STATUS QUO

СЕРГЕЙ ПОХИЛ: "SARS БОЛЕЮТ ПОЧТИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО АЗИАТЫ"

- Сергей Иванович, говорят, что знаменитый когда-то своими открытиями мечниковский институт в последнее десятилетие испытывал застой развития научных разработок. Неужели украинская наука не имеет шансов для развития?
- Не могу отвечать за всю украинскую науку. Конечно, наш институт ощутил на себе те же проблемы, что и все научно-исследовательские, проектные институты бывшего Союза. Резко сократилось финансирование из государственного бюджета. Но это не означает, что работа остановилась. Знаете, ученые - люди не от мира сего. Нынешнее время имеет свои преимущества. Прежде всего потому, что в науке остались только самые талантливые, те, кто не может не заниматься исследованиями. Впрочем, сейчас не самое трудное время. Были более жесткие времена, когда ученых арестовывали, сажали в тюрьмы, если кому-то из представителей власти не нравилось то или иное направление в науке, да просто когда из-за зависти кто-то доносил на талантливого ученого. Так вот, даже в тюрьмах, где-то в темном углу на каменном полу, они не оставляли своей работы. У науки есть свой предел, ниже которого она опуститься не может. Даже когда нет достаточного финансирования и нормальных условий для работы, она все равно ведется. В последние года три ситуация немного стабилизировалась, по крайней мере нет ухудшения. За этот период наши ученые сделали несколько приоритетных разработок, причем таких, которые могут стать достоянием мировой науки и ощутимыми новшествами в борьбе с конкретными серьезными заболеваниями. К примеру, наши специалисты выполнили несколько оригинальных проектов научно-исследовательских работ по профилактике, диагностике и лечению инфекционных заболеваний. Речь идет о новых и малоизученных инфекциях. Есть интересные исследования в раскрытии механизмов влияния малых доз радиации на иммунную систему. Кстати, занимаясь проблемами фундаментальной и прикладной иммунологии, наши ученые пришли к определенным выводам и сейчас стоят на пороге открытия новых методов лечения ряда заболеваний, при которых "поломка" иммунной системы играет доминирующую роль.

- Ваш институт традиционно занимается проблемами вирусологии. Насколько меняется предмет исследований? Развитие науки поспевает за появлением новых вирусов?
- Лаборатория вирусных инфекций была организована академиком В.М. Ждановым в 1946 г. Основными направлениями работы были исследования нейроинфекций, полиомиелита, гриппа, рота- и коронавирусных кишечных инфекций. В настоящее время усилия научных сотрудников лаборатории направлены на изучение роли герпесвирусов в перинатальной патологии и заболеваниях детей младшего возраста. Разрабатывается система комплексного вирусно-морфологического прогнозирования степени риска развития внутриутробной герпесвирусной патологии для снижения заболеваемости, инвалидности и смертности у новорожденных. Заведует лабораторией доктор медицинских наук, профессор Людмила Панченко, на счету которой 146 научных работ, в том числе монографии и 7 патентов. Она - автор двух оригинальных штаммов вирусов гриппа и коронавируса.

- Постоянно появляются вирусные заболевания, которые нуждаются в усовершенствованных, новых методах борьбы. Их исследование входит в число ваших открытий или вы создаете методы борьбы с хорошо знакомыми инфекциями?
- Диагностика инфекционных заболеваний, вызываемых новыми и малоизученными микиробами, - это одно из основных направлений деятельности наших ученых. К таким относительно новым и недостаточно изученным инфекциям относятся легионеллез, листериоз, рахнелиоз, CLB-инфекция, коронавирусы. Актуальными для здравоохранения Украины являются проекты: "Разработка экспрессного метода диагностики и контроля лечения легионеллезной инфекции на основе использования технологии полимеразной цепной реакции", "Разработка молекулярно-генетических тест-систем для раннего выявления возбудителей туберкулеза и генотипирование микробактерий". Занимаемся и проблемами лечения инфекционных заболеваний. В этой области также есть определенные успехи, особенно за последний год. Мы разработали ряд новых противовирусных препаратов, созданных на основе ингибиторов сигналов ядерного импорта. Вирус воздействует на клетку, проникая в ее ядро через мембрану. Наш препарат препятствует этому проникновению, как бы блокируя вход через мембрану. Нестандартные схемы применены и при разработке специфических противомикробных препаратов избирательного действия: бактериоцинов, созданных на основе биоматериалов, и фитоцинов из листьев деревьев. В основу исследований легли выводы о том, что без термической обработки, в результате которой теряются необходимые свойства, скажем, растений, получается эффективное противомикробное средство.

