STATUS QUO

Сверхчеловек Антон Макаренко

Крайне редко в летописях человечества попадаются исторические персонажи более противоречивые, нежели Антон Макаренко. Хилый подросток, собиравший во дворе все тумаки, и обладатель железной воли, подчинявший себе толпы гопников, вандалов и головорезов; усердный графоман, получивший отповедь от классика "вам никогда не стать писателем", и автор бестселлеров; сотрудник НКВД и признанный авторитет в деле утверждения гуманистических идеалов человечества – все это один человек.

ЮНЕСКО признало Макаренко одним из четырех мировых авторитетов, внесших наиболее весомый вклад в развитие педагогики в ХХ веке.

13 марта исполняется 131 год со дня рождения Антона Семеновича Макаренко. Дата не круглая, но масштаб личности Макаренко позволяет возвращаться к его жизненному опыту и творческому наследию в любое время без привязки к юбилеям.

Дохлая кошка, привязанная к ноге

По мотивам биографии Макаренко при желании можно было бы снимать блокбастеры о подвигах сверхчеловека. По законам жанра, будущий супермен в детстве был классическим ботаном.

Отец Макаренко, будучи высококвалифицированным железнодорожным рабочим, мог позволить себе содержать дом с садом в небольшом городе Крюкове; он вел интеллигентный образ жизни и выписывал из Москвы и Петербурга толстые журналы.

Антон - третий из пяти детей в семье – был близоруким,  хилым и болезненным: он идеально вписывался в народную присказку "не рахит, так золотуха".

Лечили его незатейливыми препаратами — рыбий жир внутрь и йодоформ снаружи, отчего в доме постоянно стоял тяжелый запах.

Из воспоминаний брата Виталия:

Его младенческие и детские годы представляли почти непрерывную цепь физических страданий. Не успевал прорвать флюс, как на глазу выскакивал ячмень, проходил ячмень — начинался карбункул... Антон все время с перекошенной физиономией, с повязкой на щеке или на шее, с ушами, заткнутыми ватой, сидел над кастрюлей горячей воды.

Сверстники над ним издевались с особой изобретательностью. Могли незаметно привязать к его ноге полено, или кастрюлю, или дохлую кошку, пока малолетний Макаренко читал на лавке (а читал он постоянно). Иной раз дети откапывали яму, маскировали ее ветками, а потом подводили к этому месту Антона, чтобы он провалился в ловушку.  После одного такого случая он вывихнул ногу и долго потом хромал.

Несчастная любовь как путь к самоубийству

При всех своих "достоинствах" Макаренко был чрезвычайно влюбчив. Избранницы его непременно были хороши собой, а любовь к ним – неизменно безответной и несчастной.

Неудачи на любовном поприще развили нервозность и мизантропию.

Из воспоминаний брата Виталия:

Он всегда был сосредоточен, замкнут, серьезен, порою даже грустен и молчалив. Это было его нормальное состояние. Его моральное кредо было следующее. Бога нет. Жизнь бессмысленна, абсурдна и до ужаса жестока. Родить детей — преступно. Он клялся, что никогда не женится и никогда не будет иметь детей. Ведь никто так не портит нравственно детей, как семья, где ни отец, ни мать не имеют никакого понятия о воспитании…

В общем, к 17-ти годам юноша начал поговаривать о самоубийстве.

"Матушка будет рада…"

От суицидальных мыслей будущего педагога взялся лечить местный батюшка по фамилии Григорович, который считал, что душевное уныние юнца связано с утратой веры в Бога. Со словами "матушка будет рада вас видеть" святой отец пригласил страдальца в гости.

Но что-то пошло не так.

Попадья Елизавета Федоровна увлеклась печальным юношей и, несмотря на разницу в возрасте (она была на восемь лет старше) и достаточно жесткие представления о поведенческих нормах в те времена, ушла из дома с Макаренко. Разразился скандал, которого городишко Крюков до того не слыхивал. Отец прогнал Антона из дому, но это ровным счетом ничего не изменило.

