STATUS QUO

Идиотизм в масках

 
На прошлой неделе случился, пожалуй, самый крупный скандал, связанный с деятельностью харьковских городских властей.


17 марта секретарь Харьковского горсовета Геннадий Кернес заявил, что ему стало известно "о широкомасштабных провокациях, которые готовятся в отношении харьковского городского головы Михаила Добкина, а также руководителей исполкома Харьковского горсовета сотрудниками управления СБУ в Харьковской области". По словам Кернеса, СБУ планировало повальные обыски в помещении горсовета, квартирах городских чиновников и даже в гостинице "Националь", которую, как отметил Кернес, "связывают с его именем". Он также сообщил, что в ответ на грядущие действия СБУ городские власти подготовили телеграммы кому только можно.

Тогда, 17 марта, эта информация была воспринята в контексте тяжбы между городскими властями и СБУ по вопросу допуска мэра к гостайне. Но уже на следующий день стало понятно, что секретарь горсовета не зря пытался сыграть на опережение: 18 числа произошло почти то, о чем говорил Кернес. Было это не столь драматично, скорее - смешно, но 18 марта можно считать датой, когда противостояние между СБУ и городскими властями перешло в открытую фазу.

18 марта представители УСБУ в Харьковской области предприняли попытку осуществить выемку документов из здания городского совета в рамках уголовного дела, возбужденного накануне, 17 марта, по факту растраты бюджетных средств в особо крупных размерах (ст.191 ч.5 УК). Кернес отказался подписывать постановление о выемке и тут же дал поручение заместителю директора Юридического департамента горсовета Константину Прокопьеву обжаловать постановление в установленном законом порядке.

Кроме этого, сотрудники управления СБУ в Харьковской области попытались вручить Кернесу целых три повестки, в которых его обязывали явиться в управление СБУ в Харьковской области в качестве свидетеля. Кернес отказался получить повестки лично и посоветовал передать их в канцелярию горсовета.

Юристы горсовета сработали оперативно. Киевский районный суд г.Харькова в тот же день принял определение о запрете всех следственных действий в отношении сотрудников горсовета до того, как будет рассмотрено заявление представителей горсовета об обжаловании постановления о возбуждении уголовного дела.

К тому моменту, когда вечер окончательно перестал быть томным и в здании мэрии появились бойцы "Альфы", определение суда уже было у Кернеса на руках, и храбрый секретарь, размахивая бумажкой, пытался не пустить в горсовет бойцов "Альфы" и сотрудников СБУ, но слабый кордон из Кернеса и судебного постановления был просто пренебрежительно отодвинут в сторону. СБУшники побросали в мешки документы и поспешили ретироваться. Правда, сделать это им мешали Михаил Добкин и народный депутат - харьковчанин (фракция Партии регионов) Дмитрий Святаш, пытавшиеся голыми руками остановить чекистскую "Хонду", в которой покидали горсовет документы и сотрудники СБУ. Михаил Добкин при этом якобы даже повредил сломанную руку, а на Дмитрия Святаша, по его словам, был совершен наезд (в буквальном смысле этого слова).

Во время описанных событий и после них все стороны конфликта успели сделать несколько заявлений, но ничего нового не сообщили: с одной стороны слышались обвинения в препятствовании следствию, с другой - в политических преследованиях (вспоминалось даже КГБ, 37-й год и прочие ужасы тоталитарного прошлого). Как водится, было проведено два пикета: один в поддержку городских властей, другой - действий СБУ. Оба пикета не были многочисленными и проходили под набившими оскомину лозунгами.

По итогам произошедшего начальник УСБУ в Харьковской области Андрей Мухатаев отчитался перед депутатами облсовета. Облсовет объяснениями Мухатаева остался неудовлетворен и выдал на-гора обращение, в котором расценил действия СБУ как "вооруженный захват государственного учреждения и нарушение уголовного законодательства".

