STATUS QUO

Об экологических и других мифах газодобычи

Главный геолог харьковской газодобывающей компании "Пром-Энерго Продукт" Сергей Сегеда рассказал о реальных и надуманных проблемах разведки и добычи углеводородов.

- Насколько я знаю, на территории Введенского сельского совета ваша компания столкнулась с беспрецедентным сопротивлением населения, жители показательно портят и уносят оборудование для сейсморазведки. Почему так произошло?

- Знаете, в соседнем Лизогубовском сельском совете эти работы уже закончены, хотя тоже было определенное сопротивление местных жителей. В итоге они благодарили наших коллег, которые занимались сейсморазведкой, потому что все произошло прозрачно, без хамства и серьезных конфликтов. Думаю, есть определенная хорошо организованная группа провокаторов, которые подстрекают людей на протесты против разведки и добычи углеводородов.

Да, во Введенском сельском совете мы столкнулись со сложностями. Несмотря на многочисленные встречи, объяснения, предоставление документов, часть жителей верит разнообразным мифам об ужасном вреде природе и людям в местах, где ведется добыча.

Я вырос в местности, где вокруг нас были одни месторождения. С детства видел все эти кабели и машины сейсморазведки, буровые станки, скважины, тягачи с трубами, установки подготовки углеводородов и т.д. Все мои родственники и соседи живы-здоровы.

avto.JPG

Экологическая обстановка в целом по стране ухудшилась из-за засилия пластикового мусора, неконтролируемого внесения химических удобрений на поля и частные огороды, использование фосфатных порошков, размещения выгребных ям рядом с колодцами и тому подобное. Согласитесь, в этих нарушениях экологических правил не виноваты компании по добыче углеводородов.

- Какие санитарные зоны должны быть вокруг ваших объектов?

- Согласно Государственным санитарным правилам планирования и застройки населенных пунктов, во время сооружения скважины со станком на электрических двигателях санитарно-защитная зона составляет 300 м от границы жилой застройки, на дизельных двигателях - 500 м.

- Поскольку мы начали говорить о мифах, то лично я слышала немало разговоров об отравленной питьевой воде и загрязненном воздухе при разработке недр.

- Давайте я вам расскажу о технологическом процессе, и мы с вами вместе найдем опровержение этому мифу.

Перед целевым бурением, как правило, рядом бурится артезианская скважина, потому что нам однократно нужен определенный объем пресной воды, рассчитанный в рабочем проекте на сооружение скважины. Затем, после окончания строительства глубокой (“газовой”) скважины, артезианская ликвидируется. Отбор этой воды никак не влияет ни на окружающую среду, ни на уровень грунтовых вод. Это проверенный многими поколениями процесс.

На водоносные объекты не влияет и наша глубокая скважина. Она имеет телескопическое строение, так как строится этапами. В процессе бурения раскрывается определенная часть верхних горизонтов, в толще которых имеются водоносные пласты, которые используются для водообеспечения в данном регионе. Затем раскрытый разрез перекрывается специальной обсадной колонной - кондуктором. Бурение скважины в этом интервале фактически проводится на одной пресной воде. Между стенками скважины и кондуктором закачивается цемент от устья до забоя. В обязательном порядке проводится контроль качества цементирования как этой, так и всех последующих колонн. Затем продолжается бурение.

В зависимости от глубины скважины и раскрываемого разреза, скважина оборудуется одной или несколькими техническими (промежуточными) колоннами, которые также цементируются.

Разрез с непосредственно раскрытыми углеводородными залежами перекрывается эксплуатационной колонной. Она состоит из металлических труб из высокопрочной стали и с газогерметичными резьбами. Она совместно со всеми ранее спущенными колоннами и устьевым оборудованием, смонтированным на поверхности, исключают попадание глубинных флюидов (газа) в верхние горизонты и наружу.

Что касается влияния на воздух, то еще на этапе проектирования бурения скважины учитываются и рассчитываются все возможные выбросы, в том числе при работе приводов, испытании скважины, проведении сварочных и покрасочных работ, основными из которых являются выбросы от дизельных двигателей.  Объемы всех выбросов согласовываются с СЭС и департаментом экологии. И такие выбросы не являются постоянными, это временное явление перед непосредственно добычей газа.

