STATUS QUO

О чем Сковорода. Полезно знать

22 ноября 1722 года родился Григорий Сковорода, который стал одним из наиболее ярких явлений в отечественной литературе и философии XVIII столетия. Значительная часть жизни и творчества странствующего философа была связана с Харьковом и Слобожанщиной. Несмотря на существование небольшого культа Сковороды – только памятников ему в городе установлено три штуки, его именем названы педуниверситет и улица, – его творческое наследие и особенности философского учения остаются для основной массы горожан terra Incognita.

Используя знаменательную дату в качестве отправной точки для дискуссии, мы постарались дать ответ на вопрос: "О чем Сковорода?"

Первое: Григорий Сковорода - это наше все. Второе: мир ловил его, но не поймал. На этих двух пунктах знания о Сковороде у рядового гражданина обычно заканчиваются. Почему он "наше все" и зачем его нужно было ловить, подавляющее большинство читателей вряд ли в состоянии объяснить. Мы решили не заниматься переписыванием Википедии и сосредоточиться не на фактах биографии Сковороды, а на том, о чем, собственно, этот человек размышлял и что проповедовал.

Мы допускаем, что у профессионального философа или сковородиноведа (есть и такие) после прочтения нашего текста начнет нервно дергаться глаз, но все же мы попытаемся простым человеческим языком объяснить сложное, как обычно делаем в рубрике "Полезно знать".

Итак, в голове у Григория Сковороды творилось такое, что его исследователи до сих пор не определились с тем, кем он был. Философ, мистик, интеллектуал, платоник, теолог...  Обычные люди, типа нас с вами, не в состоянии осмыслить всю глубину его мировоззрения и разносторонность талантов, а потому сводят все к понятному. Условно понятное в случае Сковороды - философ или, отсылая к биографии, странствующий философ.

Итак, в чем же заключалась философия Сковороды?

Если совсем схематично, то его система строилась на том, что существуют "две натуры и три мира".

Две натуры

Две натуры по Сковороде - это натура видимая (тварная) и невидимая (Бог). Если с первой все понятно (что вижу - о том пою), то касательно второй Сковорода допускал определенное, как бы это сказать... отхождение от канонов. Бог, чье определение уже много столетий было забетонировано в канонах, по мнению  Сковороды - это и "ум", и "истина", и "идея", и "природа", и "причина всех причин"... В общем, если говорить просто – все, что нельзя пощупать руками или увидеть глазами и что есть хорошо, - то Бог и есть.

Вообще-то эти воззрения очень близки к пантеизму. К моменту начала активного мыслительного процесса Сковороды пантеизм уже был хоть и весьма экзотической, ночастью европейской философской мысли. Да и раньше схожие идеи высказывали многие - от древних греков до даосов и индуистов.

Казалось бы, церковь должна Сковороду за его воззрения преследовать.Но вместо этого церковь его не только не преследовала, но и всячески пыталась заманить в ряды священнослужителей. То постриг ему предлагали (с нашей точки зрения - так себе предложение, но по тем временам - весьма серьезное признание заслуг), то место библиотекаря в московской Троице-Сергиевой лавре (а вот это уже вполне себе понятная и почетная должность). Почему так?

Тут, видимо, есть две причины. Во-первых, в те времена интеллектуалы были сплошь людьми церкви. Других просто не было. И православная церковь, будучи интеллектуальным и просветительским центром, гениев распознавала быстро и вполне логично желала видеть их в своих рядах.

Во-вторых, философия Сковороды была несколько гибче, чем воззрения пантеистов. Он как бы говорил: "Вы считаете Бога вот таким? Да не вопрос - он такой, как вы считаете. Но еще и такой, и такой, и такой... И вообще, он бесконечен. Поэтому и вы правы, и я".

К тому же Сковорода охотно признавал первичность Бога. Не то чтобы Бог сотворил мир за несколько дней - на сей счет у Сковороды были серьезные сомнения, как и на счет других, особенно ветхозаветных, тезисов.Но Бог точно был и есть причиной всего сущего. Такая ловкая интеллектуальная эквилибристика вкупе с феноменальной богословской эрудицией примирила Сковороду с церковью, и на костре его сжигать никто не собирался. Тем более, представления о мире у Сковороды были тоже отчасти церковными.

Три мира

Весь мир, согласно учению Сковороды, состоит из трех частей, в свою очередь состоящих из двух натур, указанных выше, - видимой и невидимой. Первый мир - большой (космос). Условно говоря, это вся Вселенная с бесчисленным количеством миров. У этого мира нет ни начала, ни конца, и он вечен. Его "невидимая" часть - это Бог: причина, механизм, закон, по которому все движется и взаимодействует. Поэтому познание этого мира любым способом - это есть познание Бога, что дело нужное и к Богу приближающее. В этом, кстати, Сковорода как бы примиряет религию и науку. На самом деле, подобное противостояние сейчас во многом кажется надуманным и уже никого особо не волнует, но тогда, на пороге научных прорывов, по целому ряду причин связанных с отрицанием религии, было весьма свежо и актуально.

