STATUS QUO

ТАТЬЯНА ВЕРКИНА: "ПОТЕНЦИАЛ У НАС ОГРОМНЫЙ - ЛИШЬ БЫ НАМ НЕ МЕШАЛИ"

. Photo- Татьяна Борисовна, когда в октябре 2003 г. Вы стали ректором института искусств, наверное, перед Вами стояло немало проблем, которые предстояло решить? - Не могу сказать, что увидела эти проблемы только в октябре 2003-го - я с ними живу уже не один десяток лет, хотя, пожалуй, за последнее десятилетие они усугубились. Всегда достаточно тяжело было выживать высшему учебному заведению, особенно если оно относилось к сфере культуры и искусства - традиционно такие вузы у нас финансировались по остаточному принципу. Но особенно гибельные плоды для нашего вуза дало вселение к нам арендаторов. Во-первых, сама идея эта глубоко порочна, особенно если арендаторы не имеют по роду своей деятельности отношения к специфике нашего вуза. С точки же зрения финансовой, это тоже не выдерживает никакой критики. Кроме того, в аренду были отданы помещения отнюдь не лишние - в нашем институте всегда была проблема с помещениями под классы. А после того, как из имеющихся в главном корпусе 6 тысяч квадратных метров арендаторам было отдано 2 тысячи, ситуация стала вообще невыносимой. Мы лишились не только учебных классов, но и раздевалки, столовой, спортивного зала. - А сколько у вуза сейчас арендаторов? - У нас 23 арендатора. Ничего подобного нет ни в одном учебном заведении не только Харькова, но и страны. Со всеми арендаторами уже прошли беседы, и многие, понимая, что деньги, которые они платят за аренду, смехотворны (от 2 гривень 80 копеек до 22 гривень за квадратный метр в месяц - и это в самом центре города), согласились на предложение Министерства культуры и искусств обеспечить в порядке спонсорской помощи ремонт некоторых помещений. Но с тремя арендаторами мы находимся в состоянии тяжелых судебных разбирательств. У них закончился срок аренды, но они категорически не желают освобождать наши помещения, засыпая всевозможные инстанции доносами. Слава Богу, сейчас не 1937-й год, поэтому мы можем продолжать бороться - и будем бороться. Мы не можем начать подготовку аудиторий, чтобы ребята занимались не в коридорах (а у 50 студентов кафедры духовых инструментов только два класса), не в туалетах… Представьте себе ужас заместителя министра культуры, когда он в туалете обнаружил тубиста, который сидел там и учил свою партию. А что делать, если больше негде? - Действительно, трагедия соседствует с комедией. Когда попадаешь в коридоры консерватории, рискуешь собственного голоса не услышать. Как удается существовать в подобных условиях? - Каким может быть существование в помещениях, ремонт которых не осуществлялся в течение нескольких десятков лет? Одно здание построено в 1900-м году, другое - в 1925-ом, не говоря о здании на Чернышевской, находящемся просто-таки в аварийном состоянии. Но, кстати, все три здания - памятники архитектуры, и даже с этой точки зрения вселение арендаторов с их рекламой, с изменениями фасадов, которые они вносят, с моей точки зрения, невозможно. У нас в этом году своеобразный "юбилей" - десять лет такого вынужденного "сожительства". Все эти проблемы, кроме всего прочего, обладают одной серьезной особенностью: мы ведь находимся в этих зданиях практически 80% своей жизни. Мы ведь все немножко сумасшедшие - без нашей работы, без нашей специальности просто не мыслим себя. Для нас это не просто учебное заведение, где работают с 9-ти до 5-ти, а действительно наш родной дом. И этот хаос, развал действуют невероятно разрушающе. Поэтому, когда я стала ректором, моей главной задачей стало попытаться найти выход из этого тупика. - Многие люди с вниманием следили за событиями, разворачивающимися вокруг института. Тем, кто стал свидетелем пикетирования, проведенного студентами возле главного корпуса, надолго запомнится и показанный ими импровизированный спектакль, и лозунги "SOS!!!", "Верните наш дом", "Мы не просим лишнего - мы требуем своё!!!". Как Вы отнеслись к этому выступлению? - Меня очень радует, что нас так единодушно поддержала наша молодежь - не только талантливая, но и имеющая чувство собственного достоинства, гражданскую позицию. Эти люди действительно понимают, что такое культура, в их жизни искусство значит очень многое. Мне как-то один чиновник из прокуратуры сказал: "Как надоел этот клубок противоречий на площади Конституции,11/13!!!". То есть, пока уничтожался институт, это не было "клубком