STATUS QUO

Юлия Светличная: Мне искренне хочется, чтобы Харьков стал европейским

Председатель Харьковской облгосадминистрации Юлия Светличная в интервью "Главкому" рассказала об общественно-политической и экономической ситуации в области, взаимоотношениях с Кернесом и центральной властью, влиянии Игоря Райнина на жизнь региона, а также о рейтингах партии "Солидарность" – Блок Петра Порошенко".

Когда харьковский экс-губернатор Игорь Райнин пошел на повышение в Киев управлять Администрацией президента, исполняющим обязанности председателя ОГА стала его 32-летняя заместитель Юлия Светличная. Тогда казалось, что это ненадолго. Несмотря на то, что Светличная начала работать в обладминистрации еще в 2006 году, не верилось, что приграничную и прифронтовую область доверят миловидной блондинке.

Однако Светличная приняла участие в конкурсе на замещение вакантной должности и таки получила статус полноправного главы обладминистрации. Учитывая, что до сих пор губернаторские конкурсы выигрывали только откровенные ставленники Банковой, в Администрации президента на Светличную действительно сделали серьезную ставку. Крепкое рукопожатие и сталь в голосе (когда речь идет о Кернесе и Курченко) выдают в Светличной потенциал жесткого руководителя. При этом крайне осторожные высказывания и попытки спрятаться за политическими штампами свидетельствуют о желании, прежде всего, не наговорить лишнего. Таких управленцев не стоит недооценивать, и карьера Светличной вполне может сложиться по классической формуле: "Сначала тебя игнорируют, затем над тобой смеются, а потом ты побеждаешь".

– Вы – сейчас единственная женщина-губернатор, молодая для украинской политической традиции. Некоторые ваше назначение (хотя понятно, что был конкурс) воспринимали так, что Райнин оставил после себя своего человека. Как вы относитесь к своему нынешнему статусу?

– Во-первых, сейчас государственные служащие проходят открытую и прозрачную процедуру конкурса, которая дает возможность всем желающим проявить себя. Ведется онлайн-трансляция. Конечно, как и для любой работы, есть определенные требования, которым ты должен соответствовать. Было тестирование в открытом доступе, результаты которого можно посмотреть, были сложные ситуативные задачи. Мне действительно было легче, чем другим претендентам, я давно в теме госслужбы – у меня есть базовое образование госслужащего, я кандидат наук по государственному управлению, работала на госслужбе длительное время на разных уровнях управления. Во-вторых, я работала первым заместителем председателя ОГА и уже почти два месяца исполняла обязанности председателя. Кстати, заместителем председателя ОГА я был назначена еще в ноябре 2014 года, то есть до назначения Игоря Райнина губернатором. Поэтому, считаю, говорить, что кто-то кого-то оставил, не очень уместно. Повторюсь, что каждый мог принять участие в конкурсе, доказать свою подготовленность, получить поддержку Кабинета министров, после чего рассчитывать на доверие президента Украины.

– Просто пока конкурсы на губернаторов выигрывали только кандидаты от провластной силы. У вас были реальные конкуренты?

– Разные были люди, в том числе с опытом государственной службы. Были люди, которые работали раньше заместителями министра и городского головы, руководителями областных управлений. Но, например, был один человек, который пришел на конкурс, не зная государственного языка, и его не допустили к следующим этапам. Я никогда не воспринимала разговоров, кто чей ставленник. Обращать внимание надо только на компетенцию – надо знать базовые параметры жизни области и представлять свои дальнейшие шаги в должности.

При этом признаю, что сейчас на госслужбе достаточно много людей, у которых нет школы государственного управления, нет базы. Если ты приходишь на должность руководителя, то еще до того, как займешь соответствующую должность, должен понимать, что тебе делать. А некомпетентные люди вносят очень большой деструктив во всех сферах.

– А зачем это вам в 32 года – баллотироваться на пост губернатора очень тяжелой приграничной области? В чем амбиция?

