Личность, 11.11.2016

Пианист Темпей Накамура: За границей люди готовы платить 100-150 долларов за фортепианный концерт

Наталья Кобзар, 11.11.2016, 16:22

накамура, полянский, пианистЯпонский пианист-виртуоз Темпей Накамура и его украинский коллега Олег Полянский 8 ноября дали концерт в Харькове. Пообщаться с ними одновременно было особенно интересно: с одной стороны - разница в ментальности и подходах, с другой - поразительно много общего, как у людей, занимающихся одним делом и всецело им поглощенных.

- Ваша биография довольно необычна для музыканта. Вы прерывали занятия музыкой, так? Почему вы вернулись в музыку и как это произошло?

Темпей Накамура: Да, я прерывал занятия музыкой. Я прекратил заниматься, когда мне было 12 лет. Просто перестал видеть смысл в этих занятиях, банально не хотел заниматься музыкой.

Когда мне исполнилось 16, я пошел работать на стройку, в том числе потому, что хотел быть финансово независим от родителей. Однажды я остановился и подумал, что если еще 10-20 лет будет работать точно так же, на стройке, то проживу очень скучную и утомительную жизнь.

Поэтому в возрасте 17 лет я вернулся в музыку и поступил в музыкальную школу. Но та школа была ориентирована на музыкантов, которые потом будут играть в ассамблеях, причем исполнять не классическую музыку, а что-то современное – рок или поп.

После окончания этой школы я поступил в университет искусств, где специализировался уже на классическом фортепиано.

- В Украине бытует мнение, что музыка - довольно бесперспективное занятие, особенно для мужчины. Как с этим обстоят дела в Японии?

Темпей Накамура: Да, в Японии тоже довольно непросто заработать деньги музыкой. Но лично мне очень повезло. В 2008 году я получил контракт, благодаря чему начал давать концерты, стал знаменитым, много раз бывал на японском телевидении. Для меня музыка – это успешный бизнес. Конечно, немаловажная составляющая этого успеха – поддержка и помощь тех людей, которые меня окружают. Без них у меня бы не получилось.

Но отдельно отмечу, что в целом Японии даже учитель музыки вполне может обеспечить себя и семью. Потому что в целом ситуация с отношением к музыке в Японии намного лучше, чем в Украине. Посетить музыкальный концерт в Японии – это довольно дорого. К примеру, билеты на мои концерты стоят порядка 40 евро, а в целом могут достигать и 130-150 евро.

Понимаете, люди в Японии считают, что за хорошую музыку надо платить правильные деньги. Кстати, в Европе такого нет, там не хотят отдавать большие деньги за музыку. Но японский слушатель на это согласен.

Есть еще один момент. Да, современные музыканты не могут заработать продажей дисков, потому что большинство слушателей бесплатно скачивает музыку из Интернета. Но сейчас снимается много фильмов и мультфильмов, делается много игр, и все они требуют музыкального сопровождения. В современном мире это и есть работа для музыкантов – писать музыку для кино, игр, анимации, коммерческих видео для Сети. Да, это новая бизнес-модель, и некоторым музыкантам сложно изменить стиль своего мышления и принять эту ситуацию. Но те, кому это удается, становятся успешными музыкантами.

Олег Полянский: Добавлю, что выступление в Японии – это, образно выражаясь, предел мечтаний для всех гастролирующих музыкантов. Выступать в Японии – это очень почетно.

А в целом с музыкой в Украине, конечно, ситуация противоположная. Как мы здесь выживем? У меня тоже много поездок, путешествий, гастролей, и в общем я счастлив, что имею возможность жить именно здесь. Нас никто не спонсирует, но есть люди, которые активно нами занимаются и помогают нам по собственной инициативе, за что я им очень благодарен, конечно.

- Способен ли современный слушатель воспринять какие-то новые трактовки в музыке, оценить новые произведения? Или в основном зритель идет получить удовольствие от проверенной классики?