противоречий", все было спокойно. А когда мы имели смелость сказать, что требуем нормальных условий для работы, это оказалось "рэкетирством". Мы же люди культуры, искусства, мы должны сидеть тише воды, ниже травы! Мы должны молчать и только благодарить робко и униженно за то, что нам позволяют играть на рояле или выступать в театре за мизерную зарплату! Знаете, очень это надоело… И я счастлива, что у наших студентов есть чувство собственного достоинства, чувство гордости за свою профессию. И они громко об этом сказали. - Я думаю, это пикетирование еще раз подтвердило, что в вузе действительно произошли большие изменения. И не только внешние, но и внутренние. Существенно оживилась так называемая "общественная жизнь". - Не столько оживилась, сколько, я бы сказала, реанимировалась. Она совершенно угасла за последние 12 лет. И педагогического коллектива в полном смысле этого слова не было - мы вообще вместе не собирались, каждый выживал в одиночку. О чем говорить, если даже ректорат существовал только на бумаге, даже не собирался ни разу? Поэтому одним из моих первых шагов было возобновление студсовета. И ребята объединились, провели собрание. Оказалось, им так же, как и нам, надоела эта неустроенность, грязь. Ведь быт действительно разъедает. И я больше всего боялась, что он убьет и в нас, и в студентах любовь к искусству. Невозможно в грязи говорить о высоком. Поэтому, когда слышала на студенческом собрании страстные, яркие, независимые речи действительно свободных людей, я понимала, что мы, педагоги, все-таки смогли создать в них внутренний стержень. Очень приятно, что активно заработал ректорат. Огромным праздником для всех стал указ премьер-министра о присвоении институту статуса университета. Появился какой-то "свет в конце туннеля", и это не может нас не вдохновлять и не радовать. Мы наконец заняли то положение, которое, я убеждена, заслуживаем, и теперь нам надо делом - своим трудом, своим талантом - каждый день доказывать, что мы действительно университет и что мы можем принести огромную пользу как нашему родному городу, так и всей стране. Ведь что касается творческой жизни - то потенциал у нас огромный. Мы действительно можем очень многое - только бы нам не мешали. - Какие же новации планируются в жизни университета? - Само время требует введения новых специальностей. Причем некоторые из них уже есть в нашей структуре. В частности, педагогика - мы же выпускаем и педагогов. Так что попробуем выделить отдельные кафедры. И по музыкальному театру хотим немножко расширить наши возможности, потому что мы ведь готовим артистов музыкальных театров, и тут нам надо выйти на какие-то новые рубежи. Собираемся и режиссерские специализации несколько расширить - готовить не только режиссеров драматического театра и театра кукол, но и специалистов более широкого профиля. Так что в этом плане тоже постараемся расширить спектр нашей деятельности. - А что касается специальностей, которых в вузе еще не было? - Нас привлекает в какой-то своей части телевидение. Почему я говорю "в какой-то части" - потому что надо немного окрепнуть в материально-техническом отношении, и только потом мы сможем расширяться. Но, во всяком случае, уже совсем скоро у нас будет несколько более тонких театральных специализаций и специализаций, касающихся музыкальной педагогики. Ведь когда-то у нас был факультет музыкально-педагогический, но он отделился от нас и ушел в Донецк, став институтом, а потом и академией. И развитие этого направления представляется нам довольно перспективным. Я считаю, что к нему надо отнестись с большим вниманием - ведь мы стареем, и очень важно пополнить нашу педагогическую армию хорошими, профессионально крепкими, талантливыми кадрами. А для этого среди студентов надо выделить способных ребят и помочь им развить именно талант педагогический. Потому что нас очень волнует, что будет с поколениями, которые придут за нами. - Я слышала, есть предложение ввести в вузе и специализацию, связанную со старинной музыкой? - Вообще-то у нас масса разнообразных предложений. Например, композиторы обращаются с идеями, касающимися компьютерной музыки - мы сейчас их рассматриваем, и считаем, что это очень нужно, и молодежь это очень интересует. Сейчас есть такая возможность, уже подготовлены программы, которые собираемся вводить. Что касается старинной музыки, то нам тем более это важно, потому что когда