STATUS QUO

Анатолий Русецкий. О благотворительности и инициативах добра

По данным из открытых источников, 70% украинцев хотя бы раз в жизни жертвовали на благотворительность. Кто-то пополнял благотворительные ящики в магазинах, кто-то в транспорте, вблизи святых мест, оставлял остаток в банкоматах, делал перевод на счета фондов или волонтеров. Этот список можно продолжать, в общем, тысячи людей получили помощь именно так. Впрочем, проявления благотворительности воспринимаются в обществе неоднозначно, и для этого есть объективные причины. Из-за участившихся случаев мошенничества, которое крайне распространено в этой области, средства благотворителей далеко не всегда попадают нуждающимся. К тому же не редкость, когда благотворительные фонды служат прикрытием для "засевания" округов перед выборами или инструментом для создания репутации. Эти факты ставят под сомнение благотворительность как явление. Чтобы прояснить вопрос, мы обратились за комментариями к одному из самых известных благотворительных фондов Харьковской области "Даруй Добро", о котором активно заговорили после взрывов на арсенале в Балаклее в марте 2017 года. Фонд активно участвовал в восстановлении жилого фонда, работал на недопущение гуманитарной катастрофы, собирал средства для пострадавших. Анатолий Русецкий - именно с его именем связывают фонд - согласился на разговор.

- ...теоретически "засеять" гречкой гораздо проще. Мы - стабильно работающая организация: фонд "Даруй Добро" функционирует почти 10 лет и имеет высокую репутацию.

- И все же, Анатолий, есть ли какие-то особенности благотворительности в регионе?

- Особенности есть, только они характерны не для отдельного региона, а для Украины в целом. Суть в том, что многие люди сегодня нуждаются в помощи, а профильные институты государства значительно недорабатывают в этом направлении. Если бы эти институты действовали должным образом, многих вопросов в обществе не возникало бы. Отсюда и рождается необходимость привлечения дополнительных ресурсов. Там, где люди не хотят опускать рук, они начинают искать выход. И, если повезло, включается связь с благотворителями, которая дает реальный результат.

- Чем в основном занимается фонд?

- Мы сосредоточены на двух направлениях. Дело в том, что люди не знают своих прав. Поэтому одно из направлений нашей работы - повышение образовательного уровня людей в сфере права. И, конечно же, материальная поддержка уязвимых сфер, к которым сегодня можно отнести образование, медицину, культуру, спорт, местное самоуправление. Кроме собственных проектов, мы являемся организаторами благотворительности, объединяем и координируем желающих направить средства на помощь людям.

Yes

- Известно, что люди часто манипулируют своим положением и "выбивают" для себя какие-то выгоды. Для Харьковщины это распространенная практика?

- Мы неоднократно сталкивались с ситуациями, когда на нас пытались заработать. Однако это касалось, как правило, других фондов, которые под видом благотворителей пытались продвинуть свои интересы, эксплуатируя, например, такие актуальные темы, как АТО, тяжело больные дети и прочее. В целом же мне сложно говорить за других - скажу за себя. Мы работаем в области, где все люди, как на ладони, и все знают - действительно ли человек нуждается или пытается заработать.

- Вы сказали о правовой помощи.

- Да. Это параллельное направление работы. Мы как юристы фактически предоставляем информационно-консалтинговые услуги простым людям и органам местного самоуправления на благотворительных началах. В частности, при активном участии ведущей в городе Харькове юридической компании "ФАС-ЮСТ" мы были инициаторами пилотного проекта в области, направленного на правовое образование работников органов местного самоуправления. Это были учения, во время которых квалифицированные юристы, адвокаты, нотариусы рассказывали людям, как защитить свои права в критических обстоятельствах во время обысков или рейдерских захватов. Практика показывает, что это очень востребованные вещи на сегодня.

- Как так сложилось, что Вы стали заниматься благотворительностью?

- Это было довольно случайно и начиналось все по моей собственной инициативе в начале 2000-х. Как-то с товарищем мы зашли в спортшколу, где дети занимались боксом. Условия там были жалкие, но дети - уникальны. Большинство уже имели победы на рейтинговых соревнованиях. А тема спорта мне очень близка: с детства и по сегодняшний день я занимаюсь спортом. В детстве это была легкая атлетика - длинный спринт, сейчас это плавание, футбол, волейбол и альпинизм. Поэтому, знаете, чисто из человеческих соображений захотелось поддержать этих детей. Тогда впервые нам удалось передать Балаклейской спортшколе покрытие для ринга (кстати, за эти годы район воспитал трех (!) мастеров спорта по боксу). Об этом скоро узнали другие люди, и с тех пор все пошло по принципу снежного кома.

- Какой объем средств тратите на благотворительность?

