ТОМОСТРАСТИ
Что в итоге получила Украина от Фанара?
Решение Фанара по Украине - безусловная победа украинской дипломатии, потому что произошло почти невозможное. Но ситуация с томосом, т.е. созданием Украинской автокефальной церкви, еще далека от завершения.

Итак, давайте разбираться. Ниже - части документа, принятого на Константинопольском Синоде, и небольшие комментарии к ним.


Священный Синод обсуждал, в частности, церковные дела Украины в присутствии Его Преосвященства архиепископа Даниила Памфилийского, Его Преосвященства епископа Иллариона Эдмонтского и патриарших экзархов в Украине. После широкого обсуждения синод постановил:

1) Подтвердить уже принятое решение о том, что Вселенский Патриархат приступает к предоставлению автокефалии церкви Украины.
Общий пункт, по сути, не говорящий ни о чем. Главный вопрос - что, по мнению Фанара, "церковь Украины"? Единственная каноническая церковь Украины - УПЦ, которая об автокефалии не просила. Других церквей, входящих в систему вселенского православия, на территории Украины нет. Правда, пока нет.

2) Восстановить состоянием на этот момент ставропигию Вселенского Патриарха в Киеве, одну из его многочисленных ставропигий в Украине, которая там всегда существовала.
Ставропигия — статус, присваиваемый православным монастырям, лаврам и братствам, а также соборам и духовным школам, делающий их независимыми от местной епархиальной власти и подчинёнными непосредственно патриарху или синоду.
Однако в некоторых случаях под ставропигией понимается что-то вроде дипломатической экс-территориальности. Представители патриарха или синода, находясь на "чужой" канонической территории, жили обычно в монастырях, которые находились в канонической власти той церкви, которая их направила. Эти монастыри назывались метохами, или подворьями.

Таким образом, здесь, видимо, речь идет о неком "посольстве" вселенского патриарха на территории Украины. Правда, непонятно, что это будет за место: ставропигия не может быть "виртуальной", как не может быть виртуальной территория посольства одной страны в другой.

Пока верстался материал, появилась информация о том, что президент Петр Порошенко предлагает передать Вселенскому патриарху Андреевскую церковь. Так что этот вопрос, похоже, начал решаться.



3) Принять и рассмотреть прошения об апелляции от Филарета Денисенко, Макария Малетича и их последователей, оказавшихся в расколе не по догматическим причинам, в соответствии с каноническими прерогативами Константинопольского Патриарха получать такие обращения со стороны иерархов и другого духовенства от всех автокефальных церквей. Таким образом, вышеупомянутые лица были канонически восстановлены в их иерархическом или священническом звании, также их верные были восстановлены в общении с Церковью.
Едва ли не самый интересный пункт. Во-первых, Филарет Денисенко и Макарий Малетич (предстоятель Украинской автокефальной православной церкви) названы по именам, без обычных в таких случаях титулов. Таким образом, Фанар ясно дал понять, что УПЦ КП и УАПЦ по-прежнему остаются за скобками вселенского православия.
Во-вторых, с них не снимается анафема. Многие СМИ, конечно, написали заголовки "С Филарета снята анафема", однако в данном случае формально она не снята, потому что может сниматься только тем церковным органом, который ее наложил (это был Архиерейский собор РПЦ). Да и вообще, снятие анафемы в силу своей редкости - процедура, толком каноническим правом не проработанная.
Вместо этого Фанар восстановил Филарета и Макария в их "иерархическом звании". Т.е. анафему снял по сути, но не юридически.
В-третьих, из этого пункта возникает вопрос, над которым бьются сейчас лучшие богословские умы. Вопрос этот звучит так: Так кто теперь Филарет?

Мало что объясняющий, но остроумный ответ родился из диалога известного богослова Андрея Кураева с представителем Фанара.
Тут же Кураев замечает: "Важно также отсутствие фразы "принять в сущем сане". "Восстановить в сане" - это про бывший статус, а "принять в сущем сане" - это нынешний. При этом "восстановить в сане" не значит восстановить на кафедре. То есть Филарет признан как митрополит, но не как Киевский".

На эту тонкость обратил внимание и сам Филарет в своей речи, посвященной решению Фанара.
Потому многие думают, что: "а может не патриарх, а митрополит"? Нет! Нет! Украина достойна иметь своего главу патриархом. Другого мы не хотим знать.
Филарет
Патриарх или митрополит?
Эти слова, вырванные из контекста, могут создать впечатление, что Филарет уже видит патриархом себя, и многие СМИ об этом поспешили написать. Однако в данном случае речь идет о патриаршестве как неотъемлемой части автокефалии. Для того, чтобы в этом убедиться, можно послушать речь Филарета, примерно с 10-й минуты.
Как бы там ни было, вопрос о будущем Филарета, Макария, УПЦ КП, УАПЦ остается открытым, и никакой ясности в него Фанар не привнес, запутав и без того непростую ситуацию еще сильнее.

Последний вопрос, на который стоит обратить внимание, - формулировка этого пункта не отменяет решений соборов РПЦ. Это важно потому, что означает: таинства и, прежде всего, таинства хиротонии, т.е. рукоположения священников, совершенные Филаретом и Макарием до этого момента, Фанар считает недействительными, а значит, и вся иерархия УПЦ КП, УАПЦ, как и они сами, продолжают оставаться вне вселенского православия.