я встречалась со своими коллегами на Западе, они говорили, что всегда рады знакомиться с нашими молодыми исполнителями, которые очень хорошо владеют инструментом. Но в то же время они неизменно удивлялись, что эти молодые и талантливые люди слабо знают старинную и современную музыку. В этом нет ничего удивительного, так как долгое время из идеологических соображений изучение этих пластов культуры не поощрялось. Не будем сейчас обсуждать, насколько велика глупость людей, создавших подобную ситуацию. Но дисбаланс налицо - получается, что мы изучаем музыку какими-то скачками: совершенно не зная, где и как она зарождалась и развивалась, вдруг - раз! - и стремительно оказываемся во временах Баха, не подозревая. А дальше наступал момент, когда оканчивался так называемый соцреализм, и все остальное обзывалось "плохими" словами - авангард, постмодернизм и так далее. И эти направления тоже не изучались. Тем более, что и материалов-то не было. Сейчас материалы (нотные особенно) доставать по-прежнему трудно, но возможно - и через интернет, и в результате общения с университетами других стран. Это уже вопрос финансов. И мы будем этим заниматься, особенно теперь, когда у нас появилась группа молодых ученых, которая активно разрабатывает программы, связанные с освоением современной и старинной музыки. - Наверное, подобная проблема в изучении, особенно современных направлений искусства, существует и на театральном факультете вуза? - Мне кажется, что с театром вообще сейчас происходят вещи более сложные, чем с музыкой. Это касается не только новых направлений, современного языка. Если у нас хоть какая-то традиция сохраняется, то театр потерял очень многое. Правда, я уверена, что это настолько живой организм, что он все равно выйдет из этого тупика, и будет новый виток, который увенчается большими победами на сцене. Но сейчас театр переживает тяжелое время. Думается, это происходит еще и потому, что молодые актеры вообще не представляют, каким должен быть настоящий театр. Что такое по-настоящему уметь владеть своим голосом, пластикой, раскрывать свой внутренний мир. Как часто мы видим актеров, которые и говорят невероятно фальшиво, а уж глаза выражают абсолютную внутреннюю пустоту. И чтобы учиться, молодым артистам нужны высочайшие образцы актерского мастерства. - Может быть, надо дать студентам возможность больше смотреть - ведь записи игры выдающихся актеров сохранились? - Нужно как-то находить пути, чтобы наши ребята могли увидеть действительно лучшее в театральном и киноискусстве, для того чтобы иметь высокий уровень, понимание, к чему нужно стремиться. Нужно видеть мир во всем его многообразии - и впитывать, и вбирать в себя самое лучшее. Только тогда может родиться собственное "Я", но невероятно богатое, наполненное знанием предыдущих поколений. Так что в этом отношении актерам труднее всех. Но я очень люблю наш театральный факультет, мне нравится их отношение к делу, к профессии. У них есть хороший дух корпоративности, единения. Музыканты более разобщены, и я рада, что ребята это сами заметили и поняли, что им еще многому надо учиться у наших театралов. И, кстати, если уж говорить о чем-то действительно новом - нам удалось объединиться во имя общей цели, почувствовать, что мы одна семья. - Татьяна Борисовна, многим любителям классической музыки было бы интересно узнать: вероятно, уже идет работа над следующим фестивалем "Харьковские ассамблеи"? - Работу мы, конечно, ведем. Есть тема, родная и близкая, к которой давно шли - творчество Петра Ильича Чайковского, являющегося действительно "всемирным" композитором, его творчество близко человеку любой национальности. Но я не уверена, состоится ли фестиваль - нам уже приходилось дважды за четырнадцать лет существования фестиваля переносить его проведение. Не знаю, смогу ли я организовать его в этот раз. Хотя очень поддерживает активность коллег - и в нашем университете, и за рубежом. Но проблемы, связанные с вузом, очень тяготят и отвлекают от творческой деятельности. Много сил и времени уходит на совсем не творческую работу - борьбу, которой не должно быть. В стране, где высшее учебное заведение почитаемо, где университет - это место, в котором концентрируется лучшее, чем может гордиться нация, должно быть особо оберегаемо. Ведь возможно это, например, в Великобритании! Может, и мы доживем до момента, когда и у нас поймут, что это очень важно.

