STATUS QUO

ИРИНА НЕСТРУГИНА: "Я ЗНАЮ, КАК УЛУЧШИТЬ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ФИНАНСОВО-ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ШКОЛ, БОЛЬНИЦ И ДОРОЖНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ" ...>>

- Ирина Николаевна, каковы же итоги проверок городского контрольно-ревизионного отдела за 2002 г?
- В 2002 г. нашим отделом было проверено 224 предприятия, организации и учреждения, 127 их которых - коммунальной формы собственности. В результате проверок на 104 предприятиях, организациях, учреждениях коммунальной формы собственности выявлено расходование бюджетных средств с нарушениями действующего законодательства, что привело к ущербу в сумме 738 тыс. грн. Наибольший удельный вес в этой сумме составляют необоснованные расходы бюджетных средств на оплату завышенных объемов выполненных работ и предоставленных услуг - 41,9% или 309 тыс. грн.

- Кого вы проверяли в этом году?
- Ежегодно мы проводим плановые комплексные проверки состояния исполнения бюджетов трех районов, из которых складываются наши основные показатели. Таким образом, каждый район проверяется раз в три года. В 2002 г. проводились комплексные проверки Коминтерновского, Орджоникидзевского и Киевского районов. Под нашим контролем все, что связано с использованием бюджетных средств, в том числе и райисполкомы. Кстати, из трех перечисленных районов только в Коминтерновском исполкоме не было выявлено никаких нарушений. В остальных двух - небольшие нарушения есть. Раз в два-три года проводятся и плановые проверки городских организаций. В прошлом году мы проверили 9 учреждений. Выявлено незаконных расходов на 89 тыс. грн., из них незаконная зарплата 4,5 тыс. грн., 6,4 тыс. грн. - незаконное списание материальных ценностей, 65,9 тыс. грн. - незаконные затраты на капремонт. Как видим, большинство затрат связано с проведением капитальных ремонтов. Это происходит из-за того, что исполнители ремонтов завышают стоимость работ и материалов.

- Сколько средств по результатам вашей деятельности в прошлом году поступило в бюджет в виде штрафов?
- По итогам наших проверок на 271 должностное лицо наложены штрафы в сумме 39,2 тыс. грн. Из них оштрафовано 202 должностных лица предприятий и учреждений коммунальной формы собственности на общую сумму 28,8 тыс. грн. Были применены и дисциплинарные формы взысканий. 862 должностных лица получили выговоры.

- Но вы занимаетесь и проверкой негосударственных организаций?
- Да, мы делаем такие проверки по представлению правоохранительных органов. В прошлом году наши ревизоры проверили 56 предприятий негосударственной формы собственности, из которых 19 предприятий получали бюджетные средства. Незаконное расходование средств выявлено на 10 предприятиях, сумма нарушений - 19,9 тыс. грн. Недостача материальных ценностей зафиксирована на 5 предприятиях на 120,9 тыс. грн.

- Насколько мне известно, в прошлом году проверялись и районные отделы субсидий, на работу которых было немало нареканий. А как по вашей части?
- В отделах субсидий тоже были выявлены некоторые нарушения. К примеру, мы установили, что при проведении перерасчетов за недогрев при подаче тепла, которые производили "тепловики", не производился перерасчет субсидий. Тому есть объективные причины, не совсем ясны механизмы этого процесса. Но факты есть факты. Также распространенным нарушением является то, что при назначении субсидий не посылались запросы в ГАИ на предмет того, не имеет ли претендент на субсидию автомобиль не старше 10 лет, а также в горБТИ - о том, не имеет ли претендент второй квартиры. По законодательству, если есть машина не старше 10 лет или вторая жилплощадь, то субсидия не положена. В принципе же сейчас отделы субсидий стали работать намного эффективнее. Тех нарушений, которые отмечались в прошлые годы, там уже нет. Это свидетельствует в том числе и о результативности нашей работы, которая направлена, в первую очередь, не только на выявление нарушений, но и на их профилактику.

- Каковы планы городского отдела на 2003 г.? Те, кого вы будете проверять, уже знают, что к ним идет КРУ?
- В 2003 г. мы планируем проверку Фрунзенского, Октябрьского и Червонозаводского районов. Руководство этих районов в курсе, что их бюджетные учреждения будут проверяться в этом году. Уже начаты проверки во Фрунзенском районе и есть первые результаты. Наши ревизоры поработали в нескольких учреждениях. Также мы запланировали ряд проверок городских организаций. Их руководство, конечно же, заранее не предупреждается, они только ориентировочно знают о сроках. Как только прошло два года после последней проверки, там уже ждут, что должны скоро опять прийти проверять.