Темпей Накамура: Моя музыка не категорирована в какой-то жанр – ее нельзя назвать исключительно классической, или джаз-музыкой, или роком. Поэтому – да, мне достаточно сложно привлечь публику, особенно – новых слушателей. Потому что люди не знают, о чем идет речь, чего им ожидать от концерта, они боятся чего-то заумного, отталкивающего, несъедобного. Но после концертов публика в основном довольна: часто люди говорят "Вау!"

Моя музыка объединяет много жанров – это элементы и классики, и джаза, и народной музыки, и музыки из аниме и так далее. Поэтому часто то, что я пишу, называют новой японской традиционной музыкой.

Но в целом в Японии часто бывает так, что люди готовы прийти на концерт исполнителя, если этот музыкант уже признан в Европе, его воспринимают там или, например, в США. Для японцев это служит своего рода гарантией качества, и люди покупают билеты.

Олег Полянский: Да, тенденция неприятия чего-то нового – конечно, есть. Когда люди слышат словосочетание "фортепианный концерт", они представляют себе исполнение, условно говоря, Шопена, Чайковского или Рахманинова. А когда люди слышат, что выступит современный композитор, они начинают ожидать какого-то авангарда или эпатажа.

Это очень стереотипное мнение, что на фортепианном концерте должно исполняться только что-то известное - например, первый концерт Чайковского. При таком подходе фортепианные концерты превращаются в состязание между музыкантами, которые исполняют одно и то же. По моему мнению, это очень печально, потому что губит классическую музыку.

- Способна ли в принципе классическая музыка конкурировать с очень мощной индустрией развлечений? Как музыкант в современном мире может выиграть битву за зрителя?

Темпей Накамура: Есть такое типичное мнение: если музыкант играет хорошо – то на него априори придут и будут слушать. С моей точки зрения, все не совсем так. Артист должен не только хорошо играть: он должен думать, что именно нужно аудитории, что предложить. Мое мнение таково: на самом деле публике нужны музыканты с историей – только это способно действительно привлечь внимание. Людям интересно, что думает артист о тех или иных вещах, какую жизнь он ведет, потому что все эти моменты в итоге обязательно проникают в музыку. Интерес вызывает не столько манера игры, сколько, конечно, же личность музыканта.

Я иногда пишу в соцсетях свое мнение о каких-то политических вопросах, о жизни, да обо всем на свете – потому что людям хочется знать, что я думаю, в том числе о вещах, не связанных с музыкой. На протяжении концерта я тоже рассказываю о своей жизни или истории о том, как и благодаря чему родилась та или иная композиция.

Олег Полянский: Сложно что-то добавить к сказанному. Артист должен быть не просто исполнителем, который стоит на сцене и подает музыкальное блюдо. Он должен быть личностью, которая привлекает внимание.

- Во многие виды искусства сейчас проникают новые формы. Есть модерн-балет, есть монотеатр и так далее. Есть ли подобные тенденции в вашем виде искусства - или классика не требует новой подачи?

Темпей Накамура: У меня  есть опыт сотрудничества с танцором в Японии. Основой выступления была моя музыка, а танец был как бы сопровождением, аккомпанементом. Да, это было интересно.

Олег Полянский: Мне посчастливилось поработать в Бразилии с шоу танцоров и певцов. Что я могу сказать? Подобные новаторские формы, приемы всегда очень хорошо воспринимаются публикой – да, людям такой синтез интересен.

В целом я считаю, что классическая музыка допускает и даже требует новой подачи. В Европе сейчас очень популярны эксперименты именно с классической музыкой. Но в Украине подобные попытки крайне редки.

- Сколько часов в день вы играете на инструменте, чтобы сохранять форму?

Темпей Накамура: Когда я гастролирую и езжу по миру, у меня вообще нет возможности практиковаться. Если же я дома - то минимум 3-4 часа в день. Но я, прежде всего, композитор: мне гораздо ближе сочинение музыки, чем оттачивание техники исполнения.

- Какую музыку вы слушаете? Это не только классика?

Темпей Накамура: Конечно, нет. Это и классика, и джаз, и рок, и этномузыка. Из классиков – прежде всего, Рахманинов, Шопен, Лист, Годовский.