4) Отменить юридическое обязательство Синодального письма 1686 года, выданного по обстоятельствам того времени, которое предоставило право через икономию Патриарху Московскому поставлять Киевского митрополита, избранного Собором духовенства и мирян его епархии, который должен был поминать Вселенского Патриарха в качестве Первого иерарха на любом богослужении, провозглашая и подтверждая свою каноническую зависимость от Константинопольской Матери-Церкви.
Очень хитрая формулировка - "отменить юридическое обязательство". Отменить сам документ Фанар права не имеет, а вот насчет "юридического обязательства" в каноническом праве ничего не сказано. Таким образом богословы Константинопольского патриархата ловко вышли из ситуации.

Но только на первый взгляд. Потому что возникает вопрос: Киевского митрополита какой церкви собирается назначать Константинопольский патриарх? Напомним, УПЦ КП и УАПЦ Фанар подчеркнуто игнорирует. Значит, речь идет об УПЦ. С чем сама УПЦ вряд ли согласится, тем более что митрополит киевский уже давно не "поставляется" РПЦ, а избирается пожизненно епископатом Украинской православной церкви и только благословляется Патриархом Московским и всея Руси.

Иными словами, Константинополь отменил "юридическое обязательство", которого уже и так не существует. Правда, при этом восстановил некое Status Quo, вернув себе право назначать Киевского митрополита. Но опять же возникает вопрос - что с этим правом делать дальше?

Отдельный интересный момент - формулировка "выданного по обстоятельствам того времени". Обстоятельства были и вправду любопытными, достойными отдельного упоминания.
По настойчивым просьбам будущего Киевского митрополита Гедеона и гетмана Ивана Самойловича из Москвы в Константинополь был отправлен посол-грек Захария Иванов (Софир) с целью получить грамоту о передаче Киевской митрополии под юрисдикцию Московского патриарха.

Патриарх Иаков отказался дать согласие без разрешения... османского визиря. Дело в том, что к тому времени Византия давно была завоевана, а Константинопольский патриархат находился в подчинении у турок (кстати, до сих пор Вселенский патриарх является турецким чиновником).

Московское правительство не стало обращаться к визирю, и 8 ноября 1685 года архиепископ Луцкий Гедеон был возведён Московским патриархом Иоакимом на Киевскую митрополичью кафедру.

Только после этого русские послы обратились к находившемуся в Адрианополе великому визиру, который, стремясь сохранить хорошие отношения с Москвой, дал согласие на переход Киевской митрополии под власть Московского патриарха.

Узнав об этом, Иерусалимский патриарх Досифей II согласился с этим решением и способствовал получению грамот у Дионисия, который приехал в Адрианополь, чтобы подтвердить своё очередное избрание патриархом у великого визиря.

Такой несколько замысловатый путь подчинения Киевской митрополии Москве до сих пор вызывает сомнения в законности произошедшего.
И последнее, на что стоит обратить внимание в этом пункте, - малопонятная не церковным людям формулировка "...который должен был поминать Вселенского Патриарха в качестве Первого иерарха на любом богослужении, провозглашая и подтверждая свою каноническую зависимость от Константинопольской Матери-Церкви".

Дело в том, что поминовение патриархов во время церковной службы - символический момент, который демонстрирует подчиненность конкретного прихода. Иными словами, Константинопольский патриархат, давая право назначать киевских митрополитов, в свое время отдельно подчеркнул, что киевская метрополия остается "канонически зависима" от Константинополя.

Дело это не столь важное. Достаточно сказать, что после 2014 года некоторые священники УПЦ отказались поминать патриарха Кирилла без всяких для себя последствий.

Но тем не менее, Фанар решил напомнить этот факт, подчеркнув, что документ, выданный в 1686 году, делал Киевскую метрополию зависимой от Москвы юридически, но никак не канонически. Отсюда, возможно, и родилась формулировка о "юридическом обязательстве", которая, не отменяя документа целиком, сохраняет каноническую связь Константинополя и Киева.



5) Обратиться ко всем участвующим сторонам с призывом избегать захвата храмов, монастырей и других объектов, а также любого другого акта насилия и возмездия, с тем чтобы мир и любовь Христа могли преобладать.

Вселенский Патриархат, 11 октября 2018 года
Главный секретариат Святого и Священного Синода
В данном пункте Вселенский Патриархат признает возможные проблемы с захватом храмов и прочие проявления насилия, которые может вызвать его решение, но призывом к ненасилию снимает с себя ответственность за это. Тем не менее, пункт этот должен быть: насилие в данном вопросе никак не послужит решению церковных проблем, а только усугубит их.
Что в итоге?
Решение Вселенского патриархата являет собой блестящий пример уже вошедших в историю византийских дипломатических игр. Хитрость Константинополя позволяла долгое время выживать со всех сторон окруженной врагами Византийской империи.

Этот документ ловко балансирует на грани канонического права и при этом оставляет больше вопросов, чем дает ответов: Что будет из себя представлять ставропигия Константинополя в Украине? Из чего и как будет формироваться Киевская митрополия Константинополя? Когда получит эта митрополия долгожданный томос? Какую роль будет играть Филарет? Что будет с по-прежнему находящимися вне вселенского православия УПЦ КП и УАПЦ?..

Таких вопросов, которые требую разрешения, могут быть еще десятки. Но главное в этой ситуации одно: процесс создания Украинской автокефальной церкви был начат, а это главное.

Made on
Tilda