- Сейчас городские власти анализируют эффективность деятельности своих коммунальных предприятий. Вы участвуете в этом процессе?
- Мы следим за этим процессом. На первом месте под нашим надзором те предприятия, которые наиболее активно ведут поиск по реструктуризации жилищной системы. Это Коминтерновский район. Там все время проводятся эксперименты по изменению структуры жилищно-эксплуатационных участков. То были ЖЭУ, то на их базе создавались частные предприятия, сейчас вернулись к структуре жилищно-эксплуатационных участков. Наши проверки показали, что не так и эффективны эти перемены. С одной стороны, это понятно. Когда перестраивается структура, могут совершаться ошибки. Сейчас финансовое состояние жилищно-коммунальных предприятий района стабилизировалось. Своевременно отчитываются за вывоз мусора, нормально ведутся расчеты с поставщиками услуг и ресурсов. Это положительные моменты. А вот эффективна ли их деятельность, однозначно определить сложно. Дворников и уборщиц сократили. Лучше стало предприятие работать или нет? Если те же дома обслуживает персонал, численность которого сократилась втрое, то как можно обеспечить нормальное обслуживание жилья? Зарплаты по-прежнему невысокие. Нужно в целом по городу пересматривать систему и структуру жилищно-коммунальных предприятий. Возможно, надо создавать систему заказов. Ни один слесарь ни за что не придет к вам бесплатно. Нужно узаконить его платный вызов, чтобы деньги шли в бюджет города. И это уже не будет теневой рынок.

- Насколько совершенна сама система контрольно-ревизионной деятельности? В ней тоже ощущаются недостатки законодательной базы?
- Несовершенство нормативной базы иногда ставит нас в тупик. В таких вопросах, например, - куда относить выявленные незаконные расходы. Одни и те же показатели могут классифицироваться по-разному. Нередки случаи, когда в одном году какой-то показатель мы относили в "незаконные расходы", а в следующем снимаем с "незаконных расходов" и относим к "прочим финансовым нарушениям". Были и такие случаи, когда мы определенное время какие-то показатели вообще не включали в отчет, затем выходит нормативный материал о том, что мы должны этот показатель вносить в отчет и показывать как нарушение. Не определен такой показатель как неэффективное использование бюджетных средств. Хотя нарушения такие есть. Что же касается перемен в законодательстве, которые влияют на изменения в проверяемых нами структурах, то и это ощущается нами при проверках. Скажем, явно уменьшилось количество нарушений при закупках продуктов питания, медикаментов за бюджетные средства. Но, как выяснилось, это происходит не из-за повышения дисциплины, а в основном из-за урезания сумм в бюджете на эти цели. Постоянное изменение законодательства о зарплате влияет на рост нарушений, поскольку либо работники просто не успевают следить и переделывать учет, либо сами законы носят противоречивый характер и могут трактоваться двояко.

- Насколько государство заботится о создании всех необходимых условий для нормальной работы своих контрольных органов?
- Мы, в принципе, не самостоятельное подразделение, а отдел областного КРУ. Испытываем такие же трудности, как все бюджетные структуры. Слабое финансирование, проблемы с бумагой, канцелярскими товарами. По долгу службы нам нужно четко следить за всеми переменами в законодательстве. Как можно тщательнее. Однако, и с подпиской, конечно, сейчас есть определенные проблемы. Правда, наконец-то нас подключили к интернету, и мы можем следить за всеми новшествами. Кое-что выписываем, конечно. Иногда приходится на предприятии прямо во время проверок изучать какие-то нормативные акты, которые нам показывают те, кого мы проверяем. У них сейчас больше возможностей приобретать необходимую литературу. Средняя зарплата ревизоров - 300 грн. Судите сами, много это или мало.

- Сколько сотрудников контролирует правильность распоряжения средствами в Харькове?
- Сейчас в нашем отделе работает 55 ревизоров, а всего 70 человек. В прошлом году немного добавилось мужчин, до этого было 4-5, а теперь уже 12. Остальные - женщины. Сейчас вакансий у нас нет.