- Одной из самых актуальных проблем для ученых мира сейчас является борьба с атипичной пневмонией. Много говорят о том, есть методы ее лечения или нет. Что об этом думают ваши специалисты?
- Знаете, я бы отнес ажиотаж с атипичной пневмонией больше к политике, чем к медицине или вирусологии. Кстати, один из названных мной новых возбудителей атипичной - легионеллезной пневмонии может приводить к заболеваниям с более высоким уровнем летальности. Это бактерии, которые активны при сравнительно низкой температуре, еще они часто живут в технических средствах создания и поддержания микроклимата в помещениях с повышенным скоплением населения. Однако не стоит беспокоиться тем, у кого в офисах и квартирах есть кондиционеры, поскольку необходим и ряд других условий для активизации этого патогена. Кстати, если говорить о статистике, то некоторые наши специалисты пришли к выводу, что возбудитель SARS преимущественно действует избирательно, только на людей азиатского типа. Статистика показывает, что среди заболевших и, тем более, умерших от атипичной пневмонии европейцев очень мало. Даже итальянец, который якобы первым заболел, оказался итальянцем только по паспорту, но с азиатским фенотипом. Для всей группы коронавирусов (куда сегодня относят и возбудитель SARS) характерна высокая избирательность. Если проанализировать, что за время эпидемии экономика Китая ощутимо пошатнулась, Китай потерял достаточно много прибыли от сворачивания внешней торговли и туризма, то нетрудно предположить, что есть государства, заинтересованные в том, чтобы это произошло. Впрочем, это уже политика, причем большая. Мы же занимаемся совсем другими проблемами. С точки зрения современных достижений биотехнологий создать такой избирательный вариант возбудителя вполне возможно.

- Во время распространения сибирской язвы в конвертах американские специалисты предположили, что все это дело рук наших спецслужб, на которые работали, конечно же, ученые. Говорят, что в ваш институт тоже приезжали с проверкой?
- Да, в позапрошлом году приезжала делегация из США, в составе которой был и сотрудник ЦРУ. Они проверяли условия физической охраны микроорганизмов, хранящихся в музее и лабораториях института. Конечно, наши специалисты к названным событиям не имели никакого отношения. Кстати, в лаборатории новых и малоизученных инфекционных заболеваний института ведется работа над проектом "Изучение геномной организации и разработка молекулярно-генетических тест-систем для детекции и типирования возбудителей сибирской язвы". Но это не означает, что у нас есть необходимость хранить живые патогенные возбудители. Как уже сообщали средства массовой информации, распространением возбудителя сибирской язвы с помощью писем занимался бывший сотрудник из одной специализированной лаборатории, гражданин США. При представлении официальных отчетов Украины в ООН о выполнении положений Конвенции, запрещающей разработку, накопление и использование биологического оружия, обычно подается следующая формулировка: "Правительство Украины не проводит никакой наступательной или оборонительной деятельности в рамках программ биологических исследований и разработок. Сведениями о такой деятельности бывшего СССР на территории Украины с 1 января 1946 г. Правительство Украины не располагает".