– Я сама харьковчанка, жила и работала в Харькове. Депутат областного совета, которая выиграла выборы на всех трех уровнях, на которые параллельно заявлялась – в облсовет, горсовет и райсовет. В своем округе в Краснокутском районе имею поддержку 47% избирателей. Я являюсь представителем Украины в Конгрессе местных и региональных властей Совета Европы. Кстати, месяц назад в Страсбурге была выбрана путем голосования вице-президентом палаты региональных властей. И сегодня я готова приложить все возможности, знания и усилия для развития региона и сохранения стабильности на родной Харьковщине. Это и есть моя основная амбиция и мотивация одновременно.

– Как вам работается с Кернесом?

– Губернатор и мэр любого города, независимо от фамилий, обязаны сотрудничать в социально-экономических вопросах развития региона, иначе будут страдать люди. И именно люди будут заложниками политических амбиций. Поэтому по хозяйственным вопросам города и области мы работаем. Политику не обсуждаем.

– Когда эта фамилия – Кернес, то фраза "независимо от фамилий" не совсем адекватная...

– Это требование закона, я имею в виду сотрудничество органов государственной власти и органов местного самоуправления. На сегодня Кернес – мэр, которого избрали люди. Нравится это кому-то или нет – это факт. Кстати, кроме областного центра в области еще шесть городов областного значения, где мэры от различных политических сил. Со всеми нужно находить общий язык, чтобы обеспечивать развитие области – а это и строительство объектов, и вопросы жилищно-коммунального хозяйства, и развитие социально-гуманитарной сферы и вопросы инвестиционной привлекательности, и, наконец, реализация механизма начисления субсидий. Могу сказать, что Харьковская область – это почти 3 миллиона жителей, 31 000 квадратных километров территории.

– Есть такое мнение, что сейчас в Харькове все спокойно, так как Кернес, условно говоря, "лег" под эту власть.

– Это надо у него спросить. Сейчас много мыслей и фантазий.

– Но вы сейчас олицетворяет власть и можете оценивать – он соглашается на ваши инициативы или саботирует и вставляет палки в колеса?

– Продолжается рабочий управленческий процесс, и если мы видим недостатки в работе любого органа власти, мы их корректируем. Подчеркиваю, что в области семь городов областного значения, 27 районов, большая граница как с РФ, так и с зоной АТО. Это разные люди, разные силы... Но в облсовете, где шесть различных фракций и 120 депутатов, сложилось понимание, что политики в депутатских действиях быть не может. Политику надо оставлять на национальном уровне, а на местах мы должны находить конструктив для развития региона. И большинство голосований в Харьковском облсовете принимается тремя четвертями голосов. Это и бюджет, и программы безопасности, социальной защиты, в том числе участников АТО.

Будем активнее привлекать общественность к участию в процессе государственного управления. Я буду настаивать, чтобы в коллегии департаментов облгосадминистрации обязательно входили представители общественности. Я сторонник общественного контроля, но конструктивного и с предложениями по региональному развитию.

– Часто игра в общественный контроль доводит до манипуляций.

– Бывает по-разному. Иногда общественность внутри самой себя не может найти общий язык. Но мы всегда готовы помочь и сотрудничать со всеми институтами гражданского общества, кто хочет развивать регион и развиваться самому. Кроме того, я думаю о создании консультативного совета политических партий, чтобы устранить политику от принятия управленческих решений и с целью консолидации общества. Вот и посмотрим, готовы ли представители различных политических партий ставить в приоритет своей деятельности не политические амбиции, а вопросы социально-экономического развития.

– Какие у вас отношения с Арсеном Аваковым, который сейчас является очень влиятельным членом этой власти?

– Рабочие отношения. Он харьковчанин. Если есть проблемы, мы к нему обращаемся, так же, как к любому другому министру. Мы имеем со стороны МВД и СБУ полную поддержку по обеспечению безопасности в области.