- А бывают ошибки и нарушения у самих работников КРУ?
- Конечно, и мы не застрахованы от ошибок. Мы же обычные живые люди, а не машины. В первую очередь бывают нарушения со стороны молодых ревизоров. Они могут ошибиться в подсчетах, хотя мы в основном направляем бригады, в которых если и есть новичок, то он работает под руководством опытного ревизора. В принципе мы стараемся тщательно готовить наших специалистов. И это не только вопросы экономического характера, но и практические советы, даже как войти, как представиться, как вести себя в разных ситуациях. Психологически готовим. У нас проводятся занятия каждую пятницу. Так называемые инструктажи. Что же касается каких-то крупных нарушений со стороны наших сотрудников, то этого нет.

- Что нужно, чтобы стать ревизором?
- Знания, желание и умение работать над собой. Желательно, конечно, высшее экономическое образование. После его получения нужно все время работать над изучением нормативной базы, законодательства. Это приходится делать каждый день. И главное в нашей работе - чистые руки. Мы настраиваем наших молодых специалистов на то, чтобы у них была принципиальность, ответственность, умение грамотно себя представить, умение грамотно, красиво говорить.

- Говорят, что у работников КРУ обостренная интуиция. Очень часто приходит ревизор и сразу же начинает смотреть именно те документы, где есть слабые места. Как это получается?
- Не знаю, насколько это интуиция физиологического характера, но профессиональная интуиция должна быть. Все зависит от того, насколько ревизор понимает, куда он идет. Мы проверяем бюджетные средства. Это учреждения здравоохранения, образования, социальной сферы, культуры, предприятия жилищно-коммунального хозяйства, а по заданию правоохранительных органов мы проверяем любые субъекты хозяйствования, а это и крупные предприятия. Прежде чем туда идти, нужно изучить специфику их работы. Нужно понять эту организацию, изучить ее технологию, какие функции здесь выполняются, и тогда уже можно понять, при помощи каких экономических рычагов люди пытаются выходить из каких-то сложных ситуаций или умышленно что-то сделать. Этим, на мой взгляд, и объясняется интуиция. Когда это почувствуешь, тогда и попадешь в болевую точку. К примеру, можно поставить себя на место того человека, руководителя или бухгалтера предприятия, думаю, а как бы сделала я. Тогда легче установить нарушения.


- В чем отличительная особенность КРУ от других контролирующих органов?
- Мы единственная структура, которая проводит проверку использования бюджетных средств. Мы контролируем, как их получили и куда их дели. А для этого, прежде всего, нужно проводить инвентаризацию материальных ценностей. Никакой другой контролирующий орган не делает этого. Только проверкой наличия материальных ценностей, закупленных за бюджетные средства, можно установить наиболее реальную картину. То есть мы по документам устанавливаем, что куплено. Но документы можно оформить любые, а вот есть ли это в наличии... Без инвентаризации нельзя определить правильность расходования средств. Мы - единственный орган, который стоит на защите финансовой независимости государственных органов и структур.