Справка "SQ". Веркина Татьяна Борисовна - пианистка, заслуженный деятель искусств Украины, профессор, ректор Харьковского государственного университета искусств им.И.Котляревского (ХГУИ). Родилась 18 сентября 1946 г. в г.Харькове в семье академика, основателя и директора Харьковского физико-технического института низких температур Национальной академии наук Украины Бориса Иеремиевича Веркина. В 1964 г. окончила с серебряной медалью Харьковскую среднюю специальную музыкальную школу (ХССМШИ). По окончании в 1969 г. Харьковского государственного института искусств им. И.Котляревского (ХГИИ) работала на кафедрах общего фортепиано и камерного ансамбля ХГИИ, с 1972 г. - на кафедре специального фортепиано. В 1971 г. стажировалась в Московской государственной консерватории им. П.Чайковского (МГК) в классе народного артиста России, профессора Станислава Нейгауза; в 1973-1976 гг. - ассистент-стажер МГК в классе народного артиста России, профессора Евгения Малинина. В 1988 г. получила ученое звание доцента, в 1994 г. - звание заслуженного деятеля искусств Украины, в 1997 г. - ученое звание профессора. С 1977 г. работает на отделении специального фортепиано в ХССМШИ, с 1998 г. - консультант в Харьковском музыкальном училище имени Б.Лятошинского. Т.Веркина - инициатор, художественный руководитель, сопредседатель и постоянный участник Международного фестиваля классической музыки "Харьковские ассамблеи", под эгидой которого также проводились Международный конкурс юных пианистов имени П.Луценко, Международный студенческий конкурс пианистов и вокалистов имени Р.Шумана; председатель и член жюри международных и региональных конкурсов в Германии, Украине, Швеции; руководитель и участник мастер-классов в Германии, США, Украине, Франции, Швейцарии. В классе Т.Веркиной 14 лауреатов международных конкурсов. Она гастролирующий музыкант, сыграла большое количество сольных, камерных программ, концертов с оркестром, выступала в Армении, Беларуси, Германии, Грузии, России, США, Украине, Франции, Швейцарии. С 1994 г. Т.Веркина - член харьковского "Ротари-клуба", в 1996 г. - его президент, награждена медалью Пола Харриса. Отмечена благодарностями Министерства культуры и искусств Украины. В 2001 г. стала лауреатом муниципальной премии имени И.Слатина, награждена Почетным знаком "Слобожанская Слава", в 2003 г. - премией городского головы "За старанність". Является членом Всеукраинского союза музыкантов, членом правления Харьковского областного фонда поддержки молодых дарований; в течение 6 лет была членом экспертного совета Всеукраинского фонда "Відродження". 18 сентября 2003 г. избрана ректором ХГИИ, получившего весной 2004 г. статус университета. В 2004 г. стала лауреатом премии "Народное признание" в номинации "За достижения в области музыки".

Автор: , ,