- Но институт им. Мечникова до сих пор считается потенциально опасным объектом. Ходят легенды о том, что в ваших глубоких подвалах есть виварии с инфицированными невиданными вирусами животными и хранилища, где находятся экземпляры грозных штаммов-мутантов, а также до сих пор не уничтожена система самоликвидации данного объекта на случай попыток проникновения врагов в засекреченные лаборатории…
- Объект действительно считается потенциально опасным и по соответствующей классификации он включен в группу объектов повышенной опасности первой категории. Здесь ведутся работы с вирусами и другими микроорганизмами. У нас есть музей микроорганизмов, где в емкостях хранится достаточно большое количество микроорганизмов. Есть у нас и виварии, где проводятся опыты на животных, кстати, его работу периодически контролируют представители "Green peace". К сожалению, финансовые проблемы сейчас не позволяют нам в достаточном количестве закупать животных, на которых мы ставим опыты для разработки методов диагностики, лечения и профилактики инфекционных заболеваний. На мой взгляд, сотрудники института стремятся соблюдать необходимые правила безопасности, чтобы в первую очередь они сами ничем не заразились, и конечно, чтобы микроорганизмы не вырвались наружу и не распространились по городу. Мы отдаем себе отчет в серьезности этой проблемы. Сейчас, как я уже говорил, у нас работают только профессионалы, люди, имеющие необходимое образование и практический опыт. Что же касается системы самоликвидации, то это фантазии, на которые способны только журналисты. К тому же наши ученые сейчас ведут разработку новых методов диагностики, при которых работа с исследуемыми образцами была бы безопасной. У нас созданы тест-системы для выявления болезнетворных микроорганизмов, которые могут определять даже неживых возбудителей. Иными словами, предоставляемый на анализ материал сразу же обезвреживается методами, уничтожающими живые формы возбудителей, которые в дальнейшем можно распознать и поставить диагноз. Новые методы диагностики на основе современных молекулярных технологий позволяют сократить время проведения анализов с 5 дней до 2-4 часов и значительно уменьшить используемые лабораторные площади, энергозатраты, трудозатраты и другие материальные затраты. К примеру, комплект оборудования для ПЦР-диагностики может уместиться на обычном рабочем столе. При этом не нужны ни дополнительные автоклавы, ни стерилизаторы. Сейчас еще доминируют традиционные методы, когда различные виды анализов проводятся в разных лабораториях, отдельно выявляются бактерии, отдельно вирусы, отдельно грибки, отдельно паразиты. Сейчас уже есть разработки определения всего спектра болезнетворных организмов в одном образце. За рубежом в основном применяются только новые системы диагностики. У нас же они широко применяются в коммерческих клиниках. Импортные системы зачастую не лучше наших. Но за рубежом больше возможностей внедрять научные разработки в производство.

- Кстати, сейчас нередко можно услышать о том, что среди молодежи мало хороших специалистов. У вас больше работают молодые специалисты или представители старшего поколения? Многие ученые уезжают за границу, они там находят себя?
- У нас сейчас отмечается постарение научных кадров, научных сотрудников в возрасте до 35 лет - около 30%. Всего научных работников 79, из них 6 докторов наук, 26 кандидатов наук. Среди молодых немало талантливых и трудолюбивых. Об этом говорит то, что все наши бывшие работники прекрасно устроились за границей. Нет ни одного, кто бы мыл посуду. Все работают по специальности. Причем, как минимум, на той же должности, а то и выше. Защищают там диссертации, довольно успешно. Уровень диссертаций в Украине и в дальнем зарубежье примерно одинаковый. Большая разница только в оплате.

- Если не секрет, сколько получают в среднем ваши сотрудники?
- Средняя зарплата по институту - 361 грн., это существенно ниже чем в целом по Украине. Самая высокая начисляемая зарплата, с учетом степени, должности, скажем, заведующий лабораторией, с достаточным стажем с учетом всех последних повышений получает в пределах 620-660 грн. Правда, к сожалению, в первом полугодии научные сотрудники получали зарплату за неполное рабочее время, работали на 0,5-0,7 оклада. Выживаем.