- В 2018 году фонд реализовал около 40 проектов на сумму более 1,3 млн грн. на поддержку школ, учреждений медицины, культуры, спорта в сельской местности. В целом за годы существования фонда реализовано более 250 благотворительных проектов в Харьковской области. Плюс другое направление - правовая помощь - это то, что невозможно просчитать. Наши юристы ежедневно консультируют людей, дают разъяснения, помогают оформить документы. То есть просчитать объем оказываемой юридической помощи можно только теоретически.

- А какой самый большой вклад в развитие районов Харьковской области?

- Знаете, мы живем в такой местности, где нет землетрясений или цунами. Однако большим потрясением для Харьковщины, и для Украины в целом, стали взрывы на территории военного арсенала в Балаклее 23 марта 2017. И если для других это были эмоции, то балаклейцам пришлось переживать все это бедствие на собственном опыте и бороться с его разрушительными последствиями. По подсчетам, в городе и прилегающих к нему территориях было повреждено более 3 000 жилых домов и объектов инфраструктуры. Мы отреагировали мгновенно и с первых часов включились в процесс. Объявили благотворительную акцию, и люди начали жертвовать на восстановление города. В результате фонд передал людям около 1,5 млн грн. В целом фонд активно был задействован в восстановлении жилья и инфраструктуры. Мы занимались тем, что привлекали к помощи пострадавшим и волонтерские бригады, и транспорт, предоставляли стройматериалы - цемент, шифер, щебень, песок, гвозди и многое другое. Опять же, мы оказали квалифицированную юридическую помощь около 1 000 человек и получили огромную человеческую благодарность. Люди плакали, когда мы привозили им стройматериалы на восстановление, или когда наши волонтеры помогали отстроить стену дома после попадания снаряда. Они не верили, что в наше время это возможно.

Yes Yes

- Что является приоритетом благотворительности в Харьковской области?

- Приоритетом для нас является помощь детям - маленьким гражданам Украины. Школа, детсад, сельская амбулатория, библиотека - это те категории учреждений, нуждающихся в дополнительной помощи от государства, и с которыми сотрудничает фонд. Мы заботимся о том, чтобы дети в сельской местности имели равный доступ к новейшим стандартам обучения, чтобы у них была качественная техника, мультимедийное оборудование. Так, в школах моего родного поселка Андреевка Балаклейского района одними из первых в районе появились современные, оснащенные всем необходимым оборудованием мультимедийные классы.

- Какая история благотворительности наиболее запоминающаяся?

- Сразу скажу, это нетипичная история и не совсем наш профиль. Однажды к нам обратилась женщина - Анастасия (имена изменены по этическим соображениям –авт.) и ее муж Алексей. Очень гармоничная и порядочная семья. Прожив не один год в браке, у супругов не было детей. По этому поводу особенно переживала Настя, волновалась, что проходят годы. Она была настолько искренна, что на это просто невозможно было не откликнуться. И мы решили - будем помогать!

- Чего бы это ни стоило?

- Да! Пообщавшись с клиникой, стало понятно, что процедура искусственного оплодотворения - вещь недешевая, а для рядовой украинской семьи и вовсе неподъемная. Речь шла о сумме более 150 000 гривен. Мы стали говорить с потенциальными благотворителями и нашли выход. Инвестором выступило одно харьковское предприятие, руководитель которого проявил неравнодушие к этой теме. Представьте себе - и такие люди в Харькове есть! Наконец, после прохождения длительного и сложного протокола экстракорпорального оплодотворения Анастасия забеременела с первой попытки. И несмотря на то что беременность протекала хорошо, мы все за нее очень волновались. И вот трепетный момент: мальчик появился на свет как раз в день моего рождения. Я встретил эту новость во время экспедиции на одну из вершин мира - Аконкагуа в Аргентине. Все мы восприняли это как знак, как Господнее провидение.

- Получается, что благотворительность - это иногда выход, что институты благотворительности способны решать глобальные задачи?

- Только частично. На самом деле благотворительностью можно помочь одному человеку, двум или тридцати людям. Однако в реальной жизни в помощи нуждаются тысячи и даже миллионы людей. Они страдают от низких социальных стандартов,  недостатка средств на лечение, устаревшей материальной базы школ или больниц. А для этого одной только инициативы благотворителя мало. Нужно кардинально менять подходы на государственном уровне. Благотворительность остается, по сути, инструментом доброй воли неравнодушных людей, которые стремятся изменить мир своими инициативами добра. Мы принадлежим к этой когорте и, несмотря на то что невозможно объять необъятное, продолжаем дальше и радуемся каждой победе, которая облегчает жизнь людей.


Татьяна Пасека, член Национального союза журналистов Украины