STATUS QUO

Сабуровские свиньи и похороны заживо. Харьковская психиатрия

Современная отечественная психиатрия переживает не лучшие времена. По версии медиков и руководства Минздрава, второй этап медицинской реформы приведет к сокращению финансирования, и, как следствие, распустят по домам и стационарных пациентов, и специалистов. В более благополучные времена Харьков был едва ли не главным центром психиатрии в восточной Европе. А в эпоху соцреализма харьковская Сабурова дача по уровню известности уступала только Канатчиковой даче. И то только потому, что последнюю стихотворными строками воспел Высоцкий.

О харьковской Сабуровой даче складывались легенды. Как правдоподобные, так и почти невероятные.

Сколько сумасшедших было на Слобожанщине

Yes

Усадьба губернатора Петра Сабурова

Рассказы о том, что "вот раньше колбаса была толще, а в космос летали быстрее", зачастую вызывают иронию. Но то, что психически больных было меньше, – это неоспоримый факт.

Психиатрическая помощь развивается в Харькове с конца XVIII – начала XIX века, когда в городе была создана психиатрическая больница и для ее нужд передали резиденцию бывшего губернатора Петра Сабурова. Проблема считалась острой, хотя доля нуждающихся в психиатрической помощи на Слобожанщине составляла один человек на 1000. В Москве и Петербурге эти показатели были выше – порядка 2,5 на 1000 человек. Однако и эти показатели не сопоставимы с современными наиболее развитыми странами, где доля людей, страдающих психическими расстройствами – от легких форм психологической неустойчивости до тяжелых неизлечимых заболеваний - колеблется в диапазоне от 140 до 200 человек на 1000.

Рост удельного веса неуравновешенных людей отчасти отображен в анекдоте, основанном на истории смены нумерации харьковской психбольницы – 36-я, затем 15-я, теперь – 3-я.

Раньше в Харькове психом был каждый 36-й, потом каждый 15-й, теперь – каждый 3-й.

Парадоксально, но факт: исследователи объясняют этот феномен низким уровнем жизни и социального развития на Слобожанщине в позапрошлом веке. Бедным людям, которые вынуждены были работать 14-16 часов в сутки, просто некогда было впадать в депрессию.

Сабуровские свиньи

В суровые посткрепостные времена одним из методов исцеления считалась трудотерапия.

Во второй половине XIX века в харьковской психбольнице были организованы лечебно-трудовые мастерские и подсобное хозяйство.

На территории больницы был построен небольшой кирпичный завод, где работали больные на трудотерапии, которые из собственного кирпича построили оранжерею.

Но особой известностью пользовались сабуровские свиньи, которые выращивались на подсобном хозяйстве. По некоторым данным, была выведена даже отдельная порода крупной свиньи, которая и получила название – сабуровская.

Созданное руками больных шло на обеспечение больницы. То есть медучреждение, как сказали бы сейчас, находилось на хозрасчете. Но сегодня – в эпоху тотального доминирования частного интереса надо общественным или коллективным – применение подобной системы минимизации экономического кризиса совершенно невозможно.

Психбольница как центр революционного движения

Звучит, возможно, саркастично, но Харьковская психбольница шагала в ногу с либеральными изменениями общества. Например, накануне революции 1905 года внедрялась система нестеснения, то есть были отменены изоляторы.

Медперсонал регулярно устраивал протестные акции (правда, без привлечения пациентов) с требованиями повышения зарплаты и увеличения финансирования заведения.

А в период народных волнений психушка стала едва ли не штабом местных революционеров.

В больнице от преследований царской охранки скрывался знаменитый харьковский революционер Артем (Сергеев). И здесь же проходили тайные совещания местных революционеров, прятали оружие и запрещенную агитационную литературу

Так что знаменитая Сабурова дача может считаться одним из мест, где творилась революция.

Похоронен заживо

Yes

Из больничного музея знаменитых пациентов

Один из самых известных пациентов (вернее, ложных пациентов) больницы Артем был личностью уникальной. Его приключений хватило бы на пару-тройку романов в стиле графа Монте-Кристо или поисков капитана Гранта.

Но случай, который якобы произошел с ним в Харькове, даже для его бурной биографии был из ряда вон.

Охранка напала на след революционера. Готовился арест. Но… внезапно пациент психбольницы Артем скончался. Смерть была имитирована. Но и шпики охранки были не лыком шиты. Они не прекратили слежку до тех пор, пока товарищи не уложили "усопшего" в гроб, не снесли на кладбище и под аккомпанемент театральной скорби не предали тело земле. Некоторое время Артему пришлось побыть в роли заживо погребенного. Впрочем, революционеры-большевики, к каковым относил себя Артем, утверждали, что обладают феноменальным бесстрашием и чужды предрассудкам.

Сосюра в психушке

Харьковская больница славится знаменитыми пациентами. Здеь лечился писатель Гаршин, скрывался от призыва в белую армию поэт Велимир Хлебников (хотя некоторые действительно считали его не от мира сего). Некоторые предполагают, что здесь побывал и гениальный живописец Врубель – человек действительно погибший от психической болезни. В Сабуровой даче побывал Аркадий Гайдар. Здесь скончался ставший легендарным харьковский "городской сумасшедший" Митасов.

Один из знаменитостей – классик украинской литературы Владимир Сосюра – оказался в харьковском дурдоме в результате курьезного случая.

Дело было в 30-х годах. Согласно одной из городских легенд, в один из дней поэт решил продекламировать с балкона стихотворение про черного демона, но прохожие не оценили поэтический перфоманс. На место событий прибыли медики и отправили поэта в психбольницу. Следует отметить, что харьковская школа психиатрии была одной из лучших в стране, медики сразу определили, что пациент совершенно здоров. Но его продержали в больнице несколько дней – и для порядка, и для острастки.

***

В новом веке Сабурка, внесшая столь неоценимый вклад в городскую мифологию, была крупнейшим в стране центром психиатрической помощи на 1 100 коек (одна койка на 1 300 жителей города). Но сама усадьба Сабурова уже не используется и пребывает в заброшенном состоянии.