Елизавета Федоровна стала спутницей жизни для Антона Семеновича на ближайшие два десятка лет.

Дама сердца не совсем вписывалась в концепцию прежних увлечений Макаренко, воздыхавшего исключительно по красавицам. По оставшимся описаниям, Елизавета Федоровна была женщиной довольно грубых черт с носом, покрытым угрями. Но, очевидно, перебирать особо не приходилось. В конце концов, в женщинах главное – душа.

Долгий путь в педагогику

Изначально Макаренко пытался продолжать рабочую династию, но с железнодорожным делом не сладилось. В армию во время Первой мировой не взяли по здоровью. В 26 лет он поступил в Полтавский учительский институт. В вузе выделился, написав дипломную работу на тему "Кризис современной педагогики".

Но настоящим призванием стала работа с беспризорниками и малолетними уголовниками, то есть лицами, которые теоретически минимально подвержены воспитанию.

Человек на своем месте

В 1920 году Макаренко назначили руководителем детской колонии под Полтавой, которой новый начальник присвоил имя своего знакомого - писателя Горького. В 1926 году колонию перевели на территорию Куряжского монастыря под Харьковом.

Yes

По некоторым данным, на территории бывшей Российской империи после Гражданской войны насчитывалось около 7 миллионов безнадзорных детей

Контингент в учреждениях был, что называется, отборный – беспризорники, они же – малолетние преступники, карманники, гопники, некоторые участники взрослых преступных группировок. Часть прошли Гражданскую войну в различных воинских формированиях, в частности, махновских отрядах. После разгрома махновского движения его бывшие участники имели достаточно высокие шансы попасть под расстрел. Молодые бойцы занижали свой возраст, так как несовершеннолетних даже по законам военного времени к стенке ставить не полагалось.

Yes

Воспитанники коммуны имени Горького

Итак, с одной стороны баррикады было несколько сотен малолетних, выражаясь помягче, башибузуков. С другой – маленький, не особо развитый физически, не блиставший ранее лидерскими качествами человек, которого в детстве пинали все кому не лень и не любили девушки.

Но именно в этом мире Антон Макаренко не просто, что называется, обрел себя, а стал в один ряд с наиболее выдающимися харизматиками в истории человечества.

Новый мир Антона Макаренко

На отдельно взятой территории Макаренко удалось построить совершенно особый мир, отчасти близкий тому, который описывали классики жанра утопии, начиная от Томаса Мора. Сам Макаренко стал лидером своего мира. Своеобразным гуру. Если хотите, диктатором.

Макаренко отказался от термина "колония", назвав учреждение коммуной. Коммунары делились на отряды. В роли командиров отрядов по очереди бывали абсолютно все. Например, 16-летние подростки беспрекословно подчинялись 8-летнему командиру. Ответственность делилась на весь отряд. Если кто-то, выражаясь современным языком, косячил, тень падала на все подразделение. Поэтому каждый коммунар чувствовал двойную ответственность.

В 1927 году в поселке Новый Харьков была создана новыя коммуна имени Дзержинского. Коммуну Макаренко превратил в высокорентабельное предприятие. Воспитанники наладили производство фотоаппаратов ФЭД (назван в честь ныне "декоммунизированного" Феликса Эдмундовича Дзержинского). Модели были скопированы с немецкой "лейки". Но для пребывавшей в изоляции советской республики это был производственный прорыв: фотоаппараты различных моделей считались лучшими в стране и пользовались огромным потребительским спросом вплоть до 90-х годов.

Yes

Макаренко и воспитанники коммуны в поселке Новый Харьков

Заработанные средства подлежали строгому распределению. Сначала удерживалась стоимость питания, отопления, одежды. Оставшаяся часть делилась следующим образом. Четверть отчислялась на сберкнижку коммунара (эти деньги он получал по достижении совершеннолетия). Еще одна четверть — на содержание младших воспитанников, которые еще не работали. Одна восьмая шла в кассу взаимопомощи (из кассы выплачивались стипендии тем, кто после коммуны шел учиться в институт, и приданое девочкам на свадьбу).

