STATUS QUO

ВЛАДИМИР ШУМИЛКИН: Я ПРЕДЛОЖУ НОВУЮ ГОРОДСКУЮ ИДЕЮ - ОСОБОЕ МЕСТО ХАРЬКОВА В УКРАИНЕ

. Photo- Владимир Андреевич, сейчас обновляется состав областной администрации, в том числе и за счет городских чиновников. Не боитесь ли оттока ценных кадров? - У нас полуторамиллионный город, я не думаю, что есть проблема в кадрах. Вполне можно рассчитывать на кадры, которые показали себя в работе в городском совете, на коммунальных предприятиях. - Вы не раз говорили о внедрении специальной системы оценки работы чиновников городских структур, на какой стадии этот проект? - По сути говоря, эта система у нас уже сформирована и находится на этапе внедрения. Контроль уже осуществляется, но происходит это по линии "начальник - подчиненные". Но возникает проблемный второй этап системы - каким образом получать постоянную оценку, статистику нашей работы от главного заказчика услуг горсовета - городской громады? Это по сути желание получить не субъективную оценку руководителя, а услышать отклики тех, кто не может две недели куда-то попасть, кто не понимает, куда делось его письмо. Весь этот банк информации мы будем рассматривать, и это станет предметом анализа для руководителя и разбора с подчиненными. Кстати, здесь многие наши задачи перекликаются с программой Кабмина "Назустріч людям"... - Теперь у нас будет открытость и прозрачность? - Ну, во всяком случае, я не хотел бы, чтобы получилось, как любят шутить: "перестройка там, вверху, а у нас как была тишина, так и осталась". Мы будем формировать дополнительные каналы обратной связи с горожанами, чтобы эта связь не ограничивалась только встречами с депутатами и городским головой. - То есть, возможны какие-то ноу-хау городской власти в этой сфере? - Конечно. Не возможны, а точно будут. - Чувствуете ли вы необходимость корректировать структуру исполнительных органов горсовета? - У нас этот процесс идет постоянно. Скажем, если отдел управления земельных ресурсов "захлебывался" в потоке обращений по землеотводам, мы добавили туда людей. Необходимо было усилить направление аттестации пользователей земли, которые никак законно это не оформили, а следовательно, не платили в городской бюджет - мы создали соответствующее подразделение. Жизнь постоянно подбрасывает какие-то задачи, и мы на них реагируем... Хотя раньше мы постоянно исходили из существующей структуры, изменяя и дополняя ранее существовавшую систему, а сейчас, думаю, специалистам стоит посмотреть, может быть, некоторые функции просто традиционно переходят из года в год, а может, эти функции уже не существуют? Пока это у нас на уровне понимания и определения способов решения таких задач. Сейчас достаточно актуально стоит задача реформирования системы заработной платы госслужащих и работников системы органов местного самоуправления, потому что интеллект должен определенным образом оплачиваться. Я не считаю, что существующая система оплаты позволяет привлекать в органы местного самоуправления соответствующие интеллекты и стимулировать качество труда соответствующим диапазоном оплаты. - И в этой связи вы намерены что-то предложить высшим органам власти? - Мы будем предлагать изменить систему оплаты работников органов местного самоуправления, в том числе и рассмотреть вопрос повышения зарплаты. - Какое возможно повышение зарплат? - На последних совещаниях мы обсуждали размеры зарплат, но пока я не буду их называть. Думаю, что эти размеры должны исчисляться исходя из прожиточного минимума, чтобы человек был в состоянии на заработную плату содержать себя и семью. - Кстати, эти идеи становятся тем более актуальными после того, как президент и премьер-министр заявили о борьбе с коррупцией в органах власти.... - Очень актуальными. Президент и премьер взяли очень высокую планку, и этот уровень задач кто-то должен реализовывать. Если мы говорим о борьбе с коррупцией, о том, чтобы были толковые люди на госслужбе, то мы должны понимать, что человек должен быть сосредоточен на работе, а не на том, как на "подножном корме" что-то заработать и содержать свою семью. Оплата должна соответствовать потенциалу работника. И тогда качество управленческих решений и работы всех органов управления будут соответствовать новому уровню требований. - Владимир Андреевич, как вы планируете сотрудничать с новым губернатором Харьковской области? - В отношениях с губернатором, я считаю, какие были у нас общие интересы - решение проблем Харьковской области и города Харькова - те же задачи у нас и остались. Просто закон прописал: у каждого есть своя роль - свойственная только обладминистрации или горсовету. И очень важно, чтобы обладминистрация не опасалась - подготовят ли городские власти Харьков к зиме, будет ли вычищен город летом, не будет ли ЧП и т.