Кого еще могу назвать? Кейт Джаррет, Dream Theatre, Toto, Emerson, Lake & Palmer.

Хочу еще отметить Джо Хисаиси. Это один из самых известных в мире японских композиторов, он написал много саундтреков к фильмам и мультфильмам. Например, саундтрек к мультику "Унесенные духами" – его авторства.

Олег Полянский: Из классиков мне ближе всего Бетховен, Шопен, Лист, Алькан, Рахманинов, Прокофьев и, конечно, Бах. А в остальном в музыке у нас с Темпеем схожие вкусы.

- Ваш любимый писатель?

Темпей Накамура: У меня почти не остается времени на книги. Мне очень близко творчество Хоши Синьити. Это японский писатель-фантаст, но он практически не известен за пределами нашей страны.

Олег Полянский: Очень люблю Булгакова.

- Как вы относитесь к музыкантам, играющим на улице?

Темпей Накамура: Иногда это бывает хорошо, иногда - не очень. Я и сам пробовал играть на улице, мне был интересен этот опыт. Так вот – это требует совсем другого подхода. Публику на улице нужно прежде всего развлекать. Если я состредоточусь на своих ощущениях, буду играть медленно, или скучно, или даже просто исполню спокойную балладу - люди на улице не будут слушать.

Олег Полянский: У меня нет такого опыта. Но в принципе я нормально отношусь к этому явлению и не считаю, что оно как-то унижает музыку. Например, в Нью-Йорке выдающиеся музыканты часто выходят и выступают для людей в переходах метро. В этом есть нечто особенное.

- Вы преподаёте? У вас есть ученики? Как объяснить маленькому ребенку, что нужно чем-то жертвовать, как увлечь его с детства?

Олег Полянский: Да, у меня есть ученики. Понимаете, педагог не может просто словами объяснить ценность музыки и сделать ребенка заинтересованным. Но педагог может посеять семена, которые сейчас или впоследствии дадут эффект, может вдохновить, показать нечто такое, что хочется наследовать. Нужно сделать так, чтобы ученик сказал: "Вау! Я тоже так хочу!" – и начал заниматься по собственной инициативе. Нельзя силой заставить прогрессировать.

Темпей Накамура: Нет, я не преподаю.

- У вас есть кумир в вашем деле, человек, на которого вы равняетесь?

Темпей Накамура: Да, это Дьёрдь Цифра. Это феноменальный венгерский пианист, который великолепно исполнял Листа, а еще свои транскрипции и импровизации. У него была сложная судьба, он участвовал в Первой мировой, а после войны был арестован по политическим мотивам. В тюрьме над ним издевались, особенно – над его руками, потому что он был пианистом.  Только в конце жизни он достиг той известности, которую заслуживал. Это музыкант с историей.

Олег Полянский: Я не могу назвать одно имя. Есть очень много людей, которые меня вдохновляют. Это и пианисты, и композиторы, и писатели, и художники.

- Какие у вас впечатления о Харькове?

Темпей Накамура: Я раз приехал в Харьков во второй. Здесь, конечно, все совсем не так, как в Японии или Западной Европе. Здесь другие здания, другой метрополитен. Но у Харькова есть своя уникальная атмосфера, и мне она очень нравится.

Здесь особенная аудитория. У нее  много страсти и много желания насладиться музыкой, понять меня, проникнуть в мою музыку. Это вызывает эмоциональный отклик, желание дать слушателю еще больше и вернуться сюда еще раз.

У вас есть много одаренных музыкантов. Но из-за сложившейся экономической и политической ситуации у них почти нет возможности гастролировать и развивать свой дар. Жаль, что из-за внешних обстоятельств эти молодые люди лишаются шансов.

Мне бы хотелось через 10-20 лет, если я буду более успешен, организовать какой-то конкурс для молодых украинских пианистов, где музыканты будут исполнять мои произведения, а победители смогут получить возможность гастролировать в Европе или Японии. Я бы хотел поддерживать ваших молодых музыкантов, потому что в них есть гигантский потенциал.

comments powered by Disqus
RSS
Наши новости на вашем сайте