Оставшиеся три восьмых отдавались коммунару на руки. Но рентабельность предприятия была такова, что и этот остаток был существенно больше среднего заработка рабочих на харьковских предприятиях.

Счастье было недолгим

В 1935 году Макаренко перевели в центральный аппарат украинского НКВД. Номинально - повысили в должности. Но по одной из версий, ведомство с помощью отставки Макаренко "рейдернуло" прибыльное предприятие. Коммунаров перевели на положение обычных рабочих с фиксированной стандартной зарплатой. 

Два года Макаренко работал помощником начальника отдела трудовых колоний в НКВД Украины. В его подчинении было 12 колоний. Но, очевидно, без живой работы с коммунарами он чувствовал себя не в своей тарелке. В 1937-м ушел в отставку, перебрался в Москву.

Сердце раскололось, как яблоко

На новом месте Макаренко полностью решил посвятить себя литературному труду. Любопытно, что в молодые годы он посылал пару рассказов крайне знаменитому в те времена Максиму Горькому. Но ответ "Буревестника революции" был для начинающего автора крайне неутешительным. Горький подверг рассказы уничтожающей критике и выдал резолюцию: "Писателя из вас не выйдет никогда".

Однако романы Макаренко "Педагогическая поэма" и "Флаги на башнях" (первый написан во время работы в Куряжской коммуне, второй - уже в отставке) – неоднократно переиздавались, тиражи в сотни тысяч экземпляров раскупались мгновенно. На полках Макаренко никогда не залеживался.

В отставке Макаренко побыл не более двух лет. Финал жизни в столь драматическое время "большого террора" был достаточно прозаичен – остановка сердца.

Макаренко мог бы стать фигурантом громкого дел, к чему были все предпосылки. Брат Виталий – служил у Деникина, активничал в белоэмигрантской среде. Макаренко открыто вел переписку с братом, в письмах не всегда лестно отзывался об окружающей действительности. Но, очевидно, у репрессивных органов были несколько иные критерии отбора "врагов народа".

1 апреля 1939 года из дома отдыха писателей в Голицино Макаренко ехал в Мосвку, чтобы показать переделки в сценарии к картине по его же книге "Педагогическая поэма". Сел в поезд и умер по дороге.

Врачи сказали: сердце раскололось, как яблоко…

Кто сегодня читает Макаренко?

Писатели и ученые, подвизавшиеся на поприще развития общественных наук во времена социалистического реализма, ныне не в фаворе. Вне всякого сомнения, опыт Макаренко изучается в педагогических вузах. Возможно, с крайне критической точки зрения. Трудовое и коллективное воспитание в эпоху строгого табу на использование детского труда и доминирования личного над общественным вряд ли могут восприниматься на ура.

И, тем не менее, находятся – хоть и редкие - почитатели таланта Макаренко и в наши дни. А в Германии существует центр по изучению педагогических методов Антона Макаренко. В Японии на психологических факультетах труды Макаренко входят в обязательную программу.

Методы Макаренко нашли применения не только (даже не столько) в воспитании трудных подростков, но и в "воспитании" работников крупных предприятий. За средства одной из косметологических компаний труды Макаренко были переизданы с предисловием: "Он сделал для процветания нашей фирмы больше, чем кто бы то ни было".

Yes

Памятник Антону Макаренко в Харькове демонтирован в 2011 году

В Харькове же памятник Макаренко был демонтирован, причем еще до активизации декоммунизаторских процессов, - без демонстративного свержения, без раскадывания каменных глыб. В общем, как говаривал один кинематографический персонаж, "без шуму и пыли". Местная публика исчезновения памятника даже не заметила. Возможно, склонное к мелкому бытовому индивидуализму современное сообщество на уровне подсознания стремится максимально абстрагироваться от всего сверхчеловеческого.

comments powered by Disqus