– Если вернуться к вашему назначению. Многие считают, что вы – местоблюститель, а на самом деле областью управляют непосредственно из Киева, куда перебрался бывший губернатор. Насколько сейчас Райнин влияет на ситуацию на Харьковщине?

– Игорь Львович – глава Администрации президента Украины. Я думаю, что у него сейчас очень много работы. Но хочу сказать, что он является депутатом Харьковского областного совета и является руководителем областной партийной организации "Солидарность".

– Вы измеряете рейтинги БПП в области?

– Лучшие рейтинги – это результат на выборах. Последние выборы были несколько месяцев назад в г. Мерефа. Этот город расположен близко к Харькову, и на нем можно спроектировать настроения харьковчан – БПП получил 18%. Это на 3% больше по сравнению с результатами в этом городе осенью 2015 года. Уже 11 декабря состоятся выборы в Роганской объединенной территориальной громаде, которая рядом с Харьковом, это около 20 тысяч жителей. Посмотрим рейтинги не только БПП, но и других партий.

– Наверное, с Администрацией президента у вас упрощенная коммуникация?

– О работе и с президентской вертикалью, и с Кабмином, и с органами центральной исполнительной власти мы активно общаемся. У меня есть полная коммуникация с каждым министерством, я не шучу. Доказательством этого может быть недавнее заседание парламентского бюджетного комитета в Харькове. Это первое такое выездное заседание за годы независимости. Также на нем присутствовали представители шести министерств. Например, мы обсудили идею оставлять в области 5% ренты от добычи газа – а это 700 млн. грн., поскольку 40% всего украинского газа добывается в Харьковской области. В первом чтении этот законопроект уже рассмотрен и, если его примут в целом, эти 700 млн. для нас не будут лишними.

– Для Харьковской области это, безусловно, хорошо, но для бюджета страны плохо. Благодаря этой норме, наоборот, могут образоваться депрессивные регионы – там, где газа нет.

– Так что нам сделать – провести туда газ, чтобы его там добывали? Все имеют возможность привлекать инвесторов, международную техническую помощь, открывать новые предприятия. У каждого региона есть возможности и резервы. Их надо использовать. В Харькове тоже не все так прекрасно в плане промышленности и экономики – в 2014-2015-х годах было очень грустно. Но сегодня могу констатировать, что по результатам 2015 года Харьковская область заняла второе место после Киева в рейтинге Кабинета министров по социально-экономическому развитию. В этом году привлечено более 100 млн.долл. иностранных инвестиций, хотя два года до этого был отток. Мы открыли собственную международную инфраструктуру – два офиса в США и Китае, работаем с посольствами и представительствами разных стран, с фондами.

– Что именно вы продаете инвесторам?

– Каждый бизнесмен может использовать наш офис в Вашингтоне как площадку для поиска новых бизнес-партнеров. Так, на инвестиционном форуме в Харькове фармацевтическая фабрика "Здоровье" подписала контракт на миллионы долларов с компанией Unicity, которая будет на мощностях фабрики производить продукцию и распространять через свою маркетинговую сеть. Завод ФЭД подписал с китайцами контракт на 25 млн.долл. Замечу, что несмотря на все сложности, рост промышленного производства в Харьковской области составил 7%, в то время как в среднем по Украине – 2%.

Мне искренне хочется, чтобы Харьков стал европейским. Как в экономическом плане, так и в культурном. И в этом нас полностью поддерживает президент Украины и правительство. В этом году построен один из лучших органных залов Европы. Это новое здание, в которой применены новые технологии – геометрия потолка меняется в зависимости от того, какой инструмент играет на сцене. Акустика этого зала настолько уникальна, что она может конкурировать с лучшими европейскими площадками. Орган был создан исключительно под этот зал и интонировался непосредственно немецкой фирмой-производителем "Александер Шуке". Поэтому этот орган можно пока назвать лучшим в Украине. Рядом строится еще одно сооружение – второй комплекс филармонии на 800 мест. И я беру на себя обязательство сделать все возможное, чтобы построить этот зал через два года.