Второй мир - малый, т.е. человек. В нем тоже есть тварное и божественное. Причем в человеке божественное, раз оно все и во всем, - то же самое, что и в масштабе Вселенной. Таким образом, познавая Вселенную, человек познает себя, и наоборот.

Неочевидная точка зрения, конечно. Нам привычно думать, что познание человека - это анатомия, психология или на худой конец - цитатки Ошо в Facebook. А познание Вселенной - это физика, химия или видео "что будет, если положить  петарду в микроволновку " на YouTube. Но для Сковороды - все это познание, причем познание Бога. Непонятно? Нам, признаться, тоже. Предположим лишь, что представления Сковороды о Боге были столь же всеобъемлющи и непонятныпростому смертному, как, например, представления Эйнштейна о Вселенной.

Третий мир – символический; его который Сковорода связывает не с чем иным как с Библией. В общем, для него Библия - это целый мир. Это вполне позволяет отнести Сковороду к богословам. Но вот "расчленение" Библии на все те же две части - видимую и невидимую - снова  подводит Сковороду к границе, за которой идет ересь. Для Сковороды "видимая", "тварная" часть Библии – это, собственно,сам текст Писания: фантазии, побасенки, просто ложь, в конце концов. Но с другой стороны, "сказка ложь - да в ней намек". Божественная часть Библии по Сковороде - это скрытые смыслы, имеющие огромное нравоучительное и познавательное значение.

В этом случае, как и в случае с пантеизмом, Сковорода был не первым. На заре христианства творили богословы Ориген и Климент, которые тоже были склонны искать в строках Библии скрытые смыслы. За это Ориген даже был предан анафеме, ибо в своих исканиях смыслов он часто переходил границу, за которыми были уже только его, Оригена, фантазии, порой весьма замысловатые.  Но Сковорода к тексту Библии подходил куда более аккуратно, да и вообще - не столько трактовал конкретные тексты, сколько утверждал возможность такой трактовки. Так что и тут церкви к нему прицепиться было, по сути, не за что.

Несваренная каша

Вообще, вся философия Сковороды - это каша из весьма модных, выражаясь современным языком - трендовых течений того времени и более ранних философских изысканий. Перечисление тех, кого он в той или иной степени наследовал, заняло бы не одну страницу. Но, во-первых, это само по себе свидетельствует о недюжинной эрудиции Сковороды, что особенно впечатляет в эпоху отсутствия Google и достойно всяческого уважения. Во-вторых, из всей этой каши он сумел соорудить весьма стройную мировоззренческую систему.

Да, конечно, порой не совсем понятную,причем даже узким специалистам. Например, Сковорода пользовался елизаветинским переводом Библии, а не привычным нам синоидальным. Это существенно затрудняет исследование его текстов, т.к. разные переводы первоисточника слегка корректируют смыслы, а тексты Сковороды – это, собственно, и есть тонкие ходы мысли, взятые, разумеется, из Писания. И таких преград на пути изучения творчества Сковороды - десятки. Но с другой стороны - когда понятность философа способствовала его возвышению? Кто, например, до конца понимает философию Хайдеггерра? Да и вообще - кто из простых смертных в состоянии до конца дочитать его книгу? И ничего, Хайдеггер считается великим философом. А вот Сковорода - нет.

То есть он, конечно, гордость земли украинской, слобожанской и вообще наше все. Но в современной науке изучение наследия Сковороды проходит по категории "История философии", а не как собственно философия. Платонизм - есть, гегельянство - есть, марксизм - есть. А вот "сковородинства" - нет. Каша воззрений Сковороды так и не сварилась. Почему?

Наверное, дело в том, что Сковорода собственной жизнью демонстрировал правильность своего учения. А учил он, что божественная часть человека реализуется через определенный вид деятельности. И только занимаясь таким "богоугодным" (или в трактовке Сковороды - "родственным") трудом, то есть, грубо говоря, занимаясь "своим делом", человек может быть счастлив. И если божественное двигало Сковороду философствовать под дубом, то, значит, так тому и быть.  Разумеется, понятия материальных благ, карьеры и так далее в это божественное предназначение Сковороды не входили. Оттого он и "бегал" от мира, следуя своему божественному, так сказать, предназначению.

А ведь мог Сковорода с легкостью возглавить кафедру в той же Киевской  академии, где учился. Да что там в киевской - с его интеллектом, эрудицией и способностью к языкам он вполне мог сделать карьеру в любом европейском университете. Тем более, это были уже послепетровские времена, и Российская империя была более-менее открыта для Запада, как и Запад для России. И тогда были бы опубликованы его труды (при его жизни этого так и не случилось), случились бы научные дискуссии с лучшими философами мира,появились бы последователи среди влиятельных европейских интеллектуалов, а не мелких слобожанских дворян, купцов да семинаристов...

Вот тогда, возможно, "сковородинство" и появилось бы, только сам Сковорода, наверное, исчез бы. Он прожил жизнь так, как хотел того сам, а не как ожидал от него ловивший его мир. И только за это Григорий Сковорода  достоин всяческого уважения и памяти.

Денис Азаров

comments powered by Disqus