19 марта в Харьков была направлена комиссия Генпрокуратуры Украины, которая пообещала за пару дней разобраться в происходящем и оценить законность действий сотрудников СБУ.

В этот же день Верховная Рада отказалась рассматривать произошедшее в Харькове, за что лидер парламентской фракции партии регионов Виктор Янукович пригрозил очередным блокированием Рады. Сказано – сделано. Правда, блокирование трибуны проходило 21 марта, а не 20-го, как обещал Янукович, и вовсе не по поводу харьковских событий: оппозиция требовала вывода украинского контингента из Косово.

История со скандальной выемкой еще не закончилась и наверняка получит свое продолжение, но уже сейчас можно подвести некоторые итоги. Итог первый и главный: после 18 марта стало понятно - СБУ городским властям предъявить в сущности нечего. Михаил Добкин заявил: "Единственная вина, которую вменяют городской власти Харькова, - это то, что мы на протяжении 2007 и 2008 гг. выплачиваем муниципальную надбавку работникам Харьковского горсовета - примерно по 200-300 грн. в месяц. В сумме эти выплаты составили пресловутые 1,5 млн.грн.". Кроме того, по словам Добкина, все дело строится на акте КРУ, которое возглавляет близкий к губернатору человек. Предвзято или нет отнеслось КРУ к городским властям - не важно. В конце концов, ревизоры зафиксировали факт, который городские власти опровергать не стали (зачем?), а вот возбуждение уголовного дела по этому факту выглядит, мягко говоря, странно.

 Предлагаю вспомнить все обвинения, которые выдвигались в адрес городских властей. Тут и "митинг" на ул.Клочковской, и многочисленные нарушения законодательства, и "сотни подставных фирм" для выделения земли, и прочие махинации, в которых, по словам оппозиции, погрязла городская власть. И на фоне всего этого - дело о выплате сотрудникам мэрии надбавки к зарплате! Возникает совершенно логичный вопрос: неужели СБУ более чем за год не смогло накопать на городские власти ничего более существенного, чем эта "растрата", которая, к слову сказать, происходила и до того, как Добкин стал мэром?

Возможно, СБУ нужно было изъять документы для того, чтобы подтвердить официально уже имеющуюся информацию. Кернес об этом знал и понимал, что грядущие действия СБУ будут направлены на одно - получить документы. Это объясняет поведение секретаря горсовета, которые сделал, пожалуй, все (разве что не лег под СБУшную "Хонду") для того, чтобы документы не оказались в руках спецслужб. Агрессивное поведение Кернеса выглядело странным, ведь повод для возбуждения уголовного дела на самом деле довольно сомнительный и с юридической точки зрения, и с точки зрения здравого смысла. Так почему бы Геннадию Адольфовичу не помочь следствию и не выдать все, что требовали, со словами: "Забирайте что хотите - нам скрывать нечего".

Поведение сотрудников СБУ, кстати, эта версия тоже объясняет: они продолжили свои действия, несмотря на определение суда. Определение это, мягко говоря, спорное, но попробуем поставить себя на место следователя. Уголовное дело явно "не ахти", обстановка в горсовете скандальная, и тут, предъявляя определение суда, тебе дают формальный повод развернуться и уйти, сохранив при этом лицо. Но сотрудники СБУ этого не делают, а продолжают выемку, явно осознавая тот факт, что законность их действий находится под вопросом.

Версия о том, что уголовное дело по факту "растраты" было лишь зацепкой для того, чтобы порыться в горсоветовских документах, конечно, имеет право на жизнь. Однако есть косвенные факты, свидетельствующие о том, что первое впечатление было правильным: СБУ по сути нечего предъявить городским властям.