Также сейчас мы строим с нуля школу в Песочине – пригороде Харькова, который развивается бешеными темпами. Планируем открыть в следующем году. Этот проект не является мелочью. Потому что сегодня новые школы в стране почти не строятся.

После 15-летнего перерыва уже второй год подряд бюджеты области не просто выполняются, а перевыполняются. Это дает возможность ресурсы пустить на региональные программы. Развивается структура здравоохранения, социальной защиты населения, образования. На 2017 год запланирована реконструкция более 100 обьектов социально-гуманитарной и жилищно-коммунальной сферы, планируем осуществить значительное укрепление материально-технической базы здравоохранения. Примерно в 20 больницах области будет проведен ремонт и закуплено новое медицинское оборудование. Европейский инвестиционный банк уже выделил на эти цели средства.

– Назовите крупнейших налогоплательщиков области.

– "Турбоатом", "Филип Моррис", коммунальные предприятия, которые производят энергию. Бюджет развития области уже достигает 4,5 млрд. грн., из них Харьков – около 3 млрд.

– Харьковская и Винницкая области – чемпионы по субвенциям из госбюджета на следующий год. Помогает, что выходцы из этих регионов сейчас у власти?

– Не могу так сказать. Вот последняя субвенция на заработную плату работникам образования для нас была меньше, чем западным и центральным областям. Этих 22 миллионов явно недостаточно. Поэтому нет никаких привилегий. Хотя надо стараться максимально привлечь финансовый ресурс на свою территорию. К тому же, не нужно забывать, что в Харьковской области сейчас проживает больше 200 тыс. переселенцев с Донбасса.

– Не секрет, что харьковчане не очень любят эту власть. Настроения у них преимущественно такие, что все хорошее для города делает Кернес, а все плохое идет из Киева. Как вам работается в таких условиях?

– Харьковской области уделяется особое внимание со стороны центральных органов власти и президента, за что им отдельная благодарность. Власть понимает, насколько важны структурные изменения, реализация региональных проектов, чтобы показать, что жизнь меняется к лучшему. Например, в свое время был проект строительства физкультурно-оздоровительных комплексов по всей стране, который заморозили в 2012 году. Но мы возобновили работы, достраиваем, и уже сейчас такой комплекс открыт в Волчанском районе, откуда около десяти километров до границы с Россией. Там никогда не было площадки для занятий спортом, стоял заброшенный ангар, а сегодня там крытое поле для спортивных соревнований.

– Думаете, это материализуется в голоса избирателей?

– Материализуется в доверие. Если мы говорим об областных центрах и столице, то на слуху более системные и глобальные вопросы. А в селе люди меряют другим – им надо посмотреть, как изменились школа, больница, как ремонтируют дороги. Они более практичны.

– Платежки за коммунальные услуги могут перекрыть все ваши достижения.

– Не перекроют. Мы на это как областная власть не влияем, но обеспечим то, на что можем влиять. 40% семей Харьковской области будут получать субсидию. Механизм ее получения отработан.

– Если не считать Донецк и Луганск, Харьковская область, пожалуй, больше всего пострадала от разрыва экономических связей с Россией. Возможно их частичное восстановление даже в нынешних условиях?

– Это очень важный практический вопрос. Мы говорим о том, как менять сознание людей, а это делается через социально-экономическое развитие. В Харьковской области большая концентрация государственных промпредприятий, 17 из которых относятся к сфере управления ГК "Укроборонпром". Это гиганты, на которых работают огромные коллективы людей. Проблема есть, потому что 60% экспорта было завязано на российский рынок и после известных обстоятельств пришлось диверсифицировать рынки и искать новых партнеров. Могу привести положительный пример. Всем известное ГП "Завод им. Малышева" до марта этого года имел задолженность по зарплате, но впоследствии вышел в ноль. И сейчас люди получают авансы, а заказы предприятия расписаны на два года вперед.