Итак, когда скважина пробурена, в течение нескольких суток она тестируется, при этом сжигается определенное незначительное количество газа. Но вспомните школьный курс органической химии: при сжигании природного газа образуются углекислый газ и вода. Насколько вредны эти вещества? Углекислый газ в незначительных количествах растворяется в атмосфере. Как ответственная компания, мы специально приглашаем специалистов из СЭС и экологических служб для отбора воздуха на границе санитарно-защитных зон скважин. По результатам всех выполненных многочисленных анализов в нашей работе мы не допускаем превышения предельно допустимых концентраций вредных веществ, которые могли бы повлиять на жизнедеятельность человека или состояние природы.

На поздних этапах разработки месторождения, когда оно начинает истощаться, происходит снижение пластового давления, падает дебит (то есть объем) газа, что ухудшает вынос пластовой жидкости, и она накапливается в скважине. Поэтому время от времени нужно делать ее продувку. Извлечь жидкость можно с помощью сепаратора, а можно делать это открытым способом. "Пром-Энерго Продукт" - высокотехнологичная компания, второй путь - не наш. Мы отбираем жидкий флюид с помощью специального оборудования.

- Почему на вышках иногда горит огонь?

- Огонь - это следствие сжигания углеводородов, так как их выпуск в атмосферу без сжигания запрещен. Это происходит при освоении и испытании скважин, при проведении технологических операций на установках подготовки углеводородов.

- А что Вы скажете по поводу другого популярного мифа - добычи сланцевого газа...

- Этот вопрос закрыт, хотя миф живуч, да. Добыча газа из сланцевых толщ на нашей территории нерентабельна, это утопия. Технология добычи такого топлива предполагает бурение очень большого количества глубоких скважин (3 тысячи метров и более) на единицу площади с проведением дорогостоящих операций по интенсификации притока. Себестоимость такого газа будет просто космическая.

- Когда выкачивается газ, в недрах образуется пустота, и мы все туда провалимся...

- (смеется) Нет, на самом деле такого случиться не может. Вы песчаник видели? Представьте себе на огромной глубине пласты-камни примерно такого вида. Они очень твердые и прочные. Под постоянным давлением горных пород сверху - 800-1000 атмосфер, которое существенно превышает давление флюидов внутри пласта.

Мы добываем только тот газ, который находится в сообщающихся порах породы. Как говорил Аристотель: "Природа не терпит пустоты". Пластовые воды, которые окружают и оконтуривают залежь, замещают освободившееся от углеводородов поровое пространство. Поэтому никаких пустот в недрах добытчики газа не образуют.

- В целом добыча углеводородов - очень прибыльное дело?

- Это еще один миф - разговоры о сверхприбыльности всех компаний, которые занимаются разработкой недр. Потому что это очень дорогостоящий и рисковый бизнес.

На Днепровско-Донецкой впадине только каждая третья скважина успешная и дала продукцию. Все остальные 70% были законсервированы или ликвидированы, затраты на них легли на бюджеты добывающих компаний. При этом стоимость одной скважины зависит от глубины и на данный момент составляет от 1-2 до 10 и более миллионов долларов.

Существуют риски как неполучения продукции в принципе, так и получения значительно меньшего дебита. Также могут быть риски при дальнейшей эксплуатации скважины: можно получить меньше прогнозируемых суммарных объемов газа, чем рассчитано при ее проектировании, может случиться преждевременное обводнение скважины. Много средств уходит на обновление и усовершенствование оборудования. Так, происходит периодическая плановая ревизия и замена внутрискважинного и устьевого оборудования, установок по подготовке газа, трубопроводов. Только опытные и высокотехнологичные предприятия могут не прогореть в добывающей отрасли.

Пользуясь случаем, я бы посоветовал жителям территорий, где ведется добыча углеводородов, не верить мифам, а думать о благополучии своей громады. Газодобывающие компании платят весомые рентные платежи как в государственный, так и в местные бюджеты, которые позволяют ремонтировать детсады, школы, медучреждения, дома культуры, дороги, строить водопроводы и заниматься уличным освещением. На что важно обращать внимание, так это на то, чтобы компания была ответственной, участвовала в социально-экономической жизни общины, выполняла требования экологического законодательства, была открытой и прозрачной в общении с местными жителями, чтобы ее представители рассказывали об особенностях своей работы на общественных слушаниях.


Анна Шалахина

comments powered by Disqus