- Но штрафы и наказания - это же не единственная цель деятельности КРУ? Наверняка что-то делается для профилактики.
- Один из основных ориентиров - не просто работать ради работы или ради выявления нарушений. Да, нас поставили на контроль использования бюджетных средств. Но мы же не просто машины, выявляющие нарушения! В нашей деятельности должен быть более глубокий смысл. И сейчас перед нами уже ставят задачи перехода в состояние государственного аудита. Нам нужно найти потребителей наших усилий, результатов нашей работы. Это, прежде всего, кабмин, отраслевые министерства, которые на основе результатов нашей работы (выявленные ошибки, нарушения) могут инициировать изменения законодательной и нормативной базы. Это одно из приоритетных направлений. Я нацеливаю своих сотрудников на то, чтобы не просто найти нарушения в той же больнице или школе (это не цель), а проанализировать количество повторяющихся нарушений, характерных для учреждений той или иной отрасли и найти решение этих проблем. Если организация работает стабильно, и мы вдруг находим нарушения, то необходимо выяснить, из-за чего это произошло: то ли изменилась нормативная база, то ли не успели перестроиться или нерадивый бухгалтер. Хотя мы ставим руководство и перед необходимостью менять или обучать своих бухгалтеров. Чтобы предотвратить те нарушения, которые есть в отраслях, нужно проанализировать, что характерно для той или иной отрасли, изучить причины и выработать предложения по улучшению этой ситуации. В прошлом году мы сделали маленький шаг в этом направлении. Были обобщены результаты проверок в учреждениях образования - детских дошкольных учреждениях и школах. Одна из основных проблем, и с этим сталкиваются все, связана с поборами и сборами родительской платы. Так называемые внебюджетные средства. К нам поступает много жалоб. Это и анонимные заявления граждан, и открытые обращения к нам. В них указывается неравномерность сумм, собираемых в разных учреждениях с родителей. А чем больше мы вникали в эту проблему, тем больше выяснялось, что нет единой нормативной базы, которая регламентировала бы правила сборов, хотя бы на местном уровне и рамках существующего законодательства. Это то, что не требует обращений в органы государственной власти. К примеру, разрешено создать попечительские советы в школах: в одних созданы, в других нет, одни из них так работают, другие иначе. Наши специалисты, которые проверяют бюджетные учреждения, обобщили материалы и пришли к выводу, что на основании даже действующих нормативных актов - закона "О благотворительных взносах", того же "Положения о ведении кассовых операций", - можно навести порядок, было бы желание. По закону все наличные деньги должны отражаться в кассе. В некоторых школах учителя собирают, в некоторых - родители, у одних родители собирают, покупают материальные ценности, а потом передают, у других - родители собирают, передают деньги. Все это нарушения, но если люди порядочные, то они честно потратили собранные деньги. Но есть другие случаи. Так, в 11-й школе Фрунзенского района, где директор собирала, собирала, пока не начали жалобы поступать, что все средства ушли в неизвестном направлении. Начали проверять, она пыталась представлять какие-то оправдательные документы, но когда мы вникли: то колбасу покупали для приема комиссий, то еще что-то непонятного назначения, а часть денег ушла вообще непонятно куда. Так вот, по результатам наших проверок школ мы предлагаем управлению образования Харьковского горисполкома на основании имеющейся нормативной базы упорядочить процесс сбора средств. Установить четкий порядок, единую схему, чтобы все действовали по единым правилам. Надо регламентировать порядок ведения отчетной документации. И не нужно никаких новых законов принимать! Все понятно - слабое финансирование, средств не хватает... Но нужно добиться, чтобы привлечение внебюджетных средств было легитимно, прозрачно, одинаково у всех и правильно. Чтобы можно было проконтролировать и чтобы не возникало такого рода нареканий. Для этого должна вестись разъяснительная работа.

- Подобные проблемы характерны и для медицины, и для других отраслей, которые финансируются из бюджета...
- Такую же работу мы начали и в медицине. Опять-таки, каждый сталкивается с тем, что невозможно пойти в больницу, чтобы с тебя не брали там то 5 грн., то 10 грн. Причем, когда проверяешь, всего этого нет. Есть благотворительные фонды, куда все вносят добровольные пожертвования. А на практике приходишь и видишь чуть ли не расценки на различные виды медицинского обслуживания. Это противозаконно. У нас законодательно бесплатная медицина. Но и тут та же проблема: недостаточное финансирование. В такие условия ставят медицинские учреждения, что они вынуждены заниматься сбором средств с пациентов. А четкие механизмы контроля отсутствуют. Наши специалисты также пытаются сейчас обобщить информацию, собранную в этом направлении. Это не только проверка документов, которые еще можно оформить так, как надо. Мы проверяем и реальное положение дел: сверяем истории болезней, списание медикаментов. Все, кто обращаются в больницу, сталкиваются с тем, что, мол, у нас этого лекарства нет, но если вы купите в аптеке... А аптека у нас тут, внизу, на первом этаже. Насколько велика вероятность того, что это лекарство из отделения не пошло в аптеку, и там потом продается? Мы хотим попробовать и в этом разобраться. Хотя бы в том, что можно установить на местном уровне, упорядочить этот процесс. Занимаемся мы и вопросами контроля по тендерам, по проведению закупок за бюджетные деньги. Мы делаем ежемесячное и ежеквартальное обобщение всех материалов, где мы проверяем соблюдение тендерных процедур. И здесь, опять-таки, мы не стремимся к тому, чтобы кого-то наказать. Мы проверяем, как соблюдается закон. На основании наших материалов можно сделать выводы, которые мы представим городским властям, в кабмин, в Верховную Раду, чтобы внести изменения в закон о проведении закупок за бюджетные средства. Ведь и здесь есть нюансы, которые не являются непосильными для соблюдения или не соответствуют реалиям жизни. Мы делаем это для того, чтобы проанализировать и сказать, почему произошли те