Что касается восстановления связей с Россией, то сейчас есть определенные ограничительные моменты со стороны законодательства. Если есть взаимоотношения по контрактам, предприятия ведут такую ​​деятельность. Но, безусловно, сегодня рынок складывается таким образом, что надо искать новые возможности и новых партнеров.

– Вы упомянули о заводе им. Малышева. Можете описать ситуацию на других ключевых предприятиях – "Турбоатоме", ХТЗ?..

– Проблемы есть. Крупные предприятия, особенно те, которые ориентировались на одного заказчика, должны или переориентировать свою продукцию, а это сложно в тяжелом машиностроении, или искать новые рынки, что тоже нелегко. Но у того же "Турбоатома" уже более 40 стран, с которыми они имеют отношения, а несколько дней назад предприятие выиграло очень хороший тендер на 1,7 миллиарда гривен и будет работать вместе с ГП "Электротяжмаш" над турбинами для европейского рынка. На сегодня "Турбоатом" полностью заменил импорт из РФ по комплектующим. Что касается ХТЗ, то там есть определенные юридические сложности, но задолженности по зарплате уже нет.

– Ярославский действительно хочет возродить завод?

– Мы с Ярославским общались и говорили о том, что предприятие должно работать. Надеюсь, ситуация в ближайшее время разрешится, и завод заработает. И владелец, и государственная власть хотят запустить предприятие.

– С "Металлистом" уже все понятно? Футбольный клуб почил в бозе?

– На футбольный клуб, к сожалению, юридические права принадлежат негодяю – это его собственность, хотя бренд, безусловно, принадлежит харьковчанам. Сейчас развивается любительская команда "Металлист-1925". Что касается одного из лучших в Украине стадиона "Металлист", то он в коммунальной собственности, и мы сейчас возвращаем большой футбол в Харьков. У нас подписан меморандум с Федерацией футбола Украины по развитию футбола в городе. Недавно в Харькове сыграла сборная Украины с Сербией, а в течение двух ближайших недель будет избираться город, в котором сыграют финал Кубка Украины, и мы будем бороться за право на его проведение.

– То, что в Харькове разрешили проводить международные матчи, означает, что в городе стабилизировалась ситуация, в частности криминогенная. Но в том же Киеве она только ухудшается, а Харьковская область еще и близка к зоне АТО...

– Последние антитеррористические учения показали, что правоохранительные органы готовы, чтобы не допустить событий 2014 г. с захватом административных зданий и беспорядками. По общей криминогенной ситуации, то не могу сказать, что близость зоны АТО непосредственно на нее влияет, но дополнительные и довольно значительные риски могут возникать.

– Есть динамика по внутренне перемещенным лицам? Условно говоря, они возвращаются назад, едут дальше в Россию, в другие украинские города?

– В органах социальной защиты Харьковской области зарегистрировано 200 тысяч человек, которую имеют возможность получать социальные гарантии от государства. Сегодня мы ведем перерасчет, и подтверждено 111 тысяч таких лиц. Процедура продолжается, но мы видим уменьшение перемещенных лиц в области.

– В Киеве, к сожалению, не очень дружелюбно относятся к выходцам с тех территорий. В частности, им очень неохотно сдают жилье в аренду. В столице "донецких" традиционно не воспринимали, а как воспринимает Харьков? Есть определенный ментальный конфликт?

– В любом случае это граждане Украины. Мы не допускаем движений, направленных на дестабилизацию и на нарушение законодательства, а работаем в рамках социальной защиты. Надеемся, что со временем все перемещенные лица смогут вернуться домой – в Донецкую и Луганскую области. Мы же пытаемся сейчас создать им максимально комфортные условия. Для многих людей Харьков уже стал родным городом, и, по нашим оценкам, около 30% хотят остаться в Харькове в любом случае.