- И при этом именно сейчас ученые вашего института на пороге открытия века? Если можно, приоткройте завесу таинственности, в чем заключается новый метод борьбы с раковыми заболеваниями?
- Мы немного сдержаннее в значимости наших исследований и ожидаемых результатов. Эту работу координирует, кстати, наш молодой ученый, кандидат фармацевтических наук, старший научный сотрудник, он же ученый секретарь Артур Мартынов. В принципе, работа еще не завершена. Речь идет о серьезном открытии, которое, думаю, с удовольствием переняли бы иностранные ученые. Эта информация еще не выходила из стен нашего института. Могу обрисовать лишь в общих чертах. У каждого человека есть раковые клетки. При определенных условиях они мутируют, становятся способными образовывать бородавки, опухоли, в общем, становятся потенциально опасными для организма. Но здоровая иммунная система уничтожает эти вредоносные клетки, они не разрастаются. Наши ученые предположили, что раковые заболевания развиваются в том случае, если иммунная система не способна вступать в борьбу, поскольку сама может быть поражена определенными вирусами. Следовательно, нужно избавиться от этих вирусов, и тогда иммунная система сможет сама более успешно бороться с мутирующими раковыми клетками. Об этом свидетельствуют и результаты исследований, согласно которым у 79% онкобольныхм с пораженной лимфосистемой в лимфоцитах обнаружены вирус герпеса, цитомегаловирус или вирус Эпштейна-барр. Возможно, это и является причиной заболевания раком. Возможно, если медикаментозными препаратами уничтожить перечисленные вирусы, то иммунная система сама справится с раком. Это новый подход к решению проблемы, над которой бьются ученые всего мира. Как правило, искалось средство воздействия на сами раковые клетки. Здесь же предлагается преодолеть проблему ускользания раковых опухолей из-под иммунного контроля.

- Ослабление иммунной системы нередко связывается и с воздействием радиации. Насколько актуальна эта проблема для Харьковского региона?
- В Харьковском регионе, как и во многих других областях Украины, немало ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС и переселенцев из зараженной зоны. Воздействие радиации на их иммунную систему, конечно, значительно. Наши специалисты занимались проблемами формирования иммунной системы у плода во время беременности матери, подвергшейся воздействию радиации, а также влиянием на иммунную систему длительного воздействия малых доз радиации, скажем, при работе обычных рентгеновских установок. Изучение данных процессов сложно описать. Негативное воздействие излучения в данном случае носит разнонаправленный, многофазный характер - оно то повышается, то снижается. Поэтому сложно определить один вид лекарственных препаратов, который смог бы корректировать негативное влияние на организм. Здесь наши специалисты не оригинальны, они пришли к выводу о необходимости использовать метод пересадки костного мозга, правда, не в таких объемах и режимах, как при лучевой болезни, к примеру, да и цель пересадки иная - не донорская, а регуляторная.

- Вы сказали, что в последние годы занимались и разработками нетрадиционных профилактических мер. Что это за новшества?
- Специалисты нашей лаборатории специфической профилактики капельных инфекций (руководит доктор медицинских наук, профессор Евгений Бабич) разработали новые формы вакцины и методы вакцинации. Речь идет о том, что это может быть не привычная инъекция, а капсула, таблетка или даже аппликация. Есть наработки и по созданию одноразовой вакцины, применение которой могло бы обеспечить защиту от заболевания на очень длительное время. Причем, речь идет о серьезных заболеваниях, таких как дифтерия, коклюш и менингококковая инфекция.

- Насколько сложен путь от открытия к внедрению?
- Это одна из самых больных проблем. Все разработки последних лет пока не дошли до производственного внедрения. Очень трудоемка и длительна процедура государственного узаконивания (регистрации) новых лекарств. К тому же местные предприятия не имеют достаточного количества оборотных средств, чтобы за свой счет запустить в производство те или иные новые препараты и системы. Надежда на спонсоров. Прежде всего, на иностранных. Там фармацевтическая отрасль находится в несколько лучших условиях, чем наша. Насчет разговоров о том, что наши разработки продаются на запад… Возможно, было бы неплохо, если бы удалось что-то продать. Но, к сожалению, и это проблема всех украинских НИИ. В лучшем случае удается запатентовать свои открытия. При подаче результатов исследований на соискание грантов, все материалы исчезают неизвестно куда, а потом, глядишь, где-то на западе выплывает украденная таким образом разработка. В целом же с Украиной сейчас вообще стараются избегать участия в совместных проектах. Прилагаем усилия для поиска вариантов реализации своих открытий и разработок. Кстати, скоро у нас должна пройти Международная научная конференция "Актуальные вопросы борьбы с инфекционными заболеваниями". Ее проведение намечено на 23-24 октября. Программные научные направления: эпидемиология, инфекционные болезни; медицинская микробиология и вирусология; иммунология и аллергология, иммунобиологические препараты; молекулярная биология и биофизика; фармацевтическая химия и фармакология антимикробных препаратов. Надеюсь, ее работа поможет нашему институту решить кое-какие проблемы.

Автор: , , ,