "Слобожанская муза" (в 1991 г.) и ежегодного фестиваля "ХаркЁв мистецький" (с 1997 г.). Автор сценария и режиссер отчетных концертов мастеров искусств и творческих коллективов Харьковской области в Киеве (в 1999 и 2001 гг.). Член Союза театральных деятелей Украины и Всеукраинского музыкального союза. В 1999 г. был награжден орденом Украинской православной церкви "Святого равноапостольного князя Владимира". В 2001 г. стал лауреатом конкурса "Деловой человек Украины" и лауреатом рейтинга "Харьковчанин столетия". В декабре 2000 г. получил звание Заслуженного деятеля искусств Украины.
Музыкальные представления стали показывать в Харькове более 220 лет назад. Стационарный оперный театр был создан 26 декабря 1874 г. В октябре 1925 г. на базе оперной антрепризы, в соответствии с постановлением Совета народных комиссаров, в Харькове была создана первая в Украине государственная опера. В декабре 1944 г. театру было присвоено имя Н. Лысенко, чьи оперы "Рождественская ночь", "Утопленница", "Тарас Бульба" впервые были поставлены именно на харьковской сцене. С октября 1991 г. театр работает в новом помещении. В ХАТОБ работает около 1 тыс. чел., в том числе более 400 артистов. В действующий репертуар театра входят около 50 оперных и балетных спектаклей. Среди последних премьер - оперы "Тарас Бульба" Н. Лысенко (к 75-летию первой постановки), "Реквием" и "Отелло" Дж. Верди, "Поэт" Л.Колодуба, "Турандот" Дж. Пучини, опера для детей "Когда звери говорили" Н.Стецюна, балеты "Спящая красавица" П.Чайковского, "Весна священная" и "Петрушка" И.Стравинского.