– В состоянии область обеспечить всех этих людей работой? Не отбирают ли они ее у аборигенов?

– Это действительно проблемный вопрос. Но мы привлекаем международные организации, которые заходят со своими новыми проектами в плане развития малого и среднего бизнеса. В том числе в отношении временно перемещенных лиц – это отдельная статья по разным направлениям (сельское хозяйство, общественное питание, производство). Мы работаем с Центром занятости, который привлекает этих лиц к социальным работам. Безусловно, не могу сказать, что мы обеспечили работой всех, но при желании есть возможность ее найти. Однако были случаи, когда человек приходил и говорил, что хочет работать. Нашли для него работу сторожем на автостоянке, а человек поработал неделю и расхотел. Различные случаи, но я уверена: если говорим, что мы единая страна от Донецка до Львова, то и власть, и общество должны это подтверждать на деле.

– Сепаратистские организации вроде "Оплота", "партизан" уже не донимают?

– Они постоянно отрабатываются спецслужбами, как постоянных группировок их нет.

– Недавно СБУ объявляла высокий уровень террористической угрозы в Киеве и Харькове. В Киеве понятно – здесь планировались массовые акции, а что в Харькове, если там все "зачищены"?

– В Харькове спокойно, потому что ведется системная работа. Работают правоохранительные органы, и мы ведем внутреннюю работу с активистами и общественными организациями по территориальной обороне. Привлекаем специалистов и организуем обучение на базах, работаем с ребятами из зоны АТО, проводим ряд военно-патриотических проектов.

– Разгорелся скандал, когда одним из кураторов таких патриотических проектов оказался бывший участник Антимайдана.

– Был определенный проект военно-патриотического воспитания, в котором участвовало семь общественных организаций. Потом пошел общественный резонанс, и мне показали фотографии представителя одной из этих организаций, сделанные в 2014 году и ранее. Меня они тоже смутили, мы вмешались в этот процесс и попросили эту организацию отойти от мероприятий. Кстати, эти студенческие военные учения состоялись на высоком уровне и все остались довольны.

Такие случаи бывают. Недавно под видом форума железнодорожников на площадке одного из информационных агентств сепаратистская организация из Одессы также планировала провести какое-то мероприятие. Мы вместе с СБУ оперативно отреагировали, и это мероприятие было отменено.

Безусловно, российская сторона будет пытаться разными способами вносить элементы дестабилизации ситуации в Харькове. Поэтому каждый раз совместно с СБУ, МВД, общественными организациями мы должны реагировать моментально.

– А в чем, собственно, ваши военно-патриотические мероприятия состоят?

– Это учебные и практические мероприятия для школьников, студентов, молодежи и всех желающих. Своего рода организация военной подготовки под руководством военного комиссариата, участников АТО и опытных в военном деле активистов. Сейчас организуем школу кадетов, дети могут приехать на военную базу – посмотреть, послушать. Дополню, что свое первое совещание в должности председателя ОГА я провела как раз по вопросам развития территориальной обороны.

– Вы верите в существование плана "Шатун"?

– Информация, которую приводит СБУ, заслуживает внимания. Знаю это как руководитель прифронтовой области. Ничего не делать в относительно спокойное время – не вариант, особенно для Харьковской области, расположенной в "желтой" зоне безопасности. Мы постоянно находимся в коммуникации, проводим аппаратные совещания вместе с силовиками и просчитываем возможные риски. Это постоянный и системный процесс. И если бы его не было, то попытки дестабилизации ситуации могли бы иметь более негативный характер.

– Что там с проектом "Стена" на украинско-российской границе?

– Это проект Кабинета министров и Государственной пограничной службы. Облгосадминистрация к нему не имеет отношения. Финансируется из государственного бюджета, но сегодня, насколько мне известно, финансирование не осуществляется. Построен участок, он функционирует, но в целом проект находится в незавершенном состоянии.

Павел Вуец, Юлия Лымарь, Станислав Груздев (фото)