STATUS QUO

Правда о прайде, или Несколько слов о гей-параде

В Киеве 17 июня прошел Марш равенства в поддержку ЛГБТ-сообщества. По предварительным подсчетам, в этом году в мероприятии участвовало около 3 500 человек.

Два года назад SQ публиковал материал о Марше равенства. Он не потерял актуальности и сегодня, поэтому публикуем его снова с небольшими дополнениями.

 

Гомосексуализм и традиционная мораль

Отношение к сексуальным меньшинствам в обществе формировалось тысячелетиями, а источником этого процесса была религиозная этика. Собственно, этому же источнику мы обязаны базовым морально-этическим установкам.

"Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость" (Лев. 20. 13), "Не обманывайтесь... ни малакии, ни мужеложники... Царства Божия не наследуют" (1 Кор. 6. 9-10), "Женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение" (Рим. 1. 26-27).

Это цитаты из Библии однозначно свидетельствуют о греховности мужеложства, и никакие поздние толкования этих текстов так и не смогли поколебать это отношение. Тем более, авторитетные христианские богословы никак иначе эти тексты не трактовали. Например, Иоанн Златоуст утверждал, что "мужеложники хуже убийц". С осуждением гомосексуализма с опорой на текст Писания выступали Фома Аквинский, Блаженный Августин и другие христианские богословы.

Ислам в отношении однополой любви столь же категоричен. Основанием для подобного утверждения служит кораническая притча о народе Лута (Содом и Гоморра), который прогневал Аллаха за то, что использовал в страсти мужчин вместо женщин (Коран 7:81).

Сейчас, под влиянием либерализации всего и вся, среди представителей трех самых крупных аврамических религий ведутся споры об отношении к сексуальным меньшинствам, и мнение на этот счет, изложенное в священных текстах, подвергаются сомнению. Но в данном случае важно другое: тысячи лет учения, служащие фундаментом западной цивилизации, считали мужеложство грехом и, что не менее важно для понимания происходящего, – не считали однополые отношения нормой.

Интересно отношение к гомосексуализму в иудаизме. Оно опирается на уже приведенную цитату из библейской книги Левит. Слово "мерзость" является переводом слова "то’ева", которое трактуется Талмудом как сокращение, означающее "Ты отклоняешься от природного, естественного".

 

Чего на самом деле хотят ЛГБТ-активисты?

Если послушать ЛГБТ-активистов, среди которых, кстати, немало людей с гетеросексуальной ориентацией, то цель их – не столько отстоять права гомосексуалистов и лесбиянок, сколько побороться против дискриминации по любым признакам, заявить о правах человека и вообще напомнить о гражданских свободах. Здесь с "радужными" активистами трудно не согласиться: их цели действительно выходят за рамки защиты прав конкретной группы людей. Тем более, никакие факты попрания их прав в Украине общественности не известны.

Так каковы же истинные цели ЛГБТ-движения? Отчасти это действительно борьба с дискриминацией. Можно это назвать и так. А можно назвать борьбой за отрицание ненормальности как таковой. Ведь если признать гомосексуализм нормой, потому что это врожденное свойство человека, то нормой можно признать все что угодно, любые проявления человеческого естества, которые являются не приобретенными, а врожденными. Иными словами – раз с этим родился, то в этом не виноват, а значит – любые действия, так или иначе маркирующие врожденные особенности, есть дискриминация. Следуя такой логике, нормальными следует считать педофилов, других извращенцев, сексуальных маньяков, людей, имеющих склонность к насилию и вообще к любому девиантному поведению... Главное - доказать, что это свойство врожденное, и вуаля – даже слово, высказанное против, не говоря уже о преследовании законом, – это дискриминация.

Чрезвычайно продвинутая в этом плане Европа, уже перешагнувшая через дискриминацию гомосексуализма, всерьез обсуждает перспективы борьбы за права педофилов. Кто будет следующий? Сексуальные маньяки? Убийцы? Почему бы и нет? Ведь есть научная теория, что склонность к насилию имеет генетическую природу. Так что вполне возможно, уже через несколько лет какой-нибудь европейский Чикатило будет получать не пожизненное заключение, а курсы терапии, раз в неделю рассказывая о своей судьбе участливому психоаналитику. Дикость? Отнюдь. Споры о том, как относиться к маньяку или педофилу – как к преступнику или как к жертве собственного уникального психического устройства, - ведутся в Европе и США не один год. И учитывая семимильные шаги к толерантности, которые делает западный мир, возможно, преступников станут лечить, а не сажать. Единственное, что дает надежду на то, что этого не произойдет, - очевидный рост консервативных настроений в западном обществе, который стал ответом на разгул "толерантности".

 

Идеология и агрессия

Толерантность является частью цивилизационной модели, которую нам усиленно навязывают. Именно поэтому тема прав сексуальных меньшинств, которая находится приблизительно во второй сотне проблем, волнующих украинцев, вдруг поднялась на поверхность общественного дискурса. Ведь на самом деле, признание нетрадиционной сексуальной ориентации нормой и главное – институциализация этого в виде легализации однополых браков и возможности усыновлять однополыми парами детей - откроет шлюз, через который в наше общество хлынут другие проявления защиты прав всех и вся. За этим последует ювенальная юстиция, отказ от гендерного разделения путем именования матерей от отцов "Родитель №1" и "Родитель №2" и прочие проявления либеральной толерантности, которые сейчас нам кажутся, мягко говоря, странными.

