STATUS QUO

газ, газодобыча, скважина

Что жителям надо знать о разведке газовых месторождений Харьковщины?

Время от времени в Харьковской области вводятся в эксплуатацию новые скважины, проходит разведка месторождений. Но мало кто задумывается, что предшествует добыче. О том, как газ попадает из недр в наши дома, мы расспросили главного геолога ЧАО "Укрнефтебурение" Владимира Новикова.

С чего начинается поиск залежей газа?

С изучения территорий. Геологи анализируют всю собранную ими и до них геологическую, геофизическую и прочую информацию, имеющую отношение к недрам. Систематизированные данные обрабатываются в специальных приложениях, а затем определяется перспективность участка недр.

По каким принципам выбирают участок для добычи?

Скопление углеводородов возможно лишь в тех местах, где совпадают пять факторов, определяющих возникновение, перемещение и сохранение углеводородов в залежах. Некоторые из них очевидны для наших недр. Другие же приходится определять с помощью практических методов (геофизические, геохимические, гравиоразведка), а также методом аналогий, и все чаще привлекая статистические подходы к обнаружениям залежей.

Комплексный подход к изучению недр становится основой для будущей программы работ и сметы на ее выполнение.

Как определяют продуктивность скважины, и когда, собственно, появляется газ?

После бурения и крепления скважины проходит ее освоение – вызов притока.

Продуктивность скважины определяется с помощью газогидродинамических исследований. На ее устье устанавливаются манометры, датчики температуры. Скважина обвязывается сепаратором, в котором будет определяться количество конденсата и воды. Кроме того, на забой скважины спускается и устанавливается глубинный манометр с автономной памятью. Далее скважина тестируется на разных режимах поступления в нее газа. Параметры, полученные от датчиков на каждом режиме, записываются и обрабатываются. При помощи математических формул высчитывается производительность скважины (дебиты газа, конденсата и воды).

Если месторождение уже оборудовано пунктом приема, подготовки и переработки газа и конденсата, тогда скважину подключают прямо к нему. В таком случае процесс отделения жидкости от газа происходит на месте. Это значительно облегчает работу геологов и технологов.

Как происходит подключение к магистральным сетям?

Если нет прямых потребителей, то мы подключаемся к газораспределительной сети или к газотранспортной системе с помощью одного из двух вариантов. Тут много нюансов законодательных и технических. Например, нужно учитывать давление газа, пропускную способность труб и т.д.

Какие сложности возникают на этапе поисковых работ? К каким рискам готовится компания, вкладывая собственные средства в разработку недр?

Существует несколько типов рисков, которые компания так или иначе учитывает, прежде чем бурить глубокую скважину.

Самый существенный – это геологический риск. Если окажется, что из пяти критериев, упомянутых выше, хотя бы один не сработал – скважина окажется "сухой". К этому надо быть готовым всегда. Недаром добыча углеводородов считается рискованным видом бизнеса.

Геологи изучают недра, используя дистанционные методы. Интерпретация полученных результатов дает нам индикаторы наличия "вероятной залежи".

Но не существует такого универсального метода, который бы прямо указывал: тут есть газ. Всегда есть вероятность неверного истолкования физического поля или некачественного снятия его параметров. Профессиональный геолог должен это осознавать и принимать все неопределенности во внимание. Как только все факторы будут учтены, принимается решение о бурении той или иной скважины.

Кроме геологических рисков, есть технические. Бурение скважины – технологически сложный процесс. Оборудование и механизмы, их целостность, работоспособность, а также человеческий фактор – это критерии технических рисков.

Экономические риски – это цены на газ, курсы валют, зависимость от рынка сбыта.

Есть и юридические риски – речь идет о лицензиях, недропользовании, нюансах законодательства.

Что происходит, если скважина оказалась не продуктивной или добыча газа становится не рентабельной?

В действительности не каждая скважина оказывается успешной. Реальность нефтегазового бизнеса такова, что инвестор никогда не может быть уверен, что потраченные на поиск и разведку деньги окупятся.

К сожалению, если скважина – не важно по каким причинам – оказалась неуспешной, деньги пропадают. При этом запускается процесс ликвидации скважины. Он подразумевает как физическую составляющую, так и списание затрат на бурение скважины с баланса предприятия.

Для компании-добытчика нерабочая скважина – это что-то обыденное или настоящая трагедия?

Нерабочая скважина – это всегда неприятно. Осознание потраченного времени, усилий и средств, безусловно, удручает. С другой стороны, геологи получают информацию о том или ином участке. Случается, что бурение одной неуспешной скважины помогает сэкономить на бурении других. Все зависит от выбранной стратегии.

Иногда одна проигранная битва может оказаться решающей в исходе всей войны. Так и в нашем бизнесе.

Компания, которая вкладывает деньги в разведку, получает какие-либо гарантии от государства? Возможно, льготы при налогообложении и т. д.?

В начале 2000-х в Украине применялся термин "трудноизвлекаемые запасы". Речь идет о тех полезных ископаемых, рентабельность добычи которых оказывалась достаточно низкой.

Для поощрения разработки трудноизвлекаемых залежей государство предлагало использовать меньшую налоговую ставку, рассчитанную по определенным коэффициентам. Однако эта идея так и не была воплощена в жизнь.

Тем не менее, другие попытки руководства нашей страны, посвященные газодобыче, удачны. Речь идет о том, чтобы сделать Украину самостоятельным государством не только на бумаге. Поэтому те амбициозные задачи, которые стоят перед нефтегазовой отраслью, мы должны воплотить в жизнь. Это требует от нас значительных финансовых вливаний, грамотной политики на рынке и высокого профессионализма от каждого члена команды.

Автор: Гололобова Мадина