д. И чтобы администрация, в свою очередь, решала вопросы взаимопонимания между высшими органами исполнительной власти и регионом - чтобы своевременно шли субвенции, компенсации льгот, выполнялись самостоятельные полномочия по управлению имуществом, которые переданы облсоветам, и т.д. Но при этом есть направления, в которых мы должны консолидировать усилия - строительство метрополитена, другие проекты по харьковскому региону, в том числе реформирование жилищно-коммунального хозяйства (например, "Харьковкоммунпромвод": 140 км водовода предприятия проходят по Харьковской области, десятки городов снабжаются водой от этой организации). И не участвовать в решении проблем городов харьковского региона сообща было бы глупо. Я здесь не вижу противоречий, у нас одна цель. Другой вопрос - разные роли. И я буду делать все, чтобы в области четко решались вопросы ее компетенции, и, в то же время, чтобы не доставлялись лишние хлопоты от города. А если что-то будет в наших силах, то будем подставлять плечо для решения областных проблем. - В том числе и материальных? - Конечно. А почему нет? Например, если нам удастся получить дополнительные средства, то почему горсовет не может передать субвенции облсовету для каких-то общеобластных программ? Это совершенно нормально. И такая идея, в общем-то, и закладывалась. Но она сегодня не реализуется, потому что всем не хватает денег. Например, мы можем участвовать в совместном финансировании харьковских театров, если они находятся в бедственном положении... Поэтому мы и хотим сейчас подзаработать, чтобы вместе решать общие проблемы. - Губернатор является представителем государственной власти в регионе, каких новых методов работы вы ждете от нового представителя новой власти? - Я думаю, больше прагматизма и рационализма в решении задач. Важно, чтобы в каждой конкретной ситуации четко выявлялись именно те проблемы, которые требуют решения, и те способы, которые решают, а не заговаривают ее. По сути говоря, хочется ясного и четкого движения вперед, понимания этих способов, совместного движения. - Как вы считаете, функции непосредственного обращения, прошения к Кабмину, президенту должен выполнять губернатор или вы сами готовы выступать в этой роли? - Во-первых, нет никаких проблем в том, чтобы городской голова контактировал с Кабмином, с администрацией президента. Но если окажется, что наше совместное обращение в центр повышает вероятность решения проблемы, то мы всегда будем делать это вместе. Потому что в конечном итоге нам нужны не лавры, а решение проблем. Люди найдут как оценить. А кто как подключился, не подключился - это вопрос третий. - Вы уже успели почувствовать открытость высших исполнительных органов власти, задекларированную ими во время избрания? - Новый Кабмин утвердили буквально на днях, никаких серьезных шагов у нас еще не было. Лично у меня были контакты и с президентом, и с премьер-министром, и с руководителем секретариата президента, и с руководителем СНБОУ. Я не вижу какой-то закрытости в общении, наоборот - открытость в отношении получения информации, обсуждения. Я чувствую, что есть нацеленность и открытость к людям и к решению проблем. - Владимир Андреевич, многие так или иначе связывают имя нового харьковского губернатора Арсена Авакова с вами, буквально это звучит как "соратник мэра Харькова". Что на самом деле вас объединяет, когда пересеклись ваши пути? - Ну, во-первых, Арсен Борисович с 2002 года член исполкома горсовета, и достаточно неравнодушно относится ко всему, что делается в городе. Вообще же нас связывает давняя дружба - еще в начале 90-х годов, когда я работал председателем Дзержинского районного совета, он был начинающим бизнесменом, и мне всегда импонировал его такой рациональный, взвешенный, четкий подход, заинтересованность в том, чтобы от его деятельности выигрывала и территория. В том числе, в свое время, и Дзержинский район. Чувствовалось, что ему очень хочется, чтобы город, в котором он развивает свой бизнес, тоже развивался. В том числе и благодаря его бизнесу. Это уже, знаете, такой очень хороший, сориентированный на город и страну подход людей, которые состоялись в жизни, чего-то достигли и хотели бы, чтобы их возможности и талант служили не только собственному делу, но и, в данном случае, харьковской громаде, нашей Слобожанщине. - Можно назвать вас с Арсеном Аваковым друзьями, приятелями...? - Думаю, что понятие "друзья" вполне к нам применимо. Мы давно дружим и в разных