Эта идеологическая борьба ведется довольно агрессивно. Сеть полна текстов, которые ловко сваливают в одну кучу права человека и признание нормой однополых браков. А человек традиционных взглядов, который рискнет ворваться в дискуссию, рискует получить ярлык "совок", "быдло" или "гомофоб". Таким образом, в общество активно внедряется мысль, что любое неприятие однополых отношений есть признак "отсталости", "тоталитарности" и вообще "убогости".

Итак, проблема прав сексуальных меньшинств уникальна двоякостью своей значимости. С одной стороны, правы те, кто утверждает, что проблема эта надумана, и никакого влияния на жизнь украинцев оказать не может. Действительно, людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией куда меньше, чем, например, пенсионеров или инвалидов, чьи права действительно нуждаются в защите. К тому же никакой явной дискриминации секс-меньшинств со стороны от природы толерантных украинцев не видно.

Но все это верно, если рассматривать проблему вне идеологического контекста. В этом контексте борьба ЛГБТ-сообщества за свои права (а по сути - за признание нормой того, что общественная мораль нормой не признает) есть не что иное, как часть масштабного наступления на традиционные ценности. Поэтому в данном случае "отсидеться в окопе" не удастся:  читатель, если, конечно, он хочет хоть как-то влиять на свою жизнь или жизни своих детей, обязан выработать свое отношение к этой проблеме, какой бы незначительной она не казалась на первый взгляд.

Автор не призывает каким-то образом ущемлять права представителей секс-меньшинств и не поддерживает тех, кто заявляет о желании "утопить в крови" гей-парады. Насилие - неприемлемо, а дискриминация - отвратительна. Но есть грань между "ущемлением прав" и "признанием нормой". Да, это тонкая грань, но она есть, и ее нужно четко установить. С точки зрения прав, в Украине права ЛГБТ-сообщества не ущемляются никак, во всяком случае, с позиций закона. Неприятие на бытовом уровне - это вопрос культуры, который решается без признания нормой того, что нормой не является. А вот вопрос, признавать ли нормой нетрадиционную сексуальную ориентацию, нужно решать, руководствуясь традиционной этикой и моралью, если мы действительно считаем себя частью христианской цивилизации, или же игнорируя эти "пережитки". В конечном итоге это, действительно, цивилизационный выбор, и в данном вопросе с ЛГБТ-активистами трудно не согласиться.

 

Что по этому поводу думают геи?

Вопрос подзаголовка, на самом деле,  не праздный, потому что нужно четко разделять тех, кто борется за права людей с нетрадиционной ориентацией, и тех, у кого нетрадиционная ориентация. Эти подмножества пересекаются, но далеко не на 100%. В мире и в Украине есть профессиональные "борцы за права", которые никак не связаны с теми, чьи права они защищают. Более того, сами защищаемые далеко не всегда приветствуют деятельность своих защитников.

Например, в ЛГБТ-сообществе существует мнение о том, что марширующие по городу мужики в кожаных помочах на голое тело и в радужных боа - это не тот образ, который повышает толерантность. Даже скорее наоборот: вся эта радужная вакханалия только раздражает обывателей. Миллионы людей с нетрадиционной ориентацией на самом деле не хотят выглядеть, как посетители бара "Голубая устрица", а хотят жить обычной жизнью. Все, что им нужно, - чтобы государство и общество оставило их в покое и не заглядывало к ним в постели.

Более, того, с ростом консервативных настроений в Европе и США (взрывной рост популярности европейских правых и избрание Трампа) из стана ЛГБТ стали раздаваться голоса, призывающие вернуться к традиционным ценностям и прекратить пропаганду нетрадиционных отношений. Доменико Дольче и Стефано Габбана, самая известная гей-пара в мире, три года назад открыто выступила против однополых браков и усыновления детей парами с нетрадиционной ориентацией. Еще один открытый гей - один из самых известных в мире блогеров и журналистов Майло Яннопулос - относится к гей-парадам с нескрываемым презрением и при всей своей эпатирующей, выставляемой напоказ гомосексуальности выступает за традиционные ценности, являясь одним из лидеров т.н. "алтрайтов" (альтернативных правых, в европейском варианте - "новых правых").

Вообще, в гомосексуальной среде Европы многие аналитики отмечают сильный "уклон вправо": одна из лидеров ультраправой партии "Альтернатива для Германии" Алиса Вайдель является открытой лесбиянкой, а во Франции, согласно соцопросам, каждый пятый гей голосовал за "Национальный фронт" Марин Ле Пен. Все это выглядит нелогичным: представители ЛГБТ-сообщества должны по природе своей придерживаться либеральных взглядов. Те же аналитики объясняют это так: европейские геи стремятся не столько подчеркнуть свою "особость", сколько влиться в общество, стать "обычными" гражданами, не требуя к себе особого отношения.

А что же Украина? А Украина, находящаяся на задворках Европы не столько в географическом, сколько в ментальном смысле, как обычно ловит уходящие тренды, во многом идя на поводу у европейских политиков, чья популярность в самой Европе под большим вопросом.


Денис Азаров

comments powered by Disqus