Во-первых, действительно, можно разыграть комбинацию "по выемке документов" для последующей "раскрутки" полученных из документов фактов, но не в том случае, когда с делом связаны высшие должностные лица города. Не нужно быть великим предсказателем, чтобы предположить, что любое действие СБУ в данном случае будет сопровождаться скандалом, причем скандалом, который неизбежно выплеснется на общегосударственный уровень и может зацепить руководство СБУ. Элементарный здравый смысл подсказывает, что в том случае, если скандал неизбежен, необходимо действовать наверняка, имея железобетонные основания для своих действий. Причем основания желательно иметь не только юридические, но и, так сказать "общественные" - для того, чтобы отбить все атаки оппонентов и внятно объяснить общественности, зачем и что происходит.

У СБУ этих оснований не было. В итоге после 18 марта даже у самых ярых противников городских властей язык не повернется заявить, что СБУ действовало непредвзято и так называемый "политический заказ" не имел места.

Во-вторых, стоит отметить реакцию того, кто наиболее заинтересован в том, чтобы городская власть пала под натиском правоохранителей. Речь идет, конечно, о народном депутате – харьковчанине (фракция БЮТ) Александре Фельдмане. 20 марта он заявил м, что "президент Украины Виктор Ющенко боится перевыборов в Харькове, а именно того, что стратегический город страны может возглавить сторонник лидера БЮТ Юлии Тимошенко". Ранее ни Фельдман, ни кто-то другой не смели делать подобных заявлений. То, что сказал Фельдман, - очевидно, но тема невыгодности перевыборов в Харькове для президента раньше не озвучивалась политиками такого ранга.

В этот же день, 20 марта, Фельдман завил, что 19-го числа была создана дополнительная следственная комиссия по проверке деятельности харьковских городских властей и, в частности, по расследованию фактов наркоторговли в Харькове. Создание подобной комиссии выглядит абсурдным, потому что расследовать факты наркоторговли - прерогатива правоохранительных органов, которые могут проводить оперативные мероприятия и следственные действия, но уж никак не комиссии Верховной Рады. Как именно комиссия будет расследовать факты наркоторговли, совершенно непонятно, разве что разошлет депутатские запросы в правоохранительные органы с вопросом: "Торгует ли городская власть наркотиками?". Можно, конечно, послать запрос в мэрию с просьбой пояснить, когда, где и какими наркотическими веществами торгует мэр и секретарь горсовета, но наверняка такой запрос будет годен лишь на то, чтобы приобщить его к истории болезни автора документа.

Итак, заявление по Ющенко и создание "комиссии по наркотикам" похоже на рефлексию и не поддается логическому объяснению. Действия Фельдмана говорят о том, что что-то пошло не так, как задумывалось, и ситуация выходит из-под контроля оппозиции.

Третий факт, свидетельствующий о том, что СБУ пошло в наступление, не имея в своем распоряжении серьезных аргументов, - отпуск председателя Харьковской облгосадминистрации Арсена Авакова. Почему губернатор решил оказаться подальше от места событий, отправив самого себя в отпуск аккурат на время "разборок"? Версию о том, что губернатору было неизвестно о предстоящей акции можно отбросить сразу, ведь не может же губернатор быть настолько неосведомленным о происходящем в области. Итак, будь позиции СБУ действительно сильными, почему бы Авакову не остаться в городе, раздавая комментарии и привычно клеймя городские власти. Кстати, поддержка губернатора была бы крайне необходима Мухатаеву, положение которого сейчас незавидно. Но Аваков предпочел удалиться со сцены, оставив вместо себя велеречивого, но неубедительного Стороженко. Следует также обратить внимание на тот факт, что во время первого кризиса, связанного с городской властью, - "мирного митинга" на Клочковской, губернатор также находился в отпуске, что дает основание предположить, что отпуск губернатора случается тогда, когда в городе начинает пахнуть жареным.

Ситуация вокруг конфликта между СБУ и городскими властями на этой неделе будет развиваться. Наверняка в течение ближайших дней горожане получат окончательный ответ на вопрос, может ли оппозиция найти реальные основания для перевыборов в Харькове или причиной возможных перевыборов станет "политическая целесообразность"?