ситуациях - я был председателем райсовета, он работал в своей бизнес-структуре, я стал мэром и пригласил его в городской исполком. Мы уже много лет идем одной дорогой. - На ваш взгляд, Арсен Борисович стремился к карьере чиновника, государственного деятеля или это были некие спонтанные решения? - Я думаю, на этот вопрос точнее ответит он сам. Я скажу другое: в его рассуждениях (мы обсуждали многие вопросы, в том числе политические) чувствовалось очень большое желание, чтобы наша страна могла реализовать свой исторический шанс, хороший шанс. И Арсен Борисович исходит из того, что само по себе это не произойдет. И это не произойдет усилиями тридцати человек Кабинета министров - для этого должны найтись союзники, которые смогут этот импульс перенести в души тысяч и миллионов людей, и тогда он сможет стать мощной силой и процессы будут необратимыми. Я бы очень не хотел, чтобы великолепные идеи, очень зажигательные слова замерли и не дошли до миллионов сердец. В Арсене Борисовиче я увидел такое же желание. Скорее всего, этот импульс до него дошел, и теперь он хочет попытаться зажечь людей, которые его окружают. - Пока новый губернатор не производит впечатления открытого человека... - Ну, он же не был публичным человеком. Думаю, нужен какой-то период, чтобы он проявил себя в публичной политике. Я думаю, у каждого свой темперамент, свой характер - суть не в этом. - Вы считаете, что опыт управленца, наработанный при создании и развитии собственного бизнеса, вполне можно использовать в управлении структурами власти? - Конечно. Ведь главное - правильно сформулировать цель и выстроить структуру, которая позволяет достичь этой цели. В свое время, видимо, он поставил себе цель состояться в бизнесе. И это не тот случай, когда, как у нас любят говорить, кто-то сделал бизнес на комсомольском, партийном капитале. Это тот вариант, когда человек шаг за шагом достигал в бизнесе каких-то вершин, причем достигал совершенно в рамках законного поля. С точки зрения управленческой деятельности это ничем не отличается от того, что нужно делать в органах госвласти. Сегодня цель одна - сделать так, чтобы регион получил мощный импульс развития. - На ваш взгляд, представители старой власти не будут мешать этой работе? - Задача ведь состоит в том, чтобы как можно больше людей, независимо от их убеждений, зажечь этим желанием. В конечном итоге - против чего бороться, если ставится цель - сделать жизнь в регионе лучше? Зачем с этим бороться? Я не думаю, что есть люди, которые просто нацелены бороться с кем-либо. Лучше искать союзников. - Но экс-губернатор Евгений Кушнарев вполне может бороться с новой властью, которую он не приветствует. - Он заявил о своей оппозиционности, и думаю, что разумная оппозиция делает более продуманными действия власти. Если это не просто охаивание, если это достаточно вдумчивый анализ и критическая оценка тех или иных действий власти, то это очень хорошо. Это позволяет анализировать, где-то, возможно, избежать ошибок. Так живет весь мир. Не нужно думать, что если кто-то пришел к власти и только потому, что он новый, избежит ошибок. Должны быть общественные механизмы предупреждения этих ошибок. - Владимир Андреевич, в те самые революционные дни после второго тура голосования на выборах президента многие руководствовались эмоциями или личными интересами. Пример тому - радикальные заявления Евгения Кушнарева, решения Харьковского облсовета... Скажите, не было ли тогда у вас, у депутатов горсовета соблазна руководствоваться принципом "харьковчане в большинстве своем голосуют за Януковича, поэтому нам нужно поддерживать любые решения, которые сделают его президентом, а на все остальное не обращать внимания"? - Дело в том, что мы же избирали не президента Харьковской области и не президента города Харькова. Избирался президент Украины. Горсовет, кстати, на первой "революционной" сессии принял такое решение: учитывая, что существуют большие сомнения в легитимности выборов, мы просим, чтобы все спорные вопросы рассмотрела Центральная избирательная комиссия. Дальше, если останутся какие-то вопросы, должен рассмотреть Верховный суд или Верховная Рада, и после того, как уполномоченные на то органы примут соответствующее решение, на чем-то остановиться. Чтобы окончательные итоги выборов не утверждались на улице, на митингах и так далее... Все-таки нужен был легитимный орган. Некоторые силы использовали ту же методологию, которая была до выборов - нужно было пугать друг друга и усиливать противостояние. Как нам объясняли заявления в Северодонецке - срочно нужно было испугать, потому что с другой стороны идет встречная волна. Хорошо, тогда где грань, после которой идут уже необратимые процессы? В конечном итоге могли же призывать вооружаться... Поэтому когда на второй сессии облсовета были приняты решения, которые, с нашей точки зрения, были абсолютно незаконные (что потом и было подтверждено), мы об этом четко заявили. И все, кто допустил незаконные решения, должны были их отменить. Так потом и получилось... В той ситуации я ни на минуту не колебался по поводу того, что мы должны стоять на стороне закона. - Те спорные решения, которые принимал облсовет, во многом были результатом влияния, авторитета экс-губернатора Евгения Кушнарева. А как с городским советом - относительное единство мнений депутатского корпуса и городского головы было естественным процессом или здесь тоже сыграл свою роль ваш авторитет, занятая вами позиция? - Я не скрывал своей логики и позиции. В зале заседаний были высказаны аргументы и, по-моему, они были достаточно убедительными. И время показало взвешенность всех аргументов и всех действий городского совета. То есть, я не думаю, что депутатов горсовета на эмоциях можно было столкнуть с истинного пути. - Какие выводы вы для себя сделали после этой избирательной кампании? В том числе как человек, занимающий выборную должность? - Думаю, что еще одним уроком выборов было то, что путем дозированной и продуманной подачи информации многим людям ведь не дали сделать выбор. Их подвели к тому выбору, который они сделали. Я не хотел, чтобы и впредь на выборах людей пытались таким способом как бы зомбировать. Люди должны сами выбирать свою линию и тех людей, которые могут ее реализовать. В противном случае эта ошибка на выборах приводит к разнополярному движению - движение избранной власти и ожидания людей не совпадают, потому что люди не могли выразить свои ожидания в своем выборе. Поэтому я очень хотел бы, чтобы люди имели объективную информацию. Если говорить обо мне, как о кандидате, то в некотором смысле мне будет и труднее и легче - потому что это не тот случай, когда за три месяца нужно рассказать о человеке, который не был известен. На самом деле, можно вполне спокойно за четыре года посмотреть - правильно ли я шел? Что делал? Это отвечает интересам харьковчан? Поэтому я думаю, что в моей работе не будет какого-то сильного отличия в последние месяцы перед выборами от естественного ритма, который сложился за четыре года. Если все это время я действовал неправильно, то за три месяца я не докажу, что это была ошибка, если правильно, то это и будет оценкой и основанием для выбора харьковчан. - То есть, вы не планируете позиционировать себя как кандидата левой, правой или еще какой-либо направленности? - Нет, ни в коей мере. - А как вы относитесь к выборам в горсовет по партийным спискам? - Я считаю пропорциональную систему выборов в местные советы преждевременным шагом. Для партий это хорошо - они выстраивают свою вертикаль, однако это отдаляет депутатов от интересов харьковчан, округов. Депутат, избранный по списку партии, не привязан ни к какой улице, дому. Это немного усложняет нам работу, более политизированной будет деятельность горсовета. Все же на уровне города по важности и ожиданиям хозяйственные задачи имеют больший удельный вес, чем политические. А в новой системе получится, что к жителям округов должен прислушиваться только городской голова, которого выбрали напрямую. А остальные больше будут подвержены влиянию партийной идеологии и выполнению партийных задач. И как определить, как проверить, какая партия больше защищала интересы горожан в горсовете, а какая меньше? Но пока вопрос решен таким образом. Посмотрим. - Думаете, отмены этой системы не будет? - Я знаю, что есть проект закона, по которому модифицируется пропорциональная система по выборам в Верховную Раду - когда в округах партии выдвигают своего кандидата и голосование идет и персонально, и за партию. Я думаю, что такая схема может работать и в городе. И при нынешней пропорциональной системе главной задачей будет уже на этапе выборов сформировать блок с единой идеологией по отношению к городу, и если он составит большинство в горсовете, это уже упростит решение городских задач. Очень много нового. Думаю, что созыв 2006-го года покажет, какие плюсы и какие минусы у новой системы. - Вы уже заявили, что собираетесь баллотироваться на пост харьковского городского головы на выборах 2006 года. С какой программой вы намерены идти на выборы? - Прежде всего я сформулирую те задачи, которые удалось решить за первые четыре года работы, затем представлю новый уровень этих